Как обработать нестроганную доску

three 3075752 1920 Советы на день

12 Секретов шлифовки деревянных изделий

от Aleksey | Инструменты Советы Декор Мастерская | Вторник, 03 августа 2021

Отменный внешний вид начинается со шлифовки дерева. Древесина, которая не отшлифована должным образом, может содержать на поверхности готового проекта царапины или дефекты.

Прежде чем мы начнем шлифовать, стоит должным образом защитить себя. Опилки, образующиеся при шлифовании, или, точнее, мелкая стружка, которую мы не видим, может быть чрезвычайно опасной для наших легких. Поэтому не забывайте про респиратор и защиту глаз при шлифовании.

1. Какая зернистость наждачной бумаги бывает?

Когда мы посмотрим на пачки с наждачной бумагой, мы увидим такие слова, как грубая, средняя и мелкая. Мы также увидим такие числа, как 80, 100, 150 и 220. Что означают эти слова и числа?

Наждачная бумага оценивается по ее крупности. Другими словами, насколько агрессивно или быстро она удаляет материал. Крупнозернистая наждачная бумага быстро удаляет большое количество материала, но оставляет шероховатую поверхность. Наждачная бумага со средней зернистостью удаляет меньше материала медленнее и делает поверхность более гладкой.

kak wlifovat derevo 1

Мы увидим такие числа, как 80, 100, 150 и 220. Чем меньше число, тем быстрее удаляется больше материала, а поверхность остается более шероховатой. Чем выше число, тем меньше материала удаляется медленнее и поверхность становится более гладкой.

Другими словами, наждачная бумага зернистостью 60 (крупная) быстро удалит большое количество древесины, но оставит шероховатую поверхность. Наждачная бумага 150 будет удалять меньшие количества древесины более медленно, а поверхность будет более гладкой.

kak wlifovat derevo 00

2. Как шлифовать древесину?

Мы начинаем с более агрессивной наждачной бумаги и постепенно переходим к менее агрессивной зернистости наждачной бумаги.

Например, я начну шлифовать наждачной бумагой с зернистостью 80, если на дереве, с которым я работаю, есть зазубрины или в проекте есть плохо подогнанные стыки.

Если в моем проекте нет бороздок или плохо подогнанных швов, я начну шлифовать наждачной бумагой зернистостью 100. Затем перейду на наждачную бумагу с зернистостью 120, когда деталь будет полностью отшлифована наждачной бумагой с зернистостью 100. Обычно я заканчиваю шлифование наждачной бумагой с зернистостью 120.

3. Постепенный переход

Важно, чтобы мы постепенно переходили от более агрессивной наждачной бумаги к менее агрессивной. Наждачная бумага с зернистостью 80 подготавливает древесину к наждачной бумаге с зернистостью 100. Наждачная бумага с зернистостью 100 подготавливает древесину к наждачной бумаге с зернистостью 120 и так далее.

Каждый шаг шлифования сглаживает и подготавливает древесину к следующему этапу. Не переходите сразу с 80 бумаги к наждачной бумаге 150. Мы должны позволить каждой наждачной бумаге делать свою работу, чтобы обеспечить эталонную поверхность.

4. Что значит шлифовка вдоль волокон?

Окончательную шлифовку лучше проводить вдоль волокон. Шлифование поперёк волокон делается только в том случае, если необходимо устранить какой-то явный дефект, возникший после фугования, рейсмусования, или ещё по каким-то причинам.

kak wlifovat derevo 4

5. Используйте свет при шлифовании дерева

Когда заканчиваем шлифовать проект и думаем, что поверхность выглядит идеально гладкой. Затем наносим морилку и лак, после чего оказывается, что поверхность покрыта царапинами.

Мы можем легко предотвратить появление царапин при шлифовании с помощью света. Но не просто света. Дневной свет или освещение мастерской, установленное над нашим проектом, не подойдет.

kak wlifovat derevo 5

Мы не сможем увидеть всю картину, если не будем использовать свет во время шлифования.

6. Не играйте в погоню, шлифуя дерево

Конечно, детали все еще немного двигаются, но это не сравнится с работой без коврика. Коврик также защищает наши заготовки от засохшего клея и мусора на рабочем столе.

kak wlifovat derevo 6

7. Очистка детали

Когда мы шлифуем, остаются небольшие кусочки наждачной бумаги. Эти частицы могут поцарапать поверхность нашего проекта по мере того, как мы постепенно переходим от более агрессивной наждачной бумаги к менее агрессивной.

Чтобы они не поцарапали наш проект, мы должны использовать пылесос или щетку для удаления любых остатков, прежде чем переходить к следующей зернистости.

8. Обработайте края

Когда мы смотрим на купленную в магазине мебель, мы замечаем, что углы слегка обработаны. Это помогает изделию выглядеть законченным, а также помогает предотвратить вмятины и сколы по краям.

kak wlifovat derevo 8

9. Очистка наждачной бумаги

kak wlifovat derevo 9

Не можете вспомнить, где вы шлифовали, а где нет? Нарисуйте легкие линии по поверхности, а затем отшлифуйте их, пока они не исчезнут. Вы будете шлифовать всю поверхность, не пропуская ни одной зоны. Чем мельче зернистость, тем светлее должны быть карандашные линии. Чтобы отшлифовать темные линии мелкой зернистостью, потребуется вечность.

kak wlifovat derevo 10 0

11. Маркировка на шлифовальных дисках

Шлифовальные диски на липучке отлично подходят для шлифовальных работ и вы можете использовать их несколько раз, прежде чем они изнашиваются. Но практически невозможно прочитать метки на дисках после того, как вы их однажды использовали, потому что маркировка стирается. Всякий раз, когда вы открываете новую пачку дисков, пишите перманентным маркером цифру с зернистостью на обратной стороне.

kak wlifovat derevo 11

12. Как складывать лист наждачной бумаги

Какая лучшая шлифмашина? Четверть наждачной бумаги и ваша рука. Чтобы не терять разорванные кусочки наждачной бумаги, просто используйте этот метод складывания.

Источник

Как отполировать любую доску и остаться довольным.

1516033978189436327

У нас «Макита». Мы с ней не церемонимся. И роняли, и кидали, и ставим на стол с разогнанной лентой. Спотыкались, тягали за провод. Сейчас она прижата струбциной к столу с довольно мощным усилием. Хоть бы хны. Если возьмете для дома или хобби, то хватит на всю жизнь. Стоит в районе 20 000. Рекомендую.
На шлифмашинку надеваются ленты.

1516034283162195687

1516034989158426676

1516035263120214394

1516035280169295754

Круглая сеточка прилепляется на круглый кружочек, кладется на наше покрытое и высохшее изделие и катается по поверхности. Давить нельзя! Очень легко и нежно. Рука давит только в бок, придавая ускорение.
После такой шлифовки с изделия снимается вся шерсть, изделие становится гладким как зеркало. Операция проводится после каждого слоя, включая финишный.

1516035542128693877

Вибрационка, орбиталка, «вон та хрень». Мы ей шлифуем только торцы и сложные изделия, например балясины. Штука классная. Но для щита не подходит. Она оставляет поперечные полосы и завитки. Частник купит и не заметит. Опытный мебельщик посмотрит, развернется и уйдет.

1516035650119457702

Губка с абразивом. Угадайте, откуда она у нас взялась. Используется крайне редко. Например:

1516035743110884356

Видите, картина состоит их отдельных досок? Между ними зазор 2 мм. Вот углом губки туда удобно подлазить и выравнивать морду, чтобы картина была красивой. Морду- имеется в виду лицевую сторону. Морду на изображении никакой губкой не исправишь. У отца была кассета с этим чуваком, я ее боялся и прятал под подушкой. До тех пор, пока меня не забрали в армию.
Больше эта губка ни на что не пригодна. Мы сдираем абразив и красим ей изделия.
Моя технология не претендует на абсолютную верность. Подобных операций и инструментов вполне достаточно, чтобы продать изделие, получить благодарность, не мучаться с рекламациями и пользоваться сарафанным радио. Спасибо за внимание, надеюсь, от этого поста был толк. В следующий раз хотел бы написать о слэбах. Нужно?

1516037212179026547

Да, да, дадада! Даёшь слэбы!

«Но для щита не подходит. Она оставляет поперечные полосы и завитки.»

А мы-то не знали и глянцевые фасады всю дорогу орбиталкой шлифовали.

У нас «Макита». Мы с ней не церемонимся. И роняли, и кидали, и ставим на стол с разогнанной лентой. Спотыкались, тягали за провод

Всегда удивляли уроды, которые с хорошей техникой так обращаются. Да еще и гордятся этим.

Эти все я честно стырил на предыдущей работе

Работаю с деревом. Делал щиты для картин, фигурки и прочее, в основном как подмастерье у отца. Так вот шлифовальной машинкой я буду шкурить щит час-два-три. А если я возьму УШМ, болгарку по-нашему, и насадку как на 5 фото и на липку прилеплю сначала 120 а потом 320 круг, то я сделаю все за 15 минут. И еще межслойная обработка в ручную, чтоб ворс от краски убрать. Вообще, года два назад эта насадка для меня открытием была. Шлифует все, круги только с зернистостью подобрать. А то, что оставляет порой круглые следы, аккуратно более тонкой шкуркой вывожу.

Спасибо за пост! Нужен!

А доску на забор какой зернистостью шлифануть, и какую краску взять, чтобы потом хотя бы лет 5 не возвращаться к вопросу?

Да про слебы оч хочется узнать.

-скок вообще стоит не обработанный слеб?

-на столешницу (для обеденного стола) из слеба, какую древесину лучше использовать?

-есть ли возможность бюджетно нарыть слеб, типа договорится на пилораме, спилить самому и т.д.

Регионально нахожусь в Новосибирске, у нас за слеб из алтайского кедра просят от 10 до 20 тыс. но я пока особо и не искал, так как плотно морочаться буду в начале лета.

Подписался! Сижу жду!

Подписался. Больше годной инфы по дереву и личного опыта. Был бы признателен

а чем покрываете? я домашний рукожоп и использую масло варатан, обычно довожу до 120 или 150 и потом масло. Правда конкретно варатан в один слой идет, второй уже не заходит

Не хватает фото результатов работы, тех же щитов.

Я шлифмашинку так же закрепил к столу один раз. Этого ей хватило, чтобы разбить гнездо подшипника электродвигателя-теперь она ревет и вибрирует как адова колесница))

Про слэбы интересно, да

Почему до сих пор ни одной шутки про Киру Найтли или еще кого из досок? Как их полировать и оставаться довольным?

m3513028 209953632

Про необычные заказы на силиконовом заводе

Помню, обещала написать пост про необычные заказы, которые мы делали для клиентов.

Так вот, вообще хоть мы и занимаемся производством изделий из силикона, мы не производили товары 18+ до определенного момента. И не потому, что у нас какое-то табу (нет). Просто не было таких заказов. В основном же заказывают промышленные уплотнения.

Но однажды к нам поступил заказ на изготовление силиконовых наручников. И мы решили за него взяться. Изготовили пресс-форму, подобрали размеры и цвета. В итоге, произвели несколько партий. Заказчик остался доволен! А вот наглядно, что у нас получилось:

1640352309185033099

1640352319129877453

Еще силикон часто используют в моделировании автомобилей, авиатранспорта и других сооружений и конструкций. И у нас как-то заказали перламутровые кольца для моделирования.

164035223917036959

1640352247167868843

Ну и напоследок, вот такие манжеты для стаканов.

1640352352113112709

Кстати, очень удобная и практичная вещь, особенно, если вы любите брать с собой на прогулку горячий чай или кофе. Просто надеваете на стаканчик манжету и горячий стакан не обжигает руки и выглядит стильно.

1639849708371094678

Плюсы и минусы сменного графика и пятидневки

Всем привет. У меня трудовой стаж свыше 10 лет. Работал как в сменный график (2/2 день/ночь), так и в пятидневку. Вот какие плюсы и минусы я выделил на своём опыте.

Ну собственно вот, моё субъективное мнение. А какие плюсы и минусы можете добавить вы?

Равнодушие

Было это в марте. Пришел старший мастер с обходным листом. Увольняется. Спросил причину. Отвечает:

— Работаю 8 лет, работу знаю и люблю. Но по семейным обстоятельствам вынужден взять отпуск за свой счет, нужно ехать в другой город. За мамой ухаживать, я у неё один, больше некому. Но начальник цеха против, сказал чтобы увольнялся.

Не стал я ему подписывать заявление на увольнение. Позвонил в кадры, уточнил. У сотрудника есть 32 дня отпуска. Подписал ему отпуск, договорились, что после отпуска, если надо будет, возьмет отпуск без сохранения заработной платы.
Уже прощаясь с ним, заходит начальник конструкторского бюро, согласовать 2 вакансии. Вакансия на инженера- технолога, на удаленном доступе, вносить изменения в технологические карты. Обычно на эту должность идут молодые сотрудники, без опыта.
Спрашиваю старшего мастера:
— Там, куда Вы едете, работа будет?
— Это поселок, как таковой работы нет, только сезонная.
— Тех.карты будете править? Работа удаленно, зарплата не такая как здесь, но все лучше, чем ничего. 30-35 к на руки будет выходить.
Он с радостью согласился, поблагодарил. Ушел.
Вызвал к себе его руководителя, начальника цеха:
— У Вас сегодня старший мастер уволился, причину можете узнать?
— Да я не знаю, говорит, что по семейным обстоятельствам, просится на 3 месяца в отпуск.
— Вы за три месяца найдете специалиста его уровня?
— Вряд ли, сотрудник он грамотный, толковый. Такого так сразу не найдешь.
— Так почему Вы так легко подписываете заявление? Почему не подумали как найти компромисное решение?
— А что я могу? Он принес, я подписал.

Прошло 5 месяцев, сотрудник решил свои дела, с его слов, сестра приехала из Беларуси, стала с мамой жить, он вернулся на завод. Продолжил работать.
Сегодня увидел его, поздоровались.
Я подумал, как часто мы теряем ценных опытных сотрудников из за нашей занятости, торопливости, а зачастую и равнодушия. А потом тратим время, силы, нервы, чтобы подготовить нового специалиста. Но это очень длительный и трудный процесс, без гарантии положительного результата.

Кто прав?

Перед выходными коллегам сбросил один рассказ. Попросил прочитать и потом ответить, кто прав в данной ситуации: сменный мастер или рабочий. Мнения разделились и они достаточно спорны и противоречивы).
Буду признателен если прочтете и выскажите свое мнение. Примеры из жизни приветствуются) Итак, погнали

Виль Владимирович Липатов

ЧТО МОЖНО КУЗЕНКОВУ?
Все, кто сейчас был в кабинете начальника инструментального цеха, – начиная от директора завода и кончая технологом цеха, – понимали, что есть человек, который, просверливая металл на большую глубину, непременно заставит сойтись в одну точку трем отверстиям микроскопического диаметра. Если отверстия – минимум завтра вечером – не будут просверлены и не сойдутся, завод терял деньги, престижность, а главное – подводил такого заказчика, которого, пожалуй, никогда не подводили: суровый был заказчик и нетерпеливый.
Начальник цеха сказал:
– Петр Кузенков!
Бледный от волнения последних трех дней технолог цеха повеселел.
– Именно Кузенков, и только Кузенков! – воскликнул технолог. – Он головоломки любит!
Директор завода, тоже повеселевший, распорядился:
– Так позвать Петра Семеновича Кузенкова. Я, признаться, тоже думал именно о нем, когда читал чертеж…
Случилось непредвиденное: через минуту-другую в кабинет вошел краснощекий, словно ему надавали пощечин, мастер Сопыряев. Он весь дрожал, стараясь держаться прилично, прикусил нижнюю губу и сел на самый краешек стула. Через полминуты после этого вошел и Петр Кузенков – безупречно спокойный человек атлетического сложения, загорелый, с весело блестящими глазами. По всему было видно, что он правильно и целесообразно использовал льготную путевку в один из крымских санаториев. Каждому из присутствующих он пожал руку, каждому отмерил долю улыбки и, не дождавшись приглашения, сел за стол, мельком бросив на мастера Сопыряева такой взгляд, какой, наверное, бросает старший пионервожатый на провинившегося пионера. Каштановые волосы рабочего – едва приметно тронула седина, взгляд у него был веселый и одновременно властный, и, как только он оказался за столом, всем почудилось, что в этом кабинете он – самый главный. Дескать, вы здесь чиновники, бумажки пишете, а дела-то мы делаем. Новенькая спецовка на Кузенкове сидела прекрасно, пуговицы заменили более красивыми, кирзовые сапоги невинно блестели. Пахло от Кузенкова каким-то сильным мужским одеколоном, и все это значило, что рабочий день Петра Кузенкова еще не начался, хотя был полдень. Наверное, именно по этой причине рабочий и мастер крупно поссорились.
– Слушаю, – многозначительно произнес Кузенков и так посмотрел на мастера, словно хотел сказать: «И ты до сих пор не можешь понять, кто такой Кузенков! Ах, мастер, мастер!» – Зачем понадобился?
Ему протянули чертеж, он молча взял его, шевеля по-ученически губами, про себя прочел цифры, размеры, припуски и допуски и, наконец, задержал взгляд на трех отверстиях, на работе, требующей высшей меры точности, огромного опыта и умения разгадать головоломку. Суровое лицо Петра Кузенкова понемногу светлело, и все облегченно вздохнули, когда он сказал:
– Работа интересная. Можно помараковать на досуге, – и вдруг напустил на себя печаль. – Работа индивидуальная, сложная, но разве тебе дадут трудиться спокойно. – Он всем телом повернулся к мастеру. – Нет, спокойно тебе работать не дадут, если мастер ходит за тобой, как нитка за иголкой…
Директор завода подошел к Кузенкову, наклонился, сказал:
– Завтра вечером кончается срок сдачи изделия. Если мы этого не сделаем, заказ будет отложен на неопределенный срок. Деталь должна быть готовой к завтрашнему вечеру… Важный эксперимент это, по-первых, а во-вторых, мы лишимся и прогрессивки, и всех остальных премий… А вот теперь, Петр Семенович, объясните, что произошло между вами и мастером Валерием Борисовичем Сопыряевым?
Кузенков насмешливо прищурился:
– У меня с мастером Сопыряевым ничего не происходило. Вы его спросите, почему он каждой дырке – затычка и к каждому лезет в душу. А я, например, не люблю, когда меня утром обнюхивают и делают пометки в общей тетради… Инженер! И не таких видывали! Мастера меняются – Кузенков остается!
Мастер – молодой человек в синей спецовке – хмуро глядел на город сквозь запыленные окна шестого этажа: учрежденческие службы завода располагались во многоэтажной части здания. Он так ушел в себя, что вздрогнул, когда директор обратился к нему:
– Валерий Борисович, может, вы объясните, что произошло?
Мастер неловко улыбнулся, но заговорил спокойно.
– Не произошло, а происходит! – сказал он. – Мы с Кузенковым никогда не сработаемся, если он по-прежнему будет считать, что ему, Кузенкову, все можно…
– Что ему можно?
– Все! Приходить на работу с получасовым опозданием, выбирать самые интересные и дорогооплачиваемые работы, демонстративно доставать из портфеля бутылку пива за десять минут до начала обеденного перерыва. – Мастер уже говорил громко. – Сам Кузенков не пьяница и никогда им не будет, но ведь вся бригада видит, как он расправляется с бутылкой пива… Вот и появляются после обеда подвыпившие станочники: «Кузенкову можно, а почему нам не выпить!» – Мастер жалобно посмотрел на директора завода. – А я не знаю, что говорить и что делать. Кузенков в ответ на мои замечания только усмехнулся: «Не стой на дороге, мастер, по-нечаянности сметем в кювет!» Ну я понимаю: он талантлив, самобытен, но кто сказал, что таланту все разрешено?Страница 2 из 3
Директор завода расхаживал от стенки к стенке, начальник цеха сидел с опущенной головой, и только технолог – человек большой доброты – смотрел на Кузенкова с прежней надеждой.
– А сегодня что произошло? – наконец спросил директор.
– Еще ничего не произошло! – зло ответил мастер. – У меня для Кузенкова нет выгодной работы, и он… Он с утра до сих пор просто ничего не делает!
– Начальнику цеха известно об этом?
– Известно! – негромко ответил начальник.
– Почему не докладывали мне?
– Вам докладывали, – вздохнув, сказал начальник цеха. – Вы или пропускали мимо ушей, или стыдили меня за то, что цех не может справиться с одним зарвавшимся рабочим…
Кузенков медленно поднялся, поправил и без того хорошо сидевшую на нем спецовку, непонятно усмехнулся.
– Так вот как выглядит Кузенков глазами мастера? – как бы даже удивленно спросил он. – И у мастера поворачивается язык говорить все это при руководстве завода? Мне объявлена война – так прикажете считать, Валерий Борисович Сопыряев?
Наступила тишина, которую нарушали только шаги директора да большие настольные часы. Пол кабинета заметно вздрагивал – это было отзвуком огромного завода.
– Ну, вот что, товарищи! – сказал, подойдя к мастеру, директор завода. – Будете ли вы мириться, будете ли по-прежнему портить друг другу нервы, но завтра вечером заказ должен быть выполнен. Ответственность возлагается на вас, товарищ Сопыряев.

Рабочий и мастер спустились в цех одновременно, за ними на тележке, а потом на крюке крана двигалась двухпудовая деталь, загадочная до беспокойства: то ли от громадного механизма, или сама – непонятная машина. Когда и они подошли к рабочему месту Кузенкова, деталь уже висела над ним, едва покачиваясь. Кузенков попридержал мастера за рукав спецовки.
– Ты все понял, Сопыряев? – спросил он со снисходительной улыбкой. – Работу делает Кузенков, а отвечает за нее мастер Сопыряев. До тебя это дошло?
– Как это случилось, что мастер обращался к рабочему на «вы», а рабочий употреблял разухабистое «ты», Валерий Борисович сразу не заметил, потом заметил, но пропустил без замечания, а ныне и уже привык к нагловатым интонациям рабочего.
– Значит, делаю я, отвечаешь – ты, – продолжал Кузенков. – Нельзя ли по этому случаю не видеть бутылку с пивом, сделать вид, что не замечаешь моего опоздания, и уж, конечно, не заставлять меня делать работу, которую легко выполняют в любом кружке юных техников… Морщишься, мастер, не хочешь идти на попятную. А?
– Чего вы хотите от меня, Кузенков?
– Мирного существования хочу. Давай жить по-отдельности. Я не лезу в твои дела, ты не лезешь в мои. Это же не жизнь, а малина! Утром вежливо здороваемся, вечером расходимся, довольные друг другом… Ну, Валерий Борисович, по рукам – и все хвори позабыты!
– Этому не бывать! – сказал мастер. – Или вы подчиняетесь всем рабочим законам и живете в коллективе, или вы нарушаете все правила и живете вне коллектива…
– Значит, не поладим?
– Нет, не поладим, хотя я вас и считаю виртуозом… Теперь-то мне можно уйти?
– Да валите на все четыре стороны! Мне-то какое до вас дело!
Кузенков на полиспасте спустил деталь, развернул чертеж и надолго замер в неподвижности, что с Кузенковым случалось всегда, когда он встречался с необычно сложной работой. Он видел деталь во всех трех плоскостях. Мысленный взор вместе со сверлом проникал вовнутрь, Кузенков что-то подсчитывал на клочке бумаги. Морщины на лбу постепенно разгладились, напряжение проходило – это значило, что Кузенков, примерно, знает, как просверлить злополучные отверстия, чтобы все три луча внутри металла сходились в одну точку, а потом утроенным диаметром выходили на противоположной стороне. Подняв деталь на сверлильный станок последней марки, он начал делать разметку – осторожными, для непривычных глаз даже незаметными движениями.
Петр Кузенков действительно был специалистом высшей квалификации, понимал металл, всегда добивался ювелирной точности, и в городе не было завода, который не зазывал бы Кузенкова в свои инструментальные цехи. Петр Кузенков работал быстро, к концу смены разметка была закончена, и, чувствуя спиной испытующие взгляды соседей по станкам, пошел искать мастера. Он умудрился выбрать такой момент, когда мастер находился в центре довольно плотной толпы. Пробив плечом себе дорогу вперед, отставив ногу и держа руки на пояснице, Кузенков громогласно спросил:
– Ну что, мастер, идем на мировую! Мои условия тебе известны… Ласково прошу, Валерий Борисович, сдай немного назад! – И все поняли, о чем шла речь и какие условия выколачивал из молодого мастера Петр Кузенков. – Сдай немного назад, мастер! Всегда можно чуточку подвинуться… А за мной дело не встанет: сделал разметку, завтра к обеденному перерыву все будет о’кей!
Побледнев, мастер резко повернулся и ушел, но, конечно, услышал последние слова Кузенкова:
– С огнем играешь, мастер!

На следующий день ни в восемь, ни в девять часов Кузенков на работу не явился, хотя жена по телефону ответила: «Вовремя ушел!» Никто не видел его и на заводской территории, и уж было собрались звонить в милицию и в больницы, когда Кузенков сам позвонил начальнику цеха.
– Говорю из заводской поликлиники… Катар верхних дыхательных путей. Открыт бюллетень… А вы не можете передать трубку мастеру Сопыряеву.
Трубка была громкой, и все – директор завода, технолог, конструктор – услышали:
– Не вешай нос, мастер! Есть еще в цехе Кузенковы. Например, мой сосед Грищенко… Он и на работу приходит вовремя, и пиво не пьет, и выполняет все заказы, которые ты ему подсовываешь. Не человек, а золото! Твой любимчик! А теперь привет, у меня постельный режим.
Часа через три стало известно, что отверстия еще не сходятся, а еще через час вспотевший Грищенко в траурной позе стоял над непонятного назначения деталью. Он сказал едва слышно:
– Запорол!
Почти одновременно с этим мастера Сопыряева вызвали к директору, чтобы разобраться в том, правильно или неправильно мастер работает с людьми.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector