Как научиться снова ходить

girl 1828536 1920 Советы на день
Содержание
  1. Обычный герой: заново научиться ходить в 40 лет
  2. Проснуться без движения
  3. Елена Шемякина, врач-кинезитерапаевт:
  4. Новая жизнь с ежедневной гимнастикой и мечтой о Гоа
  5. Дамоклов меч над каждым
  6. Диагноз, который поставили нашей героине, действительно не редкость, подтверждает Елена Шемякина, врач-кинезитерапевт Уральского центра кинезиотерапии. Точной статистики нет, но после 30 лет патология позвоночника в той или иной степени бывает почти у каждого.
  7. Заново учимся ходить после перелома: 5 действенных советов
  8. Когда начинается реабилитация?
  9. О чем нельзя забывать
  10. Как научиться ходить заново
  11. Как я научился ходить заново
  12. Про тестирование психики в школе в СССР или почему нельзя с собой брать топор на необитаемый остров
  13. Авария, травма мозга, кома. Как заново научиться ходить и говорить
  14. Беата Ардеева: три года лечебной физкультуры и занятий с логопедом
  15. Кома и прогноз
  16. Что я могла и чего не могла после травмы мозга
  17. Другие реальности и «видения»

Обычный герой: заново научиться ходить в 40 лет

54b058d8 resizedScaled 1020to680

Бывают такие места, где концентрация героизма на квадратный метр огромная. Так чувствуешь себя, когда оказываешься на встрече ветеранов Великой Отечественной или среди опытных хирургов, пожарных и спасателей, на счету у каждого — с десяток, а то и больше спасенных жизней.

Место, куда мы отправились сегодня, по атмосфере — точно такое же.

3c2fcedf resizedScaled 1200to800

Уральский центр кинезиотерапии на первый взгляд может показаться обычным спортивным залом. С одним отличием: тут почти каждый — герой.

Сюда приходят не любители фитнеса, а те, кто пережил сложную травму или тяжелую болезнь и хочет после этого встать на ноги. Вот молоденькая девчушка, которая после жуткой автокатастрофы не могла ходить, а вот бабуля, перенесшая сложную операцию и чуть не оставшаяся привязанной к инвалидной коляске, или молодой парень-спортсмен с серьезной спортивной травмой…

Их подвиг, конечно, совсем иного рода, чем у стариков-ветеранов или спасателей. Но найти в себе силы, чтобы подняться на ноги, несмотря на боль и страшные диагнозы, не сдаваться, не позволить себе стать обузой для родных — это тоже геройский поступок, признают даже доктора. Возьми любого: за спиной у каждого сложный шаг — победа над самим собой.

О том, каково преодолеть самого себя и научиться заново ходить, мы поговорили с одной из пациенток Центра — Еленой Рыбальченко.

bf6be522 resizedScaled 1200to800

История Елены тронула почти всех сотрудников. В ней не было страшных автокатастроф или травм, просто в один день Лена проснулась и не смогла ходить. Самое пугающее в этом то, что такое может случиться с каждым.

Проснуться без движения

Я легла спать, проснулась на следующий день — не могу встать. Все случилось так резко. Еще вечером ничего не болело, а утром — уже не могла ничем пошевелить. Меня срочно отвезли в больницу. Оказалось, межпозвонковая грыжа, причем давняя, большая. Сразу предложили операцию. Я, честно признаться, операции побоялась и отказалась наотрез. Спустя 15 дней меня выписали, но лучше не стало. Муж домой занес на руках — ходить я по-прежнему не могла. Все это время я практически не спала: не могла ни стоять, ни сидеть, ни лежать. Было очень больно, все время. Сначала болела спина, затем боль отдавалась в левую ногу, но спустя несколько недель мне казалось, что болит вообще все: каждый миллиметр, каждая клеточка тела.

Подруга с работы пришла и сказала: «Ну хватит раскисать. Еще кое-что попробуем». И на следующий день мы поехали сюда. В центр кинезиотерапии я буквально приползла: передвигаться могла только на четырех костях. Четыре часа меня обследовали главный врач, врач-кинезитерапевт и инструктор.

Елена Шемякина, врач-кинезитерапаевт:

278aca2f resizedScaled 120to120

— Елена поступила к нам с выраженным болевым синдромом, с выраженнейшим анталгическим сколиозом, проще говоря, разогнуться и ходить она не могла в принципе, по ночам не спала. Это достаточно сложный пациент, ведь обычно люди приходят сами, а Лену буквально принесли. И если обычно с пациентом работает врач и инструктор-реабилитолог, то тут мы привлекали и невролога, и главврача.

Меня отвели на диагностическое занятие. Толком я его не помню — все было как в тумане. Помню только, что меня попросили сделать четыре упражнения, а я на втором уже была в полуобморочном состоянии. Ребята тут же меня откачали, сварили кашу и накормили меня, напоили крепким чаем, в одеяло закутали. В общем, как с малым ребенком нянчились.

c3514249 resizedScaled 1200to800

Олеся — профессиональный инструктор-реабилитолог — каждый день она заново учила Лену ходить. «Пациенты в таком тяжелом состоянии у нас не редкость. Лене с трудом давалось каждое, даже самое простое движение», — вспоминает Олеся.

На первых занятиях мне нужно было делать всего-то по четыре упражнения — комплекс обезболивающей гимнастики. На это уходило по четыре с лишним часа. Самые простые вещи казались невыполнимыми, но с каждым днем было все лучше и лучше. Уже после первых нескольких тренировок я пошла сама. Согнувшись, но сама! На двух ногах, а не на четвереньках.

3ae3c84f resizedScaled 1200to800

Обезболивающая гимнастика состоит из нескольких простых упражнений, направленных на растяжку и развитие мышц пресса, спины и ног.

5a0ac559 resizedScaled 1200to800

Первое время даже эти простые упражнения давались тяжело.

Работа с весами и вовсе казалась чем-то невозможным. Проблемой было просто лечь на тренажер, не то что попытаться поднять один «блин» весом 20 кг, вес даже в 5 кг был неподъемным. А сейчас спокойно поднимаю 60 кг.

f31abfda resizedScaled 1200to800

В отличие от фитнеса, в кинезиотерапии упражнения направлены на то, чтобы устранить причину болезни — недостаточную работу мышц, спазмы и дефицит кровообращения. Каждое упражнение сочетает в себе и нагрузку, и растяжку. На этом тренажере, например, Елена растягивала левую ногу, которую долгое время не могла разогнуть.

7625139e resizedScaled 1200to800

Все нагрузки обязательно просчитываются в индивидуальном порядке, учитываются все противопоказания. Весь процесс восстановления проходит под строгим присмотром врача и инструктора.

13dfa38f resizedScaled 1200to800

Завершающим этапом ежедневных тренировок был массаж. Реабилитологи заимствуют тайские методики глубокой проработки мышц. Но и эта, казалось бы, приятная процедура вызывала боль — настолько были зажаты мышцы.

Я плакала, терпела боль, но знала — буду ходить. Как так — в 40 лет инвалид, прикованный к кровати? Нет, я так не хочу. Хочу вставать каждое утро и готовить завтрак мужу, идти на работу, ходить по магазинам, дома прибираться — очень простые и обыденные вещи начинаешь ценить. Я и не думала, что это так важно — иметь возможность просто встать и пойти, когда тебе захочется.

Мне очень помогало то, что ребята здесь вселяют в тебя уверенность. В самое сложное время вокруг было столько замечательных людей. Каждый инструктор подходил и говорил: «Лена, у тебя все получится»! Все посетители вокруг повторяли: «Ты будешь ходить, еще немного — и ты пойдешь».

Новая жизнь с ежедневной гимнастикой и мечтой о Гоа

И ведь получилось — я хожу! Но не все было гладко и быстро. Я попала сюда 22 ноября, а своими ногами пошла только 27 января. Врач Елена Александровна сразу говорила: «Не настраивайся, что ты встанешь мигом. Могут быть и улучшения, и спады». В середине курса было мощное обострение, когда все скатилось к нулю. Помню этот день в мелочах: 25 января я пришла на тренировку и меня скрючило так, что я опять еле-еле смогла встать хотя бы на четвереньки. 26 января я отлежалась дома, а 27-го встала и пошла. Сама! Не скрючившись, не нагнувшись, а прямая, как струнка. На пути от дома к машине я обычно два-три раза останавливалась отдыхать, а тут — на одном дыхании дошла и не устала. С тех пор хожу каждый день.

22a82be5 resizedScaled 1200to800

«Я как будто вторую жизнь проживаю: ценю каждый свой шаг и каждый день, который я прожила, не будучи прикованной к кровати. Каждый день без боли — это счастье», — говорит Елена.

В феврале я уже вышла на работу. Сперва проводила на рабочем месте всего по несколько часов, а теперь работаю полный рабочий день.

2832ceeb resizedScaled 1200to800

Раньше левая нога у Лены не разгибалась совсем, а теперь специальный растягивающий тренажер каждый день фиксирует новый рекорд. Сегодня растяжка на 110 градусов.

Моя жизнь сейчас изменилась кардинально. Каждый день теперь начинаю с гимнастики и заканчиваю гимнастикой. На работе коврик занял почетное место, если выдается свободная минутка — делаю гимнастику еще и днем.

3598ac3d resizedScaled 1200to800

Когда мы беседовали, у Лены в руках была распечатанная схема упражнений. «Это для мужа, сама-то я уже все наизусть выучила, а для него шпаргалка нужна», — говорит наша героиня.

Самое главное изменение в том, что я поняла, насколько ценно само движение. Как это важно — иметь возможность двигаться и жить без боли.

В октябре прошлого года на день рождения мне подарили путевку на Бали. Мы с мужем должны были улететь в конце января. Но с болезнью Бали пролетело мимо меня. Теперь в планах новое путешествие — уже на Гоа. Врачи разрешили, так что буду путешествовать и наслаждаться.

b001a48a resizedScaled 1200to800

Сейчас все упражнения Лена делает с мыслью о будущих путешествиях.

Глядя на меня, некоторые коллеги тоже занялись своим здоровьем. И это правильно. Самое страшное в том, что случилось со мной, — это может случиться с каждым. В любой момент. И единственный способ этого избежать — следить за своим здоровьем и прислушиваться к малейшим сигналам. Я уже сейчас, тщательно анализируя ситуацию, вспоминаю, что у меня иногда немела нога, побаливала спина. Но разве ж мы на это обращаем внимание?

Дамоклов меч над каждым

Диагноз, который поставили нашей героине, действительно не редкость, подтверждает Елена Шемякина, врач-кинезитерапевт Уральского центра кинезиотерапии. Точной статистики нет, но после 30 лет патология позвоночника в той или иной степени бывает почти у каждого.

489017a3 resizedScaled 1200to800

«Мы все ходим на двух ногах, силу тяжести никто не отменял, и у нас у всех есть патологии позвоночника. Вопрос в состоятельности мышечно-связочного аппарата. Если у людей мышцы работают активно, нет отеков, застойных явлений и воспалительных процессов, то даже при наличии грубых дефектов межпозвонковых дисков и самих позвонков человек может себя вполне комфортно ощущать. Но если физическую нагрузку организму не дают или дают неправильно, то болевой синдром может появиться в любой момент», — говорит врач.

Врач советует: если болевой синдром проявляется достаточно часто или переходит в хронический, нужно идти к терапевту или неврологу, лечить не только симптомы, но и причину — тренировать мышцы, улучшать кровообращение, избавляться от спазмов.

В конце концов жить с болью в спине — все равно что сидеть под дамокловым мечом. В какой-то момент он все-таки может сорваться с конского волоса.

Источник

Заново учимся ходить после перелома: 5 действенных советов

Перелом ноги — дело серьезное. Важно не только грамотное лечение, но и правильная реабилитация, для полного восстановления и возобновления функционала. В зависимости от того, какой был перелом и какая часть ноги была повреждена определяется продолжительность ношения гипса, а следовательно и реабилитация. Важно помнить, что у обездвиженной ноги в некой степени атрофируются мышцы и их нужно заново разрабатывать. Давайте рассмотрим подробнее реабилитацию после перелома колена и как правильно наступать на ногу после гипса.

Когда начинается реабилитация?

Не стоит думать, что процесс реабилитации начинается после снятия гипса. Важно задуматься о нем буквально сразу, когда стихнет сильная боль. Обычно это происходит день на 5, а иногда и раньше, в зависимости от места и степени повреждения. Все время сидеть вредно и лучше, чтоб нога большей частью находилась в естественном положении — изгиб около 5 градусов в колене и тазобедренном суставе.

О чем нельзя забывать

Из-за слабости мышц может возникать плоскостопие. Чтоб избежать нежелательного поворота важна правильная ортопедическая стелька, а иногда и сама обувь (особенно если травма лодыжки).

По поводу возобновления подвижности — первое время важно быть максимально аккуратным с ногой — никаких лишних нагрузок и постельный режим лишним не будет. После утихания боли можно пробовать ходить, правда для начала с костылями и на небольшие расстояния.

Как научиться ходить заново

После снятия гипса ноге нужны нагрузки. Первое что вы почувствуете — слабость, нога становится словно чужая и управлять ею будет не так просто. По мере возможности нужно добавлять нагрузки и делать разного рода упражнения:

Начинать нужно постепенно под присмотром лечащего врача!

После снятия гипса первое время работать будут по-прежнему здоровая нога, нужны будут костыли и опоры. Более того — не желательно делать первые шаги самостоятельно — желателен присмотр кого-то из близких. Но как только получится наступать на пострадавшую ногу — нужно начинать разработку. Важно давать нагрузки на разные группы мышц. Этого можно добиться разного роду упражнениями, например ходить какое-то время только на пяточках, а потом только на носочках и так далее. Подберите комплекс, который вам максимально подойдет. На более поздних этапах реабилитации нужно увеличить нагрузки максимально — буквально до изнеможения ходить и разминать ноги.

При особо серьезных переломах — таранная и пяточная кость — нагрузки можно давать только через 4-6 месяцев.

Лучше всего обратиться за помощью к профессионалам. От того как правильно пройдет реабилитация и восстановление зависит то, как быстро и качественно вы сможете вернуться к привычному образу жизни.

Источник

Как я научился ходить заново

Жрать захочет, сам дойдёт — отличный психолог.

1448189180192167415

Звучит как сцена из фильма ужасов.

Я однажды так упал на спину лет в 10-11, высота небольшая, метра полтора, но на утоптанную плотную почву. Ударило знатно, и тут я понял, что не могу дышать. Успел впасть в панику и подумать что вот оно, всё, допрыгался, но потом через пару секунд будто вспомнил, как вдохнуть, и отпустило.

Ну а щас-то чего? палки или чувствуешь?

А самое поразительное, что автор и вправду считает недохирурга хорошим психологом. И это в 43 года. Видимо, сильно головушкой ударился в детском лагере.

Выглядит как цитата из Ефремовского «Лезвия бритвы», тамошний ГГ как раз такими «симулянтами» занимался, правда более решительными методами типа внезапно заорать «встань и иди!».

m1511817 1613425562

Про тестирование психики в школе в СССР или почему нельзя с собой брать топор на необитаемый остров

Когда я учился в шестом классе, к нам привели психолога для тестирования. Это было в 1989 году, СССР. Шестой класс, 11 лет ученикам. В тот момент была реформа образования и мы сразу с четвертого класса перескочили в шестой, потому и возраст такой.

Прошел месяц или два. Новый год, зимние каникулы, ляпота и мандаринка в подарок. А еще два кусочка шоколадки и половинка зеленого банана которые папа привозил из Москвы когда ездил туда в командировку. Но я не об этом.

После зимних каникул в школе всегда проводили общее родительское собрание. И на этом собрании после всей политхерни (не забываем, что это был СССР) начинают рассказывать про меня.

Далее со слов моей мамы: 3fir Эфирович мальчик со сложным нарушением психики, ему требуется поддержка специалистов и вообще он может быть опасен для общества и для учеников школы. Потому что все дети написали правильно, возьмут любимую книжку, ручку и тетрадку, пионерский галстук или в крайнем случае свою собачку и только 3fir написал, что возьмет топор. Это говорит о том, что ребенок воспитывается в крайне сложной обстановке, он не может влиться в общество и так далее и тому подробное. Там было еще про шовинизм и нацизм в отношении учительницы русского языка, но это другая история, расскажу если попросите.

Моя мама работала и сейчас работает учителем начальных классов. В другой школе. В данный момент заслуженный учитель Украины и куча там всяких регалий. Мой отец в тот момент работал инженером и начальником производства на крупном предприятии, до этого служил в ВВС СССР, но ушел на пенсию по болезни.

Выслушав эту тираду, моя мама встала и высказала в ответ всё, что она думает о психологе, учителях, директоре и всех к этому причастных. Я не знаю слов, но думаю это были достаточно заковыристые и очень неприятные для обидчиков выражения.

В итоге в этот же день я был выдернут в школу, вместе со мной она забрала все мои документы и через три дня я учился уже в другой школе. Вышел как раз на 23 февраля. Но эту историю я запомнил на всю жизнь и сейчас стараюсь учить своего сына думать головой перед принятием решения и всегда продумывать вероятности наперед.

PS: Маньяком я не стал, социопатом тоже. А жаль. Было бы проще в этой жизни.

Источник

Авария, травма мозга, кома. Как заново научиться ходить и говорить

Беата Ардеева: три года лечебной физкультуры и занятий с логопедом

Беата Ардеева писатель, блогер, в прошлом ведущая Муз-ТВ и MTV

12 лет назад поклонники группы «Тату» были обеспокоены отсутствием информации о продюсере группы, бывшей телеведущей MTV Беаты Ардеевой. Говорили, что она попала в автокатастрофу — и больше никаких подробностей. Сегодня они известны — пережив очень сложный реабилитационный период, Беата написала о своей жизни до и после аварии подробную книгу.

1

Я всегда была сложной, но «правильной девушкой». Очень хотела учиться в университете и много путешествовать — и училась, и ездила по разным странам. Очень хотела быть звездой и работала телеведущей, очень хотела много поклонников и фотографий и даже давала интервью и выбирала журналы для фотосессий. И снова летала по миру в качестве сопродюсера успешного проекта!

В итоге я попала в аварию, и та жизнь закончилась. Произошло так.

Вдвоем с лучшей подругой мы поехали к морю заботиться о своем здоровье и кататься на байдарках по горным рекам. Поздней ночью в Турции я ехала по горному серпантину, одна и за рулем. Кто-то «вылетел на встречку», я автоматически сдала вправо и в итоге врезалась в столб и скатилась по горе вниз, многократно перевернувшись. Как в кино.

Кома и прогноз

Авария была очень серьезная, но я сломала только ключицу. Основной травмой был сильный ушиб мозга, после которого наступила очень долгая кома. Когда я очнулась, то узнала, что уже четыре дня в коме считаются критическим сроком. Я оказалась в ней на 33 дня. Еще были мелкие порезы и ушибы, которые пришлось зашивать и лечить, что полностью разрушало мой образ красавицы.

Мне повезло: уже через несколько часов из Москвы спасать меня прилетел любимый бывший муж, и так ситуация сразу оказалась под идеальным и чутким контролем. Он приехал вместе с другом, который прекрасно знает турецкий язык. Через месяц русские врачи и мои родные приняли решение: в этом состоянии перевезти меня в Москву, где я очнулась на следующий день.

Сроки восстановления врачи предсказать не могли — с моей травмой это было сложно. И именно тогда мои родственники впервые услышали фразу, которая стала ответом на все вопросы о прогнозах в ближайшие три года: «Все очень индивидуально!». Имелось в виду, что у всех пациентов все происходит по-разному, и никто не может предсказать, как будет у меня.

Увидев потом свою историю болезни, я поняла, что действительно обещать что-то было сложно: «В ходе проведенного лечения отмечается: появление попыток речи на 44-е сутки, расширение контакта и односложные ответы — на 58-й день с момента травмы. » Ко всему прочему первое время я еще и дышала с помощью трахеостомической трубки.

Мой отец ученый, и он сделал тест, который никогда не придумали бы медики. Прислушиваясь к моему еле слышному шепоту и пальцем регулируя шум и свист из отверстия в горле, он задал короткий вопрос: «Как будет „голова“ по-английски?». Ответ «head» его успокоил. «А по-французски? По-итальянски? По-немецки?». По словам отца, ему стало значительно легче, когда «после пары незнакомых слов» он услышал «kopf» на немецком. Тогда он пришел к выводу, что я смогу восстановиться, и теперь нужно только время.

Что я могла и чего не могла после травмы мозга

Я не помню этих дней, помню только частые тесты в последующие два года, когда психологи предлагали мне вспомнить таблицу умножения или последовательность нот. И их я помнила тоже.

Я уже могла общаться с окружающими, но еще не осознавала себя. Вот одно из первых воспоминаний. Однажды я сидела в палате с родственниками — они чем-то меня угощали. Следующий эпизод: я мою руки и неожиданно вижу себя в зеркале. Я всегда мечтала похудеть, но ужаснулась, увидев себя костлявой — за время комы я похудела до 40 кг. Я вернулась в палату со словами: «Жрать! Быстро и много!». Потом удалось вспомнить и моменты, когда я еще не научилась ходить и меня возили на каталке.

Еще долгое время я говорила громким шепотом и очень медленно, не могла читать. Медики всегда заботливо спрашивали, двоится ли у меня в глазах. А я не знала, как объяснить, что я вижу не два предмета вместо одного, а сто, как будто смотрю через толстое мутное стекло. Только через несколько месяцев я снова смогла читать — до этого могла только писать, потому что неплохо помнила клавиатуру.

После реанимации я по всем правилам провела месяц в реабилитационном профилактории, где училась ходить и говорить. За месяц не научилась, но стала чуть лучше отличать правую сторону от левой, небо от земли. Я еще плохо соображала, с трудом находила даже выход из комнаты и вообще плохо ориентировалась без помощи мамы, но спустя месяц после возвращения уже уверенно начала вести дневник на домашнем компьютере. Я очень многого не помнила, но почему-то прекрасно знала, что такое «Copy», что такое «Paste» и как переключать шрифт с латиницы на кириллицу. Только видела напечатанное я еще очень нечетко.

Я привыкла быть активной красоткой — поклонники, путешествия, бесконечные новые идеи и проекты. Времени всегда было катастрофически мало! И вдруг. Все стало иначе: ходить и нормально говорить я разучилась, лицо было в шрамах — но даже этого я не могла видеть, потому что все было «очень размыто» первые полгода. А времени стало даже слишком много.

Несколько месяцев ушло на то, чтобы научиться хоть как-то ковылять. Я не знала, что впереди еще три года лечебной физкультуры — ожидала улучшений быстрее и поэтому активно занималась. Может, поэтому и получилось все всего за три года.

После первых недель занятий лечебной физкультурой в Институте нейрохирургии инструкторы заботливо предложили мне специальные приспособления, облегчающие ходьбу. Спросили, хочу ли я пользоваться палочкой или специальной тележкой (которая крепко стоит на полу и катится на четырех колесиках, а мне нужно просто за нее держаться). Помню, что я ничего тогда не знала о возможных сроках восстановления и физкультурной подготовки, но сразу ответила: «Нет!».

Хорошо помню, как ужасалась на занятиях лечебной физкультурой (в течение двух лет), что мне необходимо думать, какую мышцу сейчас следует напрячь, чтобы нога оторвалась от земли и сделала шаг. А потом следующий. А потом следующий. И я все думала и думала — сами ноги почему-то не шагали.

2

Первые полгода я с трудом держала равновесие и одна на улицу я не выходила и, конечно, большое спасибо всем, кто составлял мне компанию и кого можно было держать за руку! Конечно, каждая девушка часто думает о предложении ей руки и сердца от мужчины — так вот, рука это тоже очень важно!

Потом я научилась ходить и еще около двух лет прихрамывала — не потому, что у меня болели ноги, а потому, что была нарушена координация, и многие движения при ходьбе я делала «не по порядку». Если я нервничала, то вообще забывала всякий порядок движений — очень многое зависело от эмоционального состояния! А нервничала я почти всегда.

Ну, плюс к этому у меня не было голоса (и он восстанавливался особенно медленно), и было много шрамов. Мимика восстанавливалась тоже долго, и первый год я с трудом выговаривала слова, а улыбалась примерно раз в месяц.

Я знала слово «амнезия» — это когда все забываешь, но после реанимации узнала, что она может быть такая разная! Я не забыла все — я помнила орфографические правила и иностранные языки, но некоторые события моей жизни просто стерлись. От года запомнившиеся эпизоды и моя выборочная амнезия не зависели — в одном и том же году могли быть и очень яркие, и забытые события. Потом все восстановилось, но пришлось многому удивляться.

Я была «очень умная» — помнила языки, грамматические правила и даже команды текстового редактора, но качалась, пыталась остановить трясущиеся руки и выглядела полной идиоткой. Мой взгляд был таким «неприлично рассеянным», что еще в течение следующих трех лет меня регулярно останавливала милиция-полиция для соответствующей проверки — и я каждый раз рассказывала свою душераздирающую историю, иногда уже и развлекаясь. Со временем я догадалась носить очки, а потом и носить с собой распечатанную историю болезни. Потом перестала, но, видимо, рано — все равно иногда останавливали, и прекратили это делать только лет семь спустя после аварии.

Другие реальности и «видения»

Я не знала, что лежу в больничной палате на кушетке и передвигаюсь исключительно на каталке, потому что в это время жила привычной жизнью. Я ездила с «Тату» по европейским странам, встречалась с журналистами и вообще просто продолжала привычную работу. Так, на одном из телешоу «Тату» выступали с одной из песен и почему-то долго не появлялись в студии. Через полчаса ожиданий и поисков я предположила, что выступление отменили, и с волнением спрашивала об этом местных журналистов. «Отменили, отменили!» — ответили мне, и только после этого можно было успокоиться. Сейчас я понимаю, что эту новость об отмене шоу сообщила мне медсестра в постреанимационной палате Института нейрохирургии в ответ на мои беспомощные попытки разобраться. Моя подруга даже помнит рассказ медсестры о тех моих переживаниях и вопросах.

Эти «реальности» можно сравнить со снами. Я не летала и не видела «шестикрылых чудовищ» — я жила в привычном мире и даже ходила на работу. Я легко попадала в прошлое и заново проживала некоторые дни. Иногда я переживала прошедшие дни, будучи другими участниками событий. Так я видела те же эпизоды их глазами — и так сразу становились понятными их логика и их поступки.

Каждую ночь и каждый день я оказывалась в разных эпизодах своей жизни, иногда в жизнях своих знакомых. Все это может показаться «невероятными снами» и «безумными видениями», но я там жила и все это чувствовала — а с этим-то как быть?! Эти вопросы я решила задать психологу во время планового визита.

Я очень вкратце сообщила о своих переживаниях. Но по реакции психолога сразу поняла, что выгляжу и говорю, как душевнобольная. С очень внимательным и заботливым лицом психолог спросил, часто ли меня «это беспокоит», после чего я прекратила свои рассказы и постаралась забыть об этом навсегда. Потому что очень хотела быть нормальной! Вскоре прекратились и «видения», и я больше не отвлекалась — стала просто учиться ходить и говорить.

Конечно, больше всего мне помогла поддержка родных. Родные люди — те, кого ты чувствуешь родными, с кем понимаешь друг друга без слов. Я не стеснялась своего ужасного состояния и не старалась привычно произвести «выгодное» впечатление — у нас было общее понимание происходящего и общие цели! Однако очень важно понимать, что для такой бескорыстной и идеальной помощи сначала нужны и собственные действия и намерения. Иначе чему помогать?!

Информация на сайте имеет справочный характер и не является рекомендацией для самостоятельной постановки диагноза и назначения лечения. По медицинским вопросам обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector