Как называется оборотень медведь

girl 2366438 1920 Советы на день

Bestiary.us

Быстрый переход

Медведи-оборотни

norn

julien carrasco werebear as

pn5f9f 5aog1

e85974c3216b1

morozko

WereBeasts1

«Оборотни – особая порода людей. Мужики чаще оборачиваются в медведя, а женщины – в свинью»

«я не весьма давно от одного знатного, но нерассудного дворянина слышал, якобы он сам несколько времени в медведя превращался, что слышащие довольно вери­ли»

Татищев в одном из примечаний к своей «Российской Истории» (9: т.3)

Как правило у современного человека слово «оборотень» вызывает ассоциации в первую очередь с человеком-волком, однако у некоторых северных народов не менее распространенной была вера в оборотней-медведей. Отголоски чего можно встретить даже в названии медведя: латышский «lācis», литовский «lokys» (из *tlāk, сродни прусскому «clokis») ассоциативно схожи со славянским словом «волкодлак», то есть оборотень (*). При этом происхождение самого слова «волкодлак», как и смысл самого наименования, также вызывает споры. По одной из версий, «волкодлак» — «волк-медведь» (286).

Скандинавы и германцы

В Скандинавии верили, что берсеркеры умеют перекидываться в медведей и волков (*), причем наиболее неистовые и сильные воины обращались именно в медведей.

«Скандинавская старина так же допускала превращение в медвежий образ, и в Норвегии до сих пор существует убеждение, что подобным чародейным искусст­вом обладают лапландцы; а датская песня упоминает о железном ошейнике (eisenhalsband), надевая который — человек делается медведем.»

А.Н.Афанасьев «Поэтические воззрения. » (9: т.3)

Присутствует этот оборотнический ошейник и в германских легендах.

О медведе говорят, что это — заколдованный человек, и что медведица рожает детей, но они превращаются в медвежат, если она ударит их лапой. Не ударенный же медвежонок остается самым обычным ребенком и вырастает человеком (1238).

Также стоит отметить, что у этих народов широко распространены мужские имена «медвежьего происхождения».

Саамы

Былички о превращении в медведей есть и в фольклоре саамов.

«Рассказывают, что жили некогда три сестры. Они ушли от людей в лес, обернулись медведицами и жировали там все лето. Зимой же устроились в берлоге. Тут медведиц и обнаружил охотник. Он окружил берлогу своими знаками и позвал на помощь других охотников. Те разбудили «зверей» и двоих медведиц убили. Только они освежевали их туши, как выскочила третья сестра-медведица и бросилась на распластанную шкуру сестры — лишь одна лапа не попала на шкуру. Девушка вернула себе человеческий облик, но одна рука у нее навсегда осталась медвежьей лапой» (350: с.162).

«Обским уграм известны и мифы о медведях-оборотнях.

«Медведь почитался у коми, как и у всех финно-угров, сверхъестественным существом, наделенным разумом и силой.

Однажды медведь попросил у небесного бога (или у популярного у коми святого — Миколы-угодника) большой палец — такой же, как у людей. Бог обещал исполнить его просьбу, но сказал, что в таком случае собаке он даст охотничий лук, а человеку крылья. Тогда медведь отказался от своей затеи. Зато он сам мог превращаться в человека, перекувыркиваясь через медвежью шкуру: так же поступали и колдуны-оборотни (вспомним сказки о «мороке»).

Рассказывают, что сначала медведь обитал на небе и был сыном самого Ена, но однажды прельстился на земную пищу — горох и, спустившись по гороховому стеблю, стал жить на земле.

Смерть (кулём) коми представляли в образе черного медведя» (350: с.218).

Кроме всего вышеперечисленного в фольклоре народов коми существует богатырь Кудым-Ош («ош» — медведь), мать которого — могучая одноглазая ведунья, зачала сына от медведя. По многочисленным легендам Кудым-Ош стал вождем одного из племен коми и одновременно жрецом, наделенным сверхъестественными способностями. Кудым-Ош прославился как культурный герой — в дальних странствиях он научился выращивать хлеб; он первым отыскал залежи руды и научился выплавлять железо. Кудым-Ош научил людей делать долбленые челны — раньше коми плавали на плотах. Как многие культурные герои (этакий коми-терминатор :), он перед смертью пообещал, что еще вернется на землю (350: с.215-216).

Ханты

«На другом краю финно-угорского мира, у хантов, рассказывали быличку о том, как жил одинокий старик, и к нему пришел другой белобородый старец, который и предложил ему сотворить чудо. Они подошли к кривому дереву, перевернулись через него и стали медведями. На зиму сделали берлогу. Но старец-знахарь знал больше, чем девицы из саамской былички. Он предупредил своего собрата-оборотня, когда придут охотники. Медведи приперли дверь берлоги рогатиной, охотники потоптались-потоптались, да и ушли ни с чем. Весной же старики снова превратились в людей, перевернувшись у кривого дерева. И живут до сих пор.

Хантыйская быличка объясняет, почему старики приняли облик медведей: в берлоге легче было пережить голодную зиму. Вспомним средневековые рассказы о людях Лукоморья, что засыпали на зиму.

Саамский и хантыйский рассказы, в свою очередь, поясняют русскую сказку о «мороке». Некий прохожий просится ночью в избушку переночевать. Хозяин пускает гостя, но требует, чтобы тот всю ночь рассказывал ему сказки. Гость («морока») заговаривает хозяина настолько, что внушает ему, будто и рассказчик, и слушатель превратились в медведей. Они убегают в лес, охотятся, а на зиму роют берлогу. Морока объясняет своему хозяину, как себя вести, если придут охотники. Тут пришедшие охотники убивают мороку, а замороченный хозяин, пытаясь спастись, бросается на шкуру убитого, чтобы перекувырнуться на ней и, стать человеком, — падает с полатей и приходит в себя» (350: с.162-163).

Славяне

В целом медведь для славянского фольклора — персонаж достаточно значимый, в многочисленных сказках, легендах и былинах с медведем нередко сравнивают богатырей, а также природных духов и демонов: чёрта, лешего, и даже домового: «Домовой может быть и медведем, а точнее полумедведем-получеловеком: его описывают как медведя, только с человеческими ступнями и головой (Тамб.); домовые «на взгляд неуклюжи, как медведи», — руки и ноги их толстые, они покрыты шерстью (Тульск.); в одном из южнорусских рассказов описывается превращение домового в медведя» (286).

Также славяне верили в то, что недобрые для человека духи (например, кикимора) боятся медведя. Интересным фактом является то, что согласно славянским поверьям, медведь — единственный среди зверей — имеет душу. И выглядит она (душа медвежья) как щенок (58: с.162). Возможно, это связано с легендой о происхождении медведей, согласно которой Бог превратил в них людей в наказание за прегрешения или непослушание (58: с.107).

Kiedy jeszcze Chrystus ze Św. Piotrem po ziemi chodzili, jeden młynarz chcąc się przekonać, czy Chrystus był prawdziwym Bogiem, ukrywszy się pod mostem, na przechodzących wyskoczył, w chęci nastraszenia. Chrystus rzekł wtedy: „Ty, co chcesz straszyć, bądź straszydłem dla ludzi” — i zamienił go w niedźwiedzia. Taki więc jest początek tego dzikiego zwierza, który raz pierwszy pokazał się na ziemi, zachowując w łapach przednich kształt ręki człowieka.

Lucjan Siemieński «Podania i legendy polskie, ruskie i litewskie» (1193: s.94)

«. медведь, говорят поселяне, был прежде человеком. Когда-то в старину странствовали по земле св. Петр и св. Павел. Случилось им проходить через деревню около моста. Злая жена и муж согласились испугать святых путников, надели на себя вывороченные шубы, притаились в укромном месте, и только апостолы стали сходить с мос­та — они выскочили им навстречу и заревели по-медвежьи. Тогда апостолы сказали: «щоб же вы ривили отныни и до вика!» С той самой поры и стали они медведями.»

Lucjan Siemieński «Podania i legendy polskie, ruskie i litewskie» (9: т.3)

«Человеческое происхождение медведя отражено во многих восточнославянских поверьях.

Более того, медведь также воспринимался как животное воплощение бога грома Перуна, который в таковом образе (по аналогии с греческим Зевсом) нередко развлекался, похищая девиц. «В одной из русских сказок похищаемые девицы прямо названы Луной и Звездою; на крыльях вихря уносят их оборотень-медведь (или лесное чудо) и чудо морское, то есть мрачные тучи, так как дождящего Перуна почитали морским царем, владыкою облачного моря, и давали ему животненный образ медведя» (9: т.2).

Другое воплощение Перуна, сродни упомянутому выше богатырю Кудым-Ошу из коми-пермяцких преданий — персонаж русского фольклора Медведко: «сын женщины и медведя, выше пояса — человек, ниже пояса — медведь» (286).

Также у славян существовали поверья, что волхвы могут обращаться в медведей. Славянский медведь-обротень — Берендей.

Художественная литература, Фильмы, Игры

В сказке Владимира Галкина «Седой медведь» и в снятом по ее мотивам одноименном мультфильме (1988) мальчик-сирота встречает в лесу медведицу с медвежонком. «Обернулись дважды они вокруг ели серебряной и стали барышней-красуньей, да девочкой-шалуньей. Повели они его в свой терем, да угощали» (****). Спустя много лет, повзрослевший парень неоднократно заступается за медведей, но тем не менее охотники убивают тех самых медведицу с детенышем. После чего он сам четырежды обходит серебряную ель и становится медведем:

Склонил голову, подошел к ели. А та махнула веточками, и почудилось ему, вроде кто шепчет на ухо:

— Не кручинься, Никитушка. Помочь твоему горю можно. Сорви с меня две шишки — одну большую, другую маленькую, кинь в сторону села, сам обойди меня четыре раза.

Но тут вспомнил Никитка слова медведицы: «Кто четвертый раз ель обойдет — медведем обернется и не сможет среди людей жить». Однако не стал раздумывать, все исполнил, как ель указала. Сорвал шишки, кинул в сторону села, обошел ель четыре раза и обернулся медведем.

В диснеевском мультфильме «Братец Медвежонок» («Brother Bear», 2003) юноша убив медведя сам превращается в такового. В зверином обличьи он общается с животными и учится быть добрее.

В книгах Стерлинга Ланье про путешествия Иеро: вербэр — «малоизученный вид лемутов, по-видимому, разновидность гризли с коротким мехом. Они обладают способностью к гипнозу, с помощью которого завлекают своих жертв. Охотятся преимущественно ночью; их видели мельком только один или два раза. Как и прочих лемутов, их относят к Нечистому, однако вербэры кажутся скорее его союзниками, чем слугами. Встречаются крайне редко» (**)

В пьесы Евгения Шварца «Обыкновенное чудо», а также в двух ее одноименных экранизациях — фильмах Эраста Гарина (1964) и Марка Захарова (1978) — волшебник-сказочник превратил медведя в прекрасного юношу, поставив условие, что тот снова станет медведем, если его поцелует принцесса.

В полнометражном мультфильме «Князь Владимир» жрец Перуна, получивший за убийство учителя прозвание Кривжа, способен оборачиваться в злобного медведя.

В «Дозорах» Сергея Лукьяненко присутствует перевертыш по прозвищу Медведь, оборачивающийся белым медведем.

В компьютерной игре «Diablo II: Lord of Destruction» персонаж друид может принимать форму волка и медведя (*).

Также превращаться в медведей (а кроме того — в тюленей, кошек и ягуаров) могут друиды тауренов и ночных эльфов в игре «World of Warcraft».

В игре «Guild Wars 2» norn — раса, представители которой способны в бою принимать облик опасных зверей — от волка до рыси. Сильнейшими и наиболее опасными среди норнов считаются именно медведи-оборотни (***).

В Мире тьмы среди многочисленных оборотней присутствуют и верберы (werebears) — медведи-оборотни, называющиеся Гураль (Gurahl). Их специализация — врачевание и охрана священных мест. Популяция крайне мала. Большинство пало в ходе Войны Гнева.

Биорнинги Средиземья

Беорнинги (Beornings) — в Средиземье Дж.Р.Р.Толкиена северный клан медведей-оборотней, потомков Беорна.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector