Как описать курение красиво

woman 1754895 1920 Советы на день

343 красивые цитаты про курение

Бросить курить легко. Я сам бросал раз сто.

Никак не могу бросить курить! Стараюсь хотя бы не курить сигареты, а только сигары. Бросить чертовски сложно. Дело в том, что на меня очень странно действуют антиникотиновые наклейки — я заметил, что когда их использую, то по ночам мне снится один и тот же кошмар: кровавое убийство, будто я кого-то убиваю. И просыпаюсь каждый раз в холодном поту.

Мой вокал требует курения. Это часть подготовки. Я должен курить, поскольку если не буду этого делать, пострадает мой голос. Я не могу выполнять свою работу, если не буду пить и курить.

Знал ли мой батя в 72-м году, когда курил, используя две веточки осиновые, что он занимается «лайфхаком»? Наверное, нет. А сейчас, когда потреблядство достигло таких масштабов и просто палочки заменились китайскими палочками пищевыми, все такие: «О, это, лайфхак!» Нет, бл*дь, это просто жизнь. Почему вы всё называете «лайфхаками», мать вашу?

Моё любимое увлечение — курить. Постоянное хобби — пытаться бросить курить.

Говорил же, что курение его погубит.

– Ты порезала мои сигары! – Тебе вредно курить, мистер Хоторн сказал мне. – Но это же кубинские сигары!

— Жанна, прекрати чавкать, ты действуешь мне на нервы! Уж лучше кури! — Не могу я! На мне антиникотиновый пластырь везде. Одна сигарета — и я в коме! — Тогда, может быть, сигару?

А угостите даму спичкой, гражданин начальник.

Минздрав предупреждает, при возникновении вопроса «Слышь, закурить есть?» курение и некурение одинаково опасны для вашего здоровья.

— Фильтрующийся вирус ящура особенно бурно развивается в организме. ослабленном никотином, алкоголем и… — Излишествами нехорошими… — Да.

— Зоя, сколько я тебе раз говорил? — Ну, Ося! Ну, женщины сейчас курят. — Ну от пусть те женщины и курят! — Ось, ну ты прям как бабушка Рая.

Мне не нравится, когда девушки курят. Сигареты убивают аромат юности.

Если любишь опасность, начни курить.

Похоже, я выбрал неудачную неделю, чтобы бросить курить.

Нам нет дела до жизни, если у нас есть дешевые наркотики — главный лозунг немалой части российской молодежи. Это надо пресекать. И начинать с сигарет, пойла. «Спасибо» советам за лидерство в потребление алкоголя и никотиновых изделий.

В России не может быть много успешных и умных. А все благодаря дяде Толе с беломором или донтабаком и дореновационным квартирам, отгороженных дешёвым турецким гипсокартоном. Ну ведь лучше сэкономить на «стене», чем на сигаретах или бухле. Чиновники экономят, родители тоже. В итоге всем хорошо. А Вася тем временем поглощает все на фоне Череповецкого завода.

Если ты куришь, значит ты признаешься в собственном слабоумии.

Между курильщиком и деменцией один шаг — это та самая сигарета, которую он держит в своих скверных, желтых пальчиках. Я хочу пожелать одно, ускорьтесь. А то держать крышку гроба, пока вы не можете вспомнить, когда нужно будет покормить вашу собачку, которая умерла пять лет назад, я не намерен. Правда вот некоторые пикантные подробности я упускаю, надеюсь, вы додумаетесь о чем речь.

Источник

Как описать курение красиво

Литературное творчество и курение

Среди писателей отношение к курению как к стимулятору творческого процесса неоднозначное. Кто-то считает, что курение способствует активизации письменной работы, помогает отвлечься от всего постороннего в это время. При этом приводят примеры из отечественной и зарубежной литературы, называют авторов, активно куривших за письменным столом. Часто при этом называют имя классика отечественной и мировой литературы Ф.М. Достоевского, активно курившего как в процессе письма, так и во время размышлений над сюжетом и содержанием очередного произведения.

Вот что пишет в своих воспоминаниях жена Федора Михайловича А.Г. Достоевская в своих воспоминаниях:

«Сидела я у стены пред небольшим столиком, а Достоевский то садился за свой письменный стол, то расхаживал по комнате и курил, часто гася папиросу и закуривая новую.»

Литераторы же, отстаивающие иную точку зрения, приводят в пример не менее известных классиков, которые курение рассматривали лишь как вредную привычку, мешающую любой деятельности и, в том числе, писательскому процессу. При этом приводят в пример Льва Толстого, относящего табак к одурманивающим человека веществам. Вот что он пишет по этому поводу:

«Известное дело — тверезому совестно» — потрясающая народная мудрость.

Да уж, Елена, мудрости народу не занимать. Ваше читал с интересом, ещё вернусь. С уважением,

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2019. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

Антоненкова, Н. Н. Подари себе чистые легкие / Наталья Антоненкова // Здаровы лад жыцця. — 2014. — № 5. — С. 4—7.

Астапенко, А. Табак – инсульт / А. Астапенко, Т. Антиперович // Здоровье и успех. — 2012. — № 5. — С. 9—10.

Барабаш, П. И. Брось курить!: НЛП-тренинг / П. Барабаш. — Санкт-Петербург : Питер : Лидер, 2010. —218, [3] с. + 1 диск. ББК 88.492

Общий читальный зал
19208

Отдел обслуживания учащихся 6-9 классов
114919

Баранова, С. В. Вредные привычки. Избавление от зависимостей / С. В. Баранова. — Ростов-на-Дону : Феникс, 2007. — 186 с. ББК 51.204.0

Общий читальный зал
1006377

Богданов, И. Дым отечества, или Краткая история табакокурения / И. Богданов. — Москва : Новое литературное обозрение, 2007. — 280 с.

Отдел хранения основного фонда
1018414

Богданович, О. Н. Здоровый образ жизни: внеклассные мероприятия: практическое пособие для педагогов, классных руководителей, заместителей директоров общеобразовательных учреждений / О. Н. Богданович. — 2-е изд. — Мозырь : Белый Ветер, 2009. — 108, [3] c. ББК 74.200.58

Общий читальный зал
11584

Брайант-Моул, К. Курение / К. Брайант-Моул. — Москва : Махаон, 1998. — 31 с. ББК 74.200.53

Общий читальный зал
928913

Вайнер, Э. Н. Профилактика вредных привычек у подростков / Э. Вайнер. — Москва : Чистые пруды, 2010. — 30 с. ББК 74.200.545

Общий читальный зал
115534

Григорьев, А. Как убедить подростка не курить? / А. Григорьев, А. Барановская // Здаровы лад жыцця. — 2013. — № 4. — С. 3—7.

Залыгина, Н. А. Аддиктивное поведение молодежи: профилактика и психотерапия зависимостей / Н. А. Залыгина, Я. Л. Обухов, В. А. Поликарпов. — Минск : Пропилеи, 2004. — 195 с. ББК 53.57

Общий читальный зал
967928

Каспаревич, А. Верный способ избавиться от пьянства, курения, наркотиков: деКодирование на свободу / А. Каспаревич. — Санкт-Петербург : Питер, 2011. — 318, [1] с. ББК 51.1(2)592

Общий читальный зал
114942

Отдел обслуживания учащихся 6-9 классов
119623

Корепанова, Т. А. Модульный курс профилактики курения / Т. А. Корепанова. — Москва : Чистые пруды, 2009. — 30, [1] c. ББК 74.200.545

Общий читальный зал
18574

Котляров, А. В. Освобождение от зависимостей, или Школа успешного выбора / А. В. Котляров. — Москва : Институт Психотерапии, 2005. — 448 с.

Отдел хранения основного фонда
986673

Купчинов, Р. И. Формирование здорового образа жизни студенческой молодежи: пособие для преподавателей и кураторов групп средних специальных и высших учебных заведений / Р. И. Купчинов. — Минск : ИВЦ Минфина, 2004. — 211 с. ББК 74.580.054

Общий читальный зал
987860

Люсик, В. А. Бросаем курить сами: 14 шагов, помогающих избавиться от никотиновой зависимости / В. Люсик. — Гомель : Барк, 2013. — 47 с. ББК 51.1(4Беи)

Отдел абонемента
139748

Отдел краеведения
137013

Мазниченко, М. А. Профилактика социальных зависимостей: учим подростков управлять личным временем / М. А. Мазниченко, Н. И. Нескоромных // Народное образование. — 2014. — № 5. — С. 213—220.

“Нет” – вредным привычкам: алкоголизм и жизнь – несовместимы! Против наркомании – всем миром. С курильщиком – не по пути / ред.-сост. Л. И. Жук. — Минск : Красико-Принт, 2012. — 121 с. — (Праздник в школе)

ББК 74.200.585 ББК 74.200.545.1

Общий читальный зал
121989

Отдел абонемента
122615

Никотиновая зависимость: (психоактивные зависимости) / [сост. Н. Н. Бойко]. —2-е изд., испр. и доп. — Москва : Родная страна, 2009. — 198, [1] с. ББК 51.1(2)592

Общий читальный зал
111015

Прохазка, Д. Психология позитивных изменений: как навсегда избавиться от вредных привычек / Джеймс Прохазка, Джон Норкросс, Карло ди Клементе; пер. с англ. Марии Пуксант. — Москва : Манн, Иванов и Фербер, 2013. — 306, [1] с.

Отдел хранения основного фонда
138258

Психология зависимости: хрестоматия / сост. К. В. Сельченок. — Минск : Харвест, 2007. — 592 с. ББК 88.6

Общий читальный зал
1006331

Самусева, Н. В. Подростковый клуб “Я выбираю здоровье”: пособие для педагогов учреждений общего среднего образования / Н. В. Самусева. — Минск : Национальный институт образования, 2013. — 199 с. ББК 74.200.55

Отдел хранения основного фонда
144800

Самый легкий способ бросить курить / авт.-сост. Л. Орлова. — Минск : Харвест, 2007. — 160 с. ББК 51.1(2)592

Отдел хранения основного фонда
1014829

Самый легкий способ избавиться от вредных привычек. Курение, алкоголизм / авт.-сост. В. Надеждина. — Минск : Харвест, 2008. — 224 с. ББК 51.1(2)592

Общий читальный зал
1024271

Сизанов, А. Н. Жизнь без табака: пособие для педагогов / А. Н. Сизанов. — 2-е изд., перераб. и доп. — Минск : Харвест, 2005. — 528 с. ББК 74.200.545.1

Общий читальный зал
987886

Содействие здоровому образу жизни: учебно-методическое пособие для педагогов и учащихся учреждений профессионально-технического и среднего специального образования / Т. В. Матвейчик [и др.]; научная редакция Т. В. Матвейчик. — Минск : Республиканский институт последипломного образования, 2011. — 275 с.

Отдел хранения основного фонда
119029

Соловей, И. Г. Как преодолеть зависимость: практическая психология на основе Библии / И. Г. Соловей. — Минск : Харвест, 2007. — 448 с. ББК 88.59

Общий читальный зал
1024211

Твое здоровье в твоих руках: пособие для классных руководителей и воспитателей общеобразовательных учреждений / сост. Л. С. Борисик, А. О. Сахариленко. — Минск : Беларуская навука, 2003. — 167 с. ББК 51.204.0

Общий читальный зал
969522

Уцелеть… в семье?: роль семьи в формировании у детей психоактивных зависимостей / [сост. Н. Н. Бойко]. — 2-е изд., доп. и перераб. — Москва : Родная страна, 2010. — 276, [3] с.

Отдел хранения основного фонда
111019

Федоров, А. До последней тяги / А. Федоров // Здоровье. — 2014. — № 10. — С. 8.

Шпаковская, Л. Курение или здоровье? / Л. Шпаковская // Здаровы лад жыцця. Серыя “У дапамогу педагогу”. — 2012. — № 4. — С. 44—46

Шугаев, И. Свобода и зависимость: беседы со старшеклассниками о курении, алкоголизме и наркомании / Илия Шугаев, протоиерей. — Москва : Из. Совет Русской Православной Церкви, 2009. — 207 с. ББК 74.200

Общий читальный зал
14252

Курение как таковое (если рассматривать в этом качестве вдыхание дыма от сгорающих растений) известно очень давно. Фрески в индийских храмах изображают святых подвижников, вдыхающих дым ароматических курений. Курительные трубки были найдены при раскопках захоронений знати в Египте, датируемых XXI—XVIII веками до нашей эры. Геродот, описывая быт и нравы скифов, писал, что они имеют привычку вдыхать дым сжигаемых растений. Как утверждал немецкий этнограф Гюго Обермейер, курение конопли при помощи трубок было известно древним германцам и галлам в I веке до н. э. Об этом говорится и в древнекитайской литературе.

Предполагают, что курение в виде вдыхания дымов особенных растений (например, конопли) возникло как атрибут ритуальных действий, помогающих освободить сознание шамана и достигнуть особого состояния духа.

Во Франции существует единственный в мире Музей курения. Он расположен в Париже, на улице Паш, рядом с площадью Бастилии.

15 марта 1496 года корабль второй экспедиции Колумба «Эль Ниньо», привез в Европу высушенные листья специальной травы для курения. Трава была «родом» из провинции Табаго и была представлена европейцам под именем «табак», привез его монах Романо Пано в 1496 году.

“Высадившись на берег, мы отправились в глубь острова. Нас встретило множество почти голых людей, очень стройных и сильных, которые шли из своих деревень с горящими головешками в руках и травой, дым которой они пили. Иные несли одну большую сигару и при каждой остановке зажигали ее. Затем каждый делал из нее 3 — 4 затяжки, выпуская дым через ноздри”.

Туземцы угощали путешественников табаком, причем сначала курили сами, потом передавали трубку гостям. Отказ от ‘трубки мира’ хозяева рассматривали как недружелюбные действия. Испанцы же не хотели портить отношения с туземцами. Вероятно, эти испанцы и были первыми европейцами, пристрастившимися к курению.

На вернувшихся в Испанию моряков смотрели с подозрением: человек выпускает изо рта и носа дым, значит, спутался с нечистой силой. Курильщики завезли семена табака и стали его культивировать.

Век спустя после открытия Америки табак уже выращивали в Бельгии, Испании, Италии, Швейцарии и Англии. Одной из причин столь быстрого распространения табака стало глубокое убеждение тогдашних просвещённых умов в целебных свойствах табака. В 1571 году испанский доктор Николас Мондарес опубликовал труд о целебных растениях Америки, где указал, что табак может излечивать от 36 болезней. Распространению табака способствовали и государственные деятели. Так, Жан Нико ( французский дипломат и ученый, который привез табак из Испании во Францию) рекомендовал его Екатерине Медичи как средство от мигрени. При французском дворе его использовали в качестве средства от зубных болей, ломоты в костях и желудочных расстройств. Маркиза де Помпадур, была страстной курильщицей и имела больше чем триста трубок.

Табак считался панацеей. Для излечения от самых разных болезней его не только нюхали, но также жевали и курили. Латинское название табака Nicotiána было дано в честь Жана Нико.

Правительства разных стран пытались бороться с табакокурением. В Великобритании и Османской империи в конце XVI века курильщиков приравнивали к колдунам и наказывали «усекновением головы». На Руси в XVII веке при царе Алексее Михайловиче курильщиков били палками, а после московского пожара 1634 года стали применять смертную казнь.

Петр I в 1697 году отменил запрет на курение после возвращения на родину из Европы. Там он стал заядлым курильщиком.

Во время Первой Мировой войны табак стал незаменимой частью рациона солдат, его рекомендовали курить для успокоения нервов.

Первые изображения курильщиков табака, найденные в древних храмах Центральной Америки, датируются X веком до н. э.. Табак ценился местными лекарями: ему приписывались целебные свойства, и листья табака применялись как болеутоляющее средство. Курение табака применялось и в религиозных ритуалах древних цивилизаций Америки. Считалось что вдыхание табачного дыма помогает общаться с богами. Развились два способа курения табака: в Северной Америке — трубки, а в Южной Америке — курение сигар, скрученных из цельных табачных листьев. Эти сигары были прототипом современных сигарет

Источник

ОПИСАНИЕ КУРЕНИЯ В ЛИТЕРАТУРЕ.

Методическое пособие в помощь организаторам работы

С подростками и молодёжью по профилактике курения

Данное методическое пособие адресовано всем, кто неравнодушен к проблеме пагубного пристрастия людей, особенно молодёжи, к курению. Смертельно опасная привычка, которая взяла в своё рабство миллионы людей на земле, продолжает затягивать в свои сети всё новые и новые жертвы. Особенно прискорбно, что к курению всё больше приобщаются подростки.

Высказывания великих писателей, рассуждения героев литературных произведений порой ярче и точнее могут раскрыть всё то зло, которое таится в такой распространённой, но смертельно опасной привычке, каковой является курение.

Материал данного пособия можно использовать для проведения бесед, диспутов, часов откровенного разговора с молодыми. Он прекрасно дополнить любое выступление на различных мероприятиях, посвящённых профилактике табакокурения.

image007

ЦИФРЫ И ФАКТЫ.

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в настоящее время курит табак примерно половина мужского и четверть женского населения нашей планеты. Каждую минуту в мире выкуривается свыше 300 тысяч сигарет и папирос.

Курение табака – самая распространённая причина заболеваемости и преждевременной смертности во многих странах, которую можно предотвратить, и самое распространённое наркологическое заболевание (никотинизм), называемое также, как и алкоголизм, наркомания, болезнью цивилизации. Сегодня медикам уже известно 24 опасных для жизни заболевания, которые являются последствиями курения. При курении табака заметно ускоряется старение организма – жизнь курильщика в среднем на 7,5 лет короче жизни некурящего. Каждый второй курильщик рискует умереть прежде времени, а половина из них – в активном возрасте.

Некурящие люди также тысячами умирают от заболеваний сердца, связанных с пассивным курением. Исследования показали, что те из некурящих женщин, которые вынуждены были регулярно вдыхать табачный дым, в два раза чаще болели инфарктом миокарда, чем те, которым удавалось избежать пассивного курения. Подтверждается связь между курением и синдромом внезапной смерти у младенцев. Дети курящих родителей чаще болеют многими заболеваниями, чем дети из некурящих семей.

Знания о вреде курения табака постепенно приводят к увеличению ограничений его потребления. Генеральная ассамблея ООН приняла несколько резолюций о мерах по сокращению потребления табака. Более чем 90 стран приняли законы об ограничении курения и потребления табачных изделий. В 2001 году к ним присоединилась и Россия.

image007

ОПИСАНИЕ КУРЕНИЯ В ЛИТЕРАТУРЕ.

Потребности табака как весьма распространившееся в обществе явление не могло не найти своё отражение в художественной литературе.

В средневековом сказании о докторе Фаусте есть такой примечательный эпизод. Сопровождаемый Мефистофелем Фауст побывал в недавно открытом для европейцев Новом свете и увидел там много такого, что крайне поразило его воображение. В частности, ему показали некоторые растения, совершенно неведомые Старому свету. В числе их был и табак.Мефистофель, демонстрируя Фаусту табачные листья, так характеризовал это растение:

Одурманивающее действие табака, незнание вреда для здоровья вследствие курения, приводили даже к его прославлению. Иоганн Себастьян Бах сочинил песенку «Возвышенные мысли курильщика табака», в которой были следующие строки:

«От табака мой ум яснее,

О, трубка, ты – мой верный друг!

Не расстаюсь – о нет! – я с нею,

Приятен с нею мой досуг».

Но большинство литературных произведений высмеивало курильщиков, описывало неприятные ощущения при курении табака, вредные последствия курения. Российская «Легенда о происхождении табака» повествует о том, что, привыкая к курению табака и даже находя его приятным, на самом деле, став зависимым от никотина курильщики «жаждут смрада оного и скверны смердящей вкусить и с погаными (иностранцами, ввозившими табак в Россию) муку вечную себе исходатайствуют»

Источник

О курении в литературе, кино, живописи?

Но ей сигареты бычок подарил
И сам вместе с нею одну закурил.
Понравился лошади сизый дымок
И курит лошадка уйдя в закуток.

Веселая лошадь вдруг стала груснеть,
И стала вдруг кашлять и стала потеть.
И сыпится грива, и меньше стал рост,
Дрожит и трясется прокуренный хвост.

Ведь знают все люди и знает скотина,
Что вреден здоровью и грамм никотина.
А если лошадка не бросит курить,
То может до свадьбы своей не дожить.
)))))

Тянет ветер, небо хмурится, \ Позолотой манит лес. \ За рекой деревня курится, \ Виден мельницы навес. Яков Бердников 1919 В ДОРОГЕ.

И я курю, объятый шумным днем, \ прошитый пролетающим мгновеньем, \ и вижу: все, что делается в нем, \ не вяжется с моим сердцебиеньем. Лев Ленчик LENCHIK.NET Какой-то ген все тормозит во мне,

Тонкая, изогнутая полоска серебра поднималась над волнами, и растянутые облачка засверкали, как знакомые, серебряные нити на фоне бледно-голубого бархата. Проснулся. Горизонты курились лилово-багряным. Все было хрупко и нежно, как из золотисто-зеленого стекла. Старик удалялся, смеясь в бороду. Голубые волны рассыпались тающими рубинами. Разбудила прислуга. Вскочил как ошпаренный, перед постелью больной. И вспомнилось все. Был зелен, как молодой древесный лист, а она багровела, как сверкающая головешка. Андрей Белый Из сборника «СИМФОНИИ» 1902\ВОЗВРАТ\III симфония\II ЧАСТЬ

Хожу-брожу, нахмурена, \ моя ли в том вина? \ В душе моей накурено, \ посуда не сдана… Александр Иванов Из книги «Откуда что… » (1975) В лесах души (Нора Яворская)

Все забудешь понемножку \ Перед счастием таким, \ Как закуришь козью ножку \ Да колечком пустишь дым. Владимир Гиляровский 1907 МАХОРОЧКА

Закурить во Франции, \проще чем в Америке, \а в России нынешней –\вовсе не вопрос, \сократить дистанцию, \начертать лимериков, \и всё это вынесшей\принести мимоз. Гари Лайт 2001 Закурить во Франции,

Нет душных снов в ночах безвольных, \В привольи дня курю я сны, \Что, средь пустынь моих юдольных, \Из сердца мысли рождены. Иван Коневской 1900 ИЗ КНИГИ «СТИХИ И ПРОЗА» ЗАТИШЬЕ

Он красиво и медленно курит. \ Прихожу, чтоб на пепел смотреть. \ Удивлённые брови, как бури \ И от гнева готовы взлететь. Ольга Дьякова ПЕПЕЛ

Перестану дымить, \Дав железный зарок, \Буду черной кормиться\И красной икрой. \Игорь Киселев Я себя сберегу

Посыпает дождик редкий, \Кашель злой терзает грудь. \Ни клочка родной газетки —\Козью ножку завернуть; Александр Твардовский Василий Теркин: 17. Бой в болоте БОЙ В БОЛОТЕ

Вдруг затускнел огонь во всех свечах, \ Погасли все и закурились; \ И замер глас у певчих на устах, \ Все трепетали, все крестились. Василий Жуковский БАЛЛАДА, В КОТОРОЙ ОПИСЫВАЕТСЯ, КАК ОДНА СТАРУШКА ЕХАЛА НА ЧЕРНОМ КОНЕ ВДВ

«Синий дым табака рождал мысли о Гофмане. Дым скользил по плакатам, ветер шумел в снастях этих бумажных кораблей. » (К. Паустовский)

«Другим надо славы, серебряных ложечек,
Другим стоит много слез, —
А мне бы только любви немножечко,
Да десятка два папирос. » (В. Шершеневич)

Источник

LiveInternetLiveInternet

Музыка

Метки

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Рубрики

Статистика

Мотив курения в литературе

31015555 img 430
Врачующая роль коллектива не единожды доказывалась литературой социалистического реализма. Коллектив боролся за социальное здоровье жертвы алкогольной зависимости, культура с воодушевлением клеймила рабов нездоровой жизни, и редко когда голос медиков, предостерегающих от вреда курения, прорывался на страницы книг. Создаётся впечатление, что табакокурение относится к тому типу прегрешений, которые аттестуются по разряду ребяческого баловства. Даже сама идеологическая риторика чётко фиксирует границы между дурными занятиями. Когда речь заходит о пьянстве, произносится милитаристская реплика: “Пьянству – бой!”– а выпад против табака оформляется в некое подобие объективной сентенции (“Курение – вред!”), по семантике уравнивающейся с надоедливыми прописными истинами: летом жарко или сахар сладкий. Самое поверхностное истолкование проблемы заключается в том, что табак не относится к явным инструментам покушения на устройство общества, он наносит вред только здоровью конкретного человека и не собирается посягать на одряхлевшее тело социума. Обнаруживается ещё и сугубо литературное объяснение феномена.

В романе Флобера «Госпожа Бовари» встречается сцена, повергающая в трепет негодования и дрожь недоумения любого читателя, воспитанного на романтических образцах литературы. Шарль и Эмма возвращаются из гостей, лошадка бежит иноходью, вожжи покрыты пеной, о кузов коляски бьётся привязанный чемодан – словом, уныние и беспросветная скука. Супруги находятся под обаянием воспоминаний: совсем недавно они были в замке, в непривычном блеске интерьеров, в обществе изысканных женщин и благородных кавалеров. Неожиданно ритм повествования меняется: “. Навстречу им вымахнули и понеслись мимо смеющиеся всадники с сигарами во рту одни ехали рысью, другие галопом”.

Современному читателю представить себе человека с сигаретой не составит особого труда. Повсеместное распространение табакокурения делает обычным вид курящих влюблённых, водителей, бизнесменов и так далее. Эстетическое чувство идеального читателя и романтическая мифология аристократических всадников не допускают сигар. Читателю легче представить гофмановских саламандр, чем всадника, отличающегося благородством осанки, жестов и с. сигарой.

Воображение героини потрясено; воспитанная на ферме, вдали от изящных увеселений, она редко видела светских дам и кавалеров. Оттого фигуры всадников показались ей чем-то бесконечно красивым и далёким, сошедшим со страниц рыцарских романов. Дендизм, увиденный глазами провинциалки, становится основной темой сцены. А далее события развиваются по известному сюжету. Две сигары, обнаруженные Шарлем в траве, используются по назначению. Он, выпячивая губы, закуривает, ежеминутно сплёвывает. Первый опыт курильщика не идёт доктору Бовари на пользу: “. Он отложил сигару и побежал на колодец выпить воды”, а Эмма схватила портсигар и “засунула его поглубже в шкаф”, чтобы потом рассматривать его, “обнюхивать” подкладку, “пропахшую вербеной и табаком”.

Реакция Шарля на сигары уже подробно расписана литературой. Бальзак почти за два десятилетия до появления романа Флобера обрушился с жесточайшей критикой на табак, устрашающе вывел выстраданную личным опытом аксиому: “Курить сигарету – значит курить огонь”. Застань Бальзак Эмму Бовари за рассматриванием и “обнюхиванием” портсигара, он не удержался бы воспроизвести известные положения своего трактата «О табаке»: “. Женщины гораздо больше страдают от дыма сигар, чем от огня любви поначалу курение табака вызывает сильное головокружение Денди ни за что не расстался бы с сигарой, даже ради любимой женщины У курильщика перестаёт выделяться слюна если он никогда не выплёвывает слюну, тем самым засоряет сосуды Всякое излишество сокращает жизнь”. Бальзак и, позволительно предположить, Шарль Бовари знали работы Ф.Бруссе и Ф.Распая, исследователей химических процессов в организме. Бальзак сознательно, а Шарль интуитивно отрицают табак, видят в нём зло, которое ещё не заметно для литературы, восторгающейся вместе с Эммой Бовари элегантной привычкой аристократической жизни.

Европе зловредную любовь к табачному дыму прививает Колумб.В XVI веке табак используется в медицинских целях – как средство от мигрени. История табачных плантаций в Виргинии начинается в 1588 году. Молниеносное и повсеместное распространение зелья вызывает запреты на курение. В 1604 году Англия вводит ограничение на ввоз и потребление табака, в 1632 году к запрету присоединяется Швеция, в 1634-м – Россия, а 1649-м – Германия. Курение, несмотря ни на что, становится весьма распространённым и модным занятием.

Сигары прописываются в ассортименте злокозненных увлечений в XVII столетии, затем наступает эпоха трубок. В 30-е годы XIX века романтики уже предпочитают сигареты.

Табак приходит в европейскую культуру также и с Востока – вместе с терпкостью пряностей и витиеватостью поэтических метафор, с сюжетами о смелых охотниках и таинственными историями о запрятанных в джунглях городах, охраняемых жестокими ядовитыми гадами. Восток изменяет и привычный ритуал отношений с дамами сердца. Герой «Тартарена из Тараскона», собираясь идти на свидание к алжирской мавританке, “перво-наперво” сочиняет “наивосточное” письмо, смело перемешивая в нём напыщенную речь индейцев Густава Эмара, экзотические заметки Ламартина, эротику «Песни Песней». “Началось оно: «Как страус в песчаной пустыне. » А кончилось: «Назови мне имя твоего отца, и я скажу тебе название этого цветка. »”

От намерения послать мавританке букет цветов “со значением” пришлось отказаться: влюблённого надоумили купить в подарок даме несколько трубок, аргументировав подобное предложение тем, что ей такой презент “не может не доставить удовольствия, так как она завзятая курильщица”.

Указанная ситуация представляет интерес в контексте проблемы распространения в литературе табачной образности. Табак или курительная трубка оказываются более привлекательными подарками, нежели цветы. В тему табакокурения проникает наркотический подтекст, который намечает оригинальную для культуры геометрию фабулы, ранее связываемую с мотивом алкогольного опьянения. Теперь, минуя горячительные напитки, герои без всякого насилия над смыслом, исключительно через обращение к табаку могут на принципах причудливой ассоциации объединять страуса, пустыню, отца и цветок.

Долгое время общество терпимо относится к табаку, воспринимает его модным увлечением. Одинокие голоса физиологов, очеркистов, химиков против дурной привычки тонут в табачном дыме, не услышанные никем. Мода на здоровый образ жизни ещё не известна, она наступит только в начале XX века, когда откроются страшные последствия табакокурения.

Начиная с XIX века в сознании укореняются казуистические формулы, отражающие неоднозначные отношения человека с вредной привычкой. Л.Толстой негодует, увещевает, утверждает, что курение – это “добровольное сокращение жизненных сил, истощение жизненных соков, осознанное отупление и отказ от человеческой самости”. У.Черчилль, верный аристократическим представлениям об удовольствиях, замечает: “Хорошая сигара – такая же дань законам общества, в котором ты живёшь, как умение читать по-французски и поездка на скачки в Аскоте”. Признание Ж.Верна: “Удовольствие от курения, право, достойная плата за неизбежные неприятности со здоровьем” – указывает на капитуляцию здравого смысла перед сомнительной страстью. Противоречивы и всевозможные рекомендации по избавлению от нездоровой привычки. В.Вульф с грустью констатирует: “Если бы я могла не курить, я бы не курила. Если бы я могла. ” Известный афоризм, приписываемый многим писателям, скрывает за иронией бессилие человеческой природы, вкусившей прелести никотинового отравления: “Нет ничего легче, чем бросить курить. Я сам это делал неоднократно”.

В 40-е годы XIX столетия общественное мнение обсуждает наряду с судебными делами, возбуждёнными против газет и союза типографских работников, и запрет курить в Люксембургском саду. Россия, напротив, демонстрирует терпимое отношение к табаку.
4 июля 1865 года было опубликовано постановление, разрешающее курить на улицах Петербурга. Литература поначалу относится к нездоровому увлечению с некоторой иронией, связывает его прежде всего с привычками франта, или, как его называет И.Гончаров, “льва”, модника 40-х: “Он хорошо ест ему надо подумать, где и как обедать, какой сорт из вновь привезённых сигар курить и заставить курить других”.

Что же касается литературных героев, то авторы не собираются беречь здоровье. Только положительные персонажи Тургенева и Толстого не желают дружить с табаком. Раздолье для курильщиков наступает в романах и повестях Золя, Гонкуров, Чехова. Эстетика натурализма подробно исследует дружбу человека с табаком, подробно расписывает, как герой затянулся, как выдохнул, как сплюнул, какого цвета его слюна. Натурализм оказывается прилежным иллюстратором химико-физиологических трактатов. Гонкуры задаются вопросом, насколько привычка является продолжением натуры. В романах писателей соотношение поклонников табака и некурящих почти одинаково: здесь курят дети, женщины, даже представители профессий, которых мифология XX века наградит стойким неприятием табака. К примеру, рассказывая об американской акробатке Томпкинс, авторы «Братьев Земганно» с интересом изучают привычки заокеанской примы: “Позавтракав и вернувшись в гостиницу, она курила папироски, то и дело цепляясь за трапецию, которую не оставляла ни на минуту в покое”. В качестве иллюстрации дурной страсти и необузданности характера курильщицы приводится анекдотический случай. Служащие цирка сделали гимнастке замечание, предупредив, что папироска может причинить неисчислимые убытки, если заведение сгорит; американка, не теряя хладнокровного спокойствия, поинтересовалась о размере страховки цирка и пообещала выплатить “несколько тысяч” франков в том случае, если её папироска станет причиной пожара.

Табакокурение долгое время ассоциировалось с аристократическим времяпрепровождением; как только оно становится демократической привычкой, то мгновенно утрачивает своё исключительное обаяние. Распространённая литературная сценка: кабак, угар пьяного веселья и сизый дым, заволакивающий лица. Социальный статус литературных героев можно определить по их предпочтениям, исходящим от возможностей. Деклассированные элементы курят и пьют только тогда, когда найдут (украдут) деньги или раздобудут финансового попечителя своим дурным наклонностям. Чиновничество же возводит табак и спиртное в особый ритуал; рюмка водки до обеда и папироска после еды выполняют “медицинскую” функцию и способствуют пищеварению. Разубедить в этом своих героев писатели не пытаются.

В XIX веке, к 60-м годам, страсть к табаку приобрела устрашающие масштабы. Усиленная идеями эмансипации женщины, она заявлялась способом преодоления извечной социальной закабалённости слабого пола. Женщины начинают демонстративно курить на улице, тем самым доказывают своё право ничем не отличаться от мужчин. Тургеневская героиня Евдоксия Кукшина ведёт жизнь настоящей “эмансипе”, у неё в доме, скорее походящем, отмечает автор, на “рабочий кабинет”, заваленный письмами, неразрезанными журналами, окурками папирос, всегда можно найти не одну бутылку шампанского, покурить, поговорить об Эмерсоне, Либиосе, Жорж Санд, Маколее, Домострое, Мишле, Бунзене, то есть удовлетворить желание поболтать о прогрессивном. Сама хозяйка небрежна, неопрятна, этакая “замечательная натура. в истинном смысле слова, передовая женщина”, не прочь посидеть с “прогрессивными” собеседниками, порассуждать о материализме и свободе, предаться скромным мужским удовольствиям: “Евдоксия свернула папироску своими побуревшими от табаку пальцами, провела по ней языком, пососала её и закурила”.

Сцена, нарисованная Тургеневым, только ироническим подтекстом отличается от литературного портрета салона первой трети XX века, когда партнёрские отношения между полами – результат бурной деятельности шестидесятниц и революций – выразятся в равноправии привычек и стиля поведения. XX век создаст образ женщины, настолько похожей на мужчину, что какие-либо половые различия подвергаются утрированию. Внимание Д.Лондона привлекут бицепсы красавицы, отечественная литература наденет на женщину комиссарскую тужурку. Показателем женской независимости станет, конечно же, страсть к табаку.

В творческом сюжете весьма распространена мизансцена, рождённая мышлением декаданса: владычица умов возлежит на кушетке, устало поглядывает на огонёк папироски, а дым окутывает её отточенный профиль, стелется по горностаевому манто. Картина вызывает прилив восторга у немногочисленных счастливцев, допущенных к созерцанию дива, и читателей, которые умиляются изысканности ситуации и не допускают мысли, что перед ними известная история Кукшиной, предложенная в иных интерьерах.

Медицинский диагноз “эмансипе” ставит Чехов. В рассказе «Володя большой и Володя маленький» писатель с усталостью врача констатирует запущенность болезни Маргариты Александровны: “. Девушка уже за тридцать, очень бледная, с чёрными бровями, в pince-nez, курившая без передышки, даже на сильном морозе; всегда у неё на груди и на коленях был пепел”. Для Чехова-медика курение на морозе означает прямой путь к чахотке. Автор жалеет эмансипе 80-х, она нелепа в своих мужских привычках, она перестала быть женщиной без надежды поменять пол: “. Могла пить ликёры и коньяк, сколько угодно, и не пьянела, и двусмысленные анекдоты рассказывала вяло, безвкусно. Дома она от утра до вечера читала толстые журналы, обсыпая их пеплом, или кушала мороженые яблоки”.

Сюжет несчастной Риты показателен в качестве примера деградации дворянских привычек. Гоголевский Манилов любовно выбивал золу из трубок и расставлял “не без старания” горки пепла “очень красивыми рядками” на подоконниках. Изменилось время, теперь пепел становится знаком неопрятности курильщицы. Некогда Гоголь использовал табачную метафору, чтобы определить длительность духовного блаженства любящих сердец: “И весьма часто, сидя на диване, вдруг, совершенно неизвестно из каких причин, один, оставивши свою трубку, а другая работу они напечатлевали друг другу такой томный и длинный поцелуй, что в продолжение его можно было легко выкурить маленькую соломенную сигарку”. Теперь же, в литературе конца XIX – начала XX века, всё чаще появляется сюжет, пародирующий любовное томление: женщины лёгкого поведения пристают к прохожим с недвусмысленным предложением, завязка которого своей бесхитростностью (“Мужчина, сигаретки не найдётся?”) пародирует дискуссии 60-х, когда сигарета и совместные перекуры символизировали идею женской свободы.

Чехову принадлежит и сатирический анализ причин интереса к табаку. Иван Иванович Нюхин из сцены-монолога «О вреде табака» читает лекцию о пагубном влиянии дурной привычки на человека. Ботанические справки в его речи соседствуют с “полезными” для “господ врачей” жизненными наблюдениями и умозаключениями: “. Если муху посадить в табакерку, то она издохнет, вероятно, от расстройства нервов”. Сам Нюхин курит по причинам, уже осмеянным в середине столетия: нервы надо успокоить. Лекция превращается в горестное признание: жизнь обманула, юношеские мечты рассеялись, уступили место повседневности. Всё безрадостно и бесперспективно: жена, дочери, бедность. Тема, предложенная в названии лекции, лишь заявляется (“табак заключает в себе страшный яд”), она мало интересует лектора, убеждённого, что курение – всего лишь малая толика тех бедствий, которые обрушивает на человека жизнь. Был Нюхин когда-то “молод, умён, учился в университете, мечтал, считал себя человеком”, а теперь докатился до роли пропагандиста здорового образа жизни, в необходимость которого и сам не верит.

Чеховская сценка предлагает развязку отношения героя русской литературы к своему здоровью. На протяжении всего XIX века на карте болезней литературных персонажей наиболее убедительными являлись болячки душевные. Редко кому из героев приходила мысль позаботиться о теле. Немногочисленные примеры – Рахметов, Константин Левин – смотрятся исключениями из правила. Отсюда и нюхинская забывчивость, лекция о вреде табака превращается в исповедь на заданную русской литературой тему об обманутых надеждах, о злой судьбе, о противности самому себе. Очевидно само решение вопроса: из двух ядов – табак и жизнь – более страшен второй, а табак – это уже так, верный способ “издохнуть” от расстройства нервов, печально признаётся герой Чехова.

Пожалуй, ни один из мотивов литературы так не выявляет метаморфозы мира, как табакокурение. От благородной позы аристократа, задумчиво наблюдающего за дымком сигары и любующегося пирамидками пепла, до темпераментных защитников женской эмансипации, резких в суждениях, истеричных в поступках, ставших идеологическими заочными наставниками проституток, – движение сюжета страсти к табачному дыму.

Один из центральных мотивов, связанных с табакокурением, – это возможность обретения персонажем ощущения публичной независимости. Романтики с интересом рассматривали героя, задумчиво вдыхающего дым: на лице таинственного незнакомца отпечатались следы перенесённых страданий и память о ветрах героических странствий. Пока герой курит, автор имеет возможность подробно описать его внешность, поиграть с ожиданиями читателя. Вот герой докурил, бросил реплику, а потом принялся исповедоваться – фабула, распространённая в 40–50-е годы XIX века, постепенно предстаёт не более чем привычным сюжетным ходом. Литература понимает усталость самого приёма и начинает ограничиваться воспроизведением его декоративных элементов. Курение перестаёт быть знаком психологической нюансировки характеров, становится самоцельным занятием, оттеняет фабулы перемещений героев в пространстве, бесед и так далее. Тема курения приобретает новую жизнь, объединившись с женским образом, подчеркнув “мужские” притязания бездетной, стареющей, истеричной и свободной героини или идеологической рабыни века. Затем наступает черёд детей приобщаться к дурным привычкам взрослых.

Тема первой сигареты развивается в пределах традиционной композиции: неожиданное обретение свободы, обаяние курящих героев приключенческих романов, прогулянные уроки, появление “демократических” товарищей, зависть юного барчука, наблюдающего раскрепощённые нравы новых друзей. Затем эйфория независимости сменяется перечислением физиологических реакций юного организма на первую сигарету: кашель, тошнота, позывы к рвоте – и обещания больше не курить, даваемые самому себе и мудрому отцу. Сюжет табачной инициации, посвящения во взрослую, независимую жизнь основывается на классической паре: беспризорный мальчишка (сын рыбака, крестьянина) обучает дворянского отпрыска вдыхать дым сигарет и радуется эффекту, бесплатному комическому представлению: выпученные глаза барчука, испарина и бледность до синевы. Варианты этой темы встречаются в “бурсацкой”, потом в “гимназической” теме, когда заботу о новичках берут на себя старшие товарищи.

Курение предлагается физическим и символическим актом вхождения в новую жизнь: герой проходит испытание табачным дымом и начинает воспринимать себя приобщившимся к миру взрослых. Литература открывает одну из самых драматических ипостасей темы – неестественную интенсификацию процесса взросления. Предстаёт он, как бы это ни звучало банально, в виде мгновенного открытия “взрослого” мира: сигарета, рюмка, женщина – триада, убыстряющая динамику социализации, порождающая жизненную усталость. Дети познают запретные плоды, взрослеют, и больше не остаётся в этой жизни ничего, что могло бы удивить и порадовать прелестью ожидания, любования таинственностью, открытиями. Подобный вывод может показаться морализаторским, но он, к сожалению, происходит из жизненной реальности, которая вот уже на протяжении почти столетия не утрачивает трагического звучания.

Табак привлекателен для юного героя литературы открывшимися возможностями показать себя в сюжете взрослого существования, обнаружить в театральном антураже поведения нервического человека искусства, сигаретой успокаивающего расшалившиеся от любовной и творческой горячки нервы, испробовать себя в роли романтического, загадочного страдальца. Внешне безграничный диапазон возможностей самореализации, открываемый мотивом табакокурения, привлекателен и для подростков, и для самой литературы, открывающей новые перспективы в осмыслении привычных конфликтов. Образ курящего мужчины не идёт ни в какое сравнение с описанием физических мучений мальчика, закуривающего первую в жизни сигарету. О мужчине можно рассказать, что его покинула любимая, что рифма не приходит, что глобальные проблемы космоса ждут от него скорого решения. Что же касается ребёнка, то его первое знакомство с сигаретой можно облечь в жанр лекции о том, что падение духовности начинается с первой затяжки, рюмки, что мир гибнет и никто не спасётся. Когда эта тема исчерпает свой дидактический ресурс, то от неё останется лишь портрет мальчика в кольцах дыма – обыденность, которую литературе станет и комментировать как-то скучно. Пафос сострадания и негодования сменится нейтральностью констатации и усталым безразличием к неестественной привычке.

Книги по теме

(чтобы посмотреть описание книги, кликните по картинке)

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector