Как описать мрачную атмосферу

woman 3377839 1920 Советы на день
Содержание
  1. 7 способов описать жуткое место
  2. Cтрах перед неизвестностью
  3. Способ 1. “Неправильный” цвет
  4. Способ 2. Несоответствие месту или ситуации
  5. Способ 3. Подозрительные действия
  6. Способ 4. Зловещий предмет
  7. Способ 5. Ассоциации и метафоры
  8. Способ 6. Слова-ключи
  9. Способ 7. Игра на древних инстинктах человека
  10. Полезный совет
  11. Как описать мрачную атмосферу
  12. Пишем книгу: Атмосферность произведения
  13. Из чего состоит атмосфера произведения?
  14. Где в истории можно найти место для атмосферности
  15. Атмосферность – залог объемного мира истории
  16. Полезное: атмосферность произведения
  17. Как написать идеальный хоррор: учимся у мастеров жанра
  18. Чему нас может научить Говард Лавкрафт? К черту условности, пусть любой бомж будет знатоком «Некрономикона»
  19. Чему нас может научить Клайв Баркер? Суйте везде побольше гениталий
  20. Чему нас может научить Адам Нэвилл? Лепите героев с ваших друзей. И добавляйте хэви-метал!
  21. Чему нас может научить Дэн Симмонс? Пусть все герои будут полярниками, альпинистами или хотя бы океанографами
  22. Чему нас может научить Эдгар Аллан По? Покажите читателю, кто тут самый умный
  23. Чему нас может научить Mark Z. Danielewski? Ужасайте всех своим постмодернизмом
  24. Чему нас может научить Стивен Кинг? Пусть весь ужас происходит в одном городке. С одними и теми же персонажами

7 способов описать жуткое место

Cтрах перед неизвестностью

Если нам надо нагнать на читателей жути, самый верный способ — это задействовать страх перед неизвестностью.

Когда люди сталкиваются с необъяснимым явлением, пусть даже вымышленным, у них автоматически возникает нужная нам реакция.

zhutkoe mesto

Способ 1. “Неправильный” цвет

Представьте себе больничную палату, выкрашенную в кроваво-красный цвет. А как насчет детской комнаты грязно-болотного цвета? Плитка на кухне — с веселыми алыми горошинами, подозрительно напоминающими капли крови… Милая девушка с белыми зрачками — как у вареной рыбы…

Все это выглядит “неправильно”, и поэтому тревожит подсознание читателя.

Способ 2. Несоответствие месту или ситуации

Допустим главный герой входит в помещение — в самую обычную комнату, оглядывается кругом и вдруг обнаруживает… нечто. Например, присохший к стене маленький кусочек мяса или дверную ручку, привинченную не к двери, а к стене.

Подозрительный объект одновременно вызывает и любопытство и тревогу, и читателю уже трудно оторваться от книги — ему хочется узнать, что будет дальше.

Способ 3. Подозрительные действия

Действия и звуки, которые явно не соответствуют обычному порядку вещей, действуют на наше подсознание аналогичным образом, но только еще в большей степени. Если что-то движется “неправильно”, у нас в мозгу мгновенно зажигает “сигнал опасности”.

Представьте себе, что поверхность стола, за которым вы сидите, вдруг начинает пузыриться и трескаться. Все это страшно только потому, что необъяснимо (ну и стол, разумеется, жалко — все-таки он денег стоит).

Покопайтесь в своих кошмарах: что вас больше всего пугало? Мне однажды приснилось, что у моей собаки разом выпали все зубы.

Способ 4. Зловещий предмет

Есть ряд предметов, которые по определению выглядят подозрительно для нашего подсознания:

slomannye perila

Вещи, связанные со смертью и болью

Все, что связано со зловещими суевериями

Все, что связано с покинутым жильем

zabroshennyi dom

Способ 5. Ассоциации и метафоры

Можно заострить внимание читателей на объектах, которые служат предостережением герою. Это может быть, например, мертвая бабочка, застрявшая в паутине, или мигающий ярко-красный знак над запертой дверью — “Выхода нет”.

Способ 6. Слова-ключи

Множество слов в русском языке несут в себе “мрачный заряд”. Сами по себе такие слова никого не напугают, но в комбинации с нужными образами они могут дать очень мощный эффект. Например:

Составьте список прилагательных и наречий, связанных с угрозой, тревогой, смертью и разложением и у вас получится “словарь ужастика”, который можно адаптировать к вашему сюжету.

Способ 7. Игра на древних инстинктах человека

Тьма, ночной лес, кладбища, глаза хищника, светящиеся во тьме, тусклое освещение, запахи тлена и т.п. по определению вызывают в человеке страх.

Пусть это звучит банально, но это работает, потому что мы никуда не денемся от инстинктов, которым многие тысячи лет. Все, что пугало наших далеких предков, жмущихся к костру во мраке пещеры, до сих пор пугает и нас.

Полезный совет

Если вы хотите показать читателям жуткое место, описывайте его с точки зрения персонажа, который уже воспринимает мир в определенном ключе. Он замечает не все подряд, а только то, что имеет для него особый, зловещий смысл.

Одно дело, если ваш читатель смотрит на происходящее с точки зрения стороннего наблюдателя, и совсем другое — если он вжился в образ героя и переживает за него, как за самого себя.

Источник

Как описать мрачную атмосферу

Group 79 1

Место действия, например, квартира, дом, парк или вагон метро, многое даёт повествованию. Хороший сеттинг служит каркасом, к которому крепятся другие элементы сюжета. Если вы создаёте яркое описание места, в котором разворачивается действие, то буквально переносите туда читателя.

Грамотное описание места действия задаёт нужную атмосферу и настраивает на требуемый лад, придаёт контекст происходящему и добавляет необходимые детали.

В определённых случаях сеттинг способен и сам стать двигателем сюжета. Например, в «Убийстве в «Восточном экспрессе» Агаты Кристи все персонажи оказываются заперты в поезде, застрявшем на горном перевале. С одной стороны, передвижения персонажей ограничены десятком вагонов, но с другой стороны, замкнутая локация значительно нагнетает напряжение. Эркюль Пуаро отчётливо понимает, что убийца Рэтчетта где-то в поезде.

Для того, чтобы локация работала на атмосферу, требуется:

Начинайте сцены с описания локации, в которой разворачивается действие — читатель должен понимать, в какой обстановке находятся герои. Нарисуйте общий план и дайте максимально широкое описание места, затем переходите к крупному плану и переключайтесь на детали, не видные издалека.

Если герои никуда не уходили, вам следует время от времени напоминать, что действие всё ещё разворачивается в том же месте. Если протагонист периодически будет возвращаться в локацию, то подробное описание следует давать только в первый раз. В последующие достаточно будет подчеркивать наиболее заметные детали.

Избегайте общих фраз и описаний (дом был большим, а город не очень). Старайтесь выделять те конкретные детали, которые присущи этому конкретному месту. Посмотрите, как одним предложением характеризует место действия «Ста лет одиночества» Габриэль Гарсия Маркес:

«Макондо был тогда небольшим поселком из двадцати глинобитных, с камышовыми кровлями домишек, стоявших на берегу реки, которая несла свои прозрачные воды по ложу из белых, гладких и огромных, как доисторические яйца, валунов».

noroot

Вот так начинает описание французского городка Джоан Харрис в романе «Шоколад»:

«Нас пригнал ветер, не по-февральски тёплый ветер, полнящийся горячими сальными запахами жарящихся лепёшек, колбасы и посыпанных сладкой пудрой вафель, которые пекут на раскалённой плите прямо у обочины дороги. В воздухе, словно некое жалкое противоядие от зимы, вихрятся кружочки конфетти, скользящие по рукавам, манжетам и в конце концов оседающие в канавах».

121580 dzhoann harri

А вот Герман Мелвилл описывает будни американских китобоев в «Моби Дике»:

«Однако из кухни потянул горячий дымный аромат, в значительной мере опровергавший мои безрадостные опасения. Когда же дымящееся блюдо очутилось перед нами, загадка разрешилась самым восхитительным образом. О любезные други мои! Послушайте, что я вам расскажу! Это были маленькие, сочные моллюски, ну не крупнее каштана, перемешанные с размолотыми морскими сухарями и мелко нарезанной соленой свининой! Все это обильно сдобрено маслом и щедро приправлено перцем и солью!»

128141 german melvil

Не стоит включать в начало каждой главы несколько абзацев описания локации, и только потом переключаться на действие. Персонажи и сеттинг не должны существовать отдельно друг от друга, они должны взаимодействовать. Если персонаж едет в поезде, то пусть описания окружающего мира перемежаются с его мыслями, наблюдениями и действиями. Если действие разворачивается в кафе, пусть герой закажет кофе, изучит меню, осмотрится по сторонам, присмотрится к посетителям или поищет глазами свободный столик.

Хороший сеттинг поддерживает экшен, помогает нагнетать напряжение или поддерживает развитие персонажей. Почему действие многих триллеров разворачивается на тёмных улицах или заброшенных складах? Потому что подобные места нервируют сами по себе. Однако одна и та же локация в зависимости от нужд сюжета может как навевать благостные чувства, так и приводить в ужас. Самая обычная съёмная квартира, такая уютная и желанная после тяжелого трудового дня, может превратиться в комнату ужасов, если герой заметит, что в его отсутствие в ней кто-то побывал: слегка приоткрыта створка шкафа, вещи стоят несколько иначе. А если ещё где-то послышится шорох или скрип…

Источник

Пишем книгу: Атмосферность произведения

Атмосферность (иначе – собственно атмосфера произведения) – это явление, благодаря которому история становится зримее, осязаемее, ощутимее.

Именно атмосферность помогает читателю с головой окунуться в повествование. Без нее история, даже сверхинтригующая и интересная, скажем так, «не смотрится». И не ощущается. Без атмосферности история – лишь сценарий, заготовка, которая, да, держит в напряжении, но читатель остается посторонним, а не участником событий. А дело писателя – не только в том, чтобы рассказать, но и в том, чтобы показать. И помочь читателям ощутить на своей шкурке все прелести истории.9ef89d4882a5

Из чего состоит атмосфера произведения?

Мы живем в трехмерном мире, и повествование также должно быть трехмерным: вижу + слышу + ощущаю = чувствую. Атмосферность – это яркие детали видения, звучания и ощущения, благодаря которым появляется чувство присутствия, сопричастности.

Из чего, к примеру, состоит атмосфера ярмарки – праздника?

1. Это обилие ярких красок – нарядная одежда, украшенные дома и палатки торговцев, развивающееся флаги; это непрерывное движение – на сценах, в толпе; это эмоции на лицах людей – улыбки, предвкушение, недовольство.

2. Это звуки – крики зазывал, праздничная музыка, жалобы «держи вора!», разговоры у праздничных палаток, гудки рожков.

3. Это ощущения – запах жареной кукурузы и шашлыка, парфюма и канализации, осеннего (или весеннего ветра) и увядания (или цветения); это толчки и тычки толпы, отдавленные ноги и отбитые локти; это жар от шашлычной жаровни или холод ветра; это боязнь толпы и так далее.

4. Это чувства: радости – от долгожданного события, от участия в празднике; осторожности – воров много, толпа опасна; бесшабашности – наесться шашлыка и напиться, а потом – на танцы; сопричастности и т. п.

Элементы атмосферности, как правило, есть везде, главное – уметь их замечать, отмечать и вплетать в историю. И, конечно, важно:

а) не переборщить, ибо атмосферность – это зачастую описания;

б) обойти противоречия – элементы атмосферности должны дополнять друг друга, создавая единое трехмерное пространство.

Где в истории можно найти место для атмосферности

1. Время года и погодные явления.

Почему мы любим осень? Не только за ковры из ярких листьев, но и за особую атмосферу – это романтика увядания, прощания, это домашний уют и тепло, когда за окном льет дождь. У каждого времени года есть своя неповторимая атмосфера, которую «выражают» как погодные условия – ощущения, так и видимое-слышимое.

Конечно, не стоит писать «простыни» о любви-ненависти к осени и в деталях изучать каждую смену погоды, но вот отмечать – по выходу героя из дома, в пути – нужно. Шорох листьев по мостовой, туман над рекой, крики перелетных птиц в серых небесах, сырой ветер, пробирающий до костей, не занимают много места, но помогают читателю проникнуться атмосферой времени года.
0a03aa117608e9043dfc1825d52a7d3b

Здесь же – необычные явления (красная луна, солнечные затмения) и время суток (закаты, рассветы мы тоже за что-то любим, верно?).

2. Локация.

Древние развалины, старинный город, крупная деревня, покосившаяся лачуга, соловьиная рощица или пустынные земли – все имеет свою особую атмосферу. В развалинах пахнет сыростью и уныло воет ветер; в старинном городе восхищают или пугают вычурные строения готического стиля, воркуют на красных крышах голуби и пахнет булочками с корицей; в лачуге грязно и неуютно. И так далее.

В каждой локации можно найти элементы атмосферности. Две-три яркие черты от каждого восприятия – и атмосфера города и леса проявляется. А в соединении явлений и локации объемность проявляется во всей красе. Кого не пугали или не интриговали полнолуния на заброшенных кладбищах или безлунная ночь в старом лесу, где, кажется, из-за каждого дерева за тобой наблюдают чьи-то голодные глаза.

obl1

Вы научитесь подбирать необходимую информацию и перерабатывать ее в новые сюжетные идеи, а также узнаете, из чего состоит атмосфера мистики, как придумать мистический сюжет и прописать достоверного мистического персонажа.

По итогам работы у вас на руках будет план истории + проработанные детали мира, мистической атмосферы + опыт в написании мистических сцен.
Заказать практикум

3. Обстановка.

Разбросанные по комнате вещи, запах краски в мастерской художника, натертые до блеска полы и запах воска, ползущий по стене дома плющ, круглая комнатка с восточными коврами на стенах, яркими подушками на полу и запахом табака, книжные полки на стенах и вышитые занавески – все эти бытовые, обычные на первый взгляд детали создают атмосферу обстановки.

Уютная и домашняя, неряшливая и необжитая, обстановка бывает разной, как в доме, так и на улице или на лесной поляне, где «дубы-колдуны что-то шепчут в тумане». Элементы обстановки всегда перекликаются (или совпадают) с деталями локации и погодных явлений.

4. Отношения.

Взаимоотношения между героями/персонажами (семья, пара влюбленных/врагов, между напарниками, друзьями или студентами в группе) – это так же часть общей атмосферности, о которой не стоит забывать. Это взгляды, интонации в беседах, жесты и проявленные чувства: дружелюбие, враждебность, равнодушие и т. д.

0b2cd75c129bd0cceb98b6ba88da51a4

5. Персонажи.

Отдельные личности героев/персонажей (или группы) тоже могут быть частью атмосферы: это и национальная одежда, и вероисповедание с его ритуалами, и профессия.

Художник, рисующий на пристани закат; уличный музыкант, играющий на флейте; цыганский табор на городской ярмарке.

Персонажи как носители культуры – это очень яркий элемент атмосферности.

Конечно, необязательно учитывать все детали и рассказывать обо всех элементах, тем более что атмосферность бывает разной: «крупной», общей – мира, страны или города, и «точечной», ситуационной – для дома, семьи, праздника, персонажа. Однако помнить о ней нужно.

Атмосферность – залог объемного мира истории

Атмосферность – явление «штриховое», «набросочное», образное: там – черта, здесь – деталь, тут – образ. Но именно из совокупности всех штрихов и складывается общая атмосфера как всей истории, так и отдельных ее эпизодов.

1329985006 queen crown

И напоследок: ищите свои черты атмосферности, свои образы и слова для ее создания. Золотая осень и жалобные крики чаек – это, конечно, понятно, но, к сожалению, шаблонно. Нельзя сказать, что шаблоны в описаниях мира совсем плохо, но это – обыденно, как цветы на поляне.

Каждый из нас видит, слышит, ощущает и чувствует мир по-своему, и ничто не мешает нам в наших историях создавать собственную атмосферу. Ибо запоминается то, что отличается от стандарта.

Источник

Полезное: атмосферность произведения

Атмосферность (атмосфера произведения) – это явление, благодаря которому история становится зримее, осязаемее, ощутимее.
Именно атмосферность помогает читателю с головой окунуться в повествование. Без нее история, даже сверхинтригующая и интересная, не ощущается. Без атмосферности история – лишь сценарий, заготовка, которая, да, держит в напряжении, но читатель остается посторонним, а не участником событий. А дело писателя – не только в том, чтобы рассказать, но и в том, чтобы показать. И помочь читателям ощутить все прелести истории лично.
Из чего состоит атмосфера произведения?
Мы живем в трехмерном мире, и повествование также должно быть трехмерным: вижу + слышу + ощущаю = чувствую. Атмосферность – это яркие детали видения, звучания и ощущения, благодаря которым появляется чувство присутствия, сопричастности.
Из чего, к примеру, состоит атмосфера ярмарки – праздника?
1. Это обилие ярких красок – нарядная одежда, украшенные дома и палатки торговцев, развивающееся флаги; это непрерывное движение – на сценах, в толпе; это эмоции на лицах людей – улыбки, предвкушение, восторг.
2. Это звуки – призывы зазывал, праздничная музыка, крики «держи вора!», разговоры у праздничных палаток, гудки рожков.
3. Это ощущения – запах жареной кукурузы и шашлыка, парфюма, цветов, осеннего (или весеннего ветра); это толчки и тычки толпы, отдавленные ноги и отбитые локти; это жар от шашлычной жаровни или холод ветра.
4. Это чувства: радости – от долгожданного события, от участия в празднике; осторожности – воров много, толпа опасна; бесшабашности – наесться шашлыка и напиться, а потом – на танцы; сопричастности и т. п.
Элементы атмосферности, как правило, есть везде, главное – уметь их замечать, отмечать и вплетать в историю. И, конечно, важно:
а) не переборщить, ибо атмосферность – это зачастую описания;
б) обойти противоречия – элементы атмосферности должны дополнять друг друга, создавая единое трехмерное пространство.
Где в истории можно найти место атмосферности
1. Время года и погодные явления.
Почему мы любим осень? Не только за ковры из ярких листьев, но и за особую атмосферу – это романтика, подготовка природы к зиме, это домашний уют и тепло, когда за окном льет дождь. У каждого времени года есть своя неповторимая атмосфера, которую «выражают» как погодные условия – ощущения, так и видимое-слышимое.
Конечно, не стоит писать много о любви-ненависти к осени и в деталях изучать каждую смену погоды, но вот отмечать – по выходу героя из дома, в пути – нужно. Шорох листьев по мостовой, туман над рекой, крики перелетных птиц в серых небесах, сырой ветер, пробирающий до костей, не занимают много места, но помогают читателю проникнуться атмосферой времени года.
Здесь же – необычные явления (красная луна, солнечные затмения) и время суток (закаты, рассветы мы тоже за что-то любим)
2. Локация.
Древние развалины, старинный город, крупная деревня, покосившаяся лачуга, соловьиная рощица или пустынные земли – все имеет свою особую атмосферу. В развалинах пахнет сыростью и уныло воет ветер; в старинном городе восхищают или пугают вычурные строения готического стиля, воркуют на красных крышах голуби и пахнет булочками с корицей; в лачуге грязно и неуютно.
В каждой локации можно найти элементы атмосферности. Две-три яркие черты от каждого восприятия – и атмосфера города и леса проявляется. А в соединении явлений и локации объемность проявляется во всей красе. Кого не пугали или не интриговали полнолуния на заброшенных кладбищах или безлунная ночь в старом лесу, где, кажется, из-за каждого дерева за тобой наблюдают чьи-то голодные глаза?
3. Обстановка.
Разбросанные по комнате вещи, запах краски в мастерской художника, натертые до блеска полы и запах воска, ползущий по стене дома плющ, круглая комнатка с восточными коврами на стенах, яркими подушками на полу и запахом табака, книжные полки и вышитые занавески – все эти бытовые, обычные на первый взгляд детали, создают атмосферу обстановки.
Уютная и домашняя, неряшливая и необжитая, обстановка бывает разной, как в доме, так и на улице или на лесной поляне, где «дубы-колдуны что-то шепчут в тумане». Детали обстановки всегда перекликаются (или совпадают) с деталями локации и погодных явлений.
4. Отношения.
Взаимоотношения между героями/персонажами (семья, пара влюбленных, враги, напарники, друзья или студенты в группе) – это так же часть общей атмосферности, о которой не стоит забывать. Это взгляды, интонации в беседах, жесты и проявленные чувства: дружелюбие, враждебность, равнодушие и т. д.
5. Персонажи.
Отдельные личности героев/персонажей (или группы) тоже могут быть частью атмосферы: это и национальная одежда, и вероисповедание с его ритуалами, и профессия. Художник, рисующий на пристани закат; уличный музыкант, играющий на флейте; цыганский табор на городской ярмарке.
Персонажи как носители культуры – это очень яркий элемент атмосферности.
Конечно, необязательно учитывать все детали и рассказывать обо всех элементах, тем более что атмосферность бывает разной: «крупной», общей – мира, страны или города, и «точечной», ситуационной – для дома, семьи, праздника, персонажа. Однако помнить о ней нужно.
Атмосферность – залог объемного мира истории. Явление «штриховое», «набросочное», образное: там – черта, здесь – деталь, тут – образ. Но именно из совокупности всех штрихов и складывается общая атмосфера, как всей истории, так и отдельных ее эпизодов.
И напоследок: ищите свои черты атмосферности, свои образы и слова для ее создания. Каждый из нас видит, слышит, ощущает и чувствует мир по-своему, и ничто не мешает нам в наших историях создавать собственную атмосферу. Ибо запоминается то, что отличается от стандарта.

Источник

Как написать идеальный хоррор: учимся у мастеров жанра

Stephen King

Как написать идеальный хоррор, даже если до этого вы не писали ничего сложнее эссе в старших классах? О, это очень просто. Надо лишь следовать советам классиков, вроде Кинга, Лавкрафта или Клайва Баркера. Читайте гайд Отвратительных мужиков, с помощью которого вы сможете набросать гениальный душераздирающий рассказ за одну бессонную ночь.

Чему нас может научить Говард Лавкрафт?
К черту условности, пусть любой бомж будет знатоком «Некрономикона»

lovecraft fun

Самая лучшая и самая недооцененная черта произведений Лавкрафта — это не атмосфера иррационального ужаса и не безжалостность холодной Вселенной, а восхитительная непосредственность Говарда. Великий автор плевать хотел на условности, особенно социальные.

Какой-нибудь вывалившийся из подворотни бомж может выдать нечто в духе: «Потаенная звезда Офир ниспустила свои лучи, пробуждая в наших мозгах отделы, дремавшие со времен создания нечестивых кодексов Хаммурапи. Хеттские теурги предрекали это еще во времена «Махабхараты». О, горе нам, не послушавшимся гностических советов Гермеса Трисмегиста!». И это не какой-то спившийся маг или философ, это просто Алкаш Который Все Знает. Почему? Потому что Лавкрафту захотелось ввести вас в курс дела без всяких там прелюдий. И это великолепно и смешно одновременно.

Чему нас может научить Клайв Баркер?
Суйте везде побольше гениталий

Типичная история в духе Клайва: главный герой убегает от омерзительной дьявольской твари и прячется от нее за стеной. Тварь, конечно же, находит героя: сначала из-за угла показывается ее слюнявая морда, а затем (внезапно!) ее огромный эрегированный фаллос. Теперь мы в еще большем замешательстве и напряжении: то есть быть сожранным мерзким монстром — это еще не самое худшее?

Чему нас может научить Адам Нэвилл?
Лепите героев с ваших друзей. И добавляйте хэви-метал!

Адам Нэвилл, автор «Ритуала» (по нему сняли неплохой фильм) — современный мастер ужаса. И у него нередко прослеживается забавная схема: для того, чтобы читатели больше сопереживали героям, он, судя по всему, пишет их с собственных друзей. Дружба мужиков за 30, которая проходит проверку потусторонним ужасом — это забавный и очень действенный фон для погружения. Еще Нэвилл, случается, вводит в повествование металюг и вообще упоминание метала как жанра. Просто потому что любит его.

Хотите сделать хоррор-рассказ в духе Адама Нэвилла? Берите за основу ваших друзей, опишите их эгоистичными болванами (когда-нибудь они это оценят, но не сразу) и столкните с неведомой хтонью и культистами. Добавьте немного хэви-метала. Все первые беседы между главными героями должны проходить в пабе за пинтами пива. Основа для произведения готова!

Чему нас может научить Дэн Симмонс?
Пусть все герои будут полярниками, альпинистами или хотя бы океанографами

dan simmons

Дэн Симмонс — маститый фантаст, автор величественного «Гипериона». Однако с выходом сериала «Террор» по его одноименной книге его теперь больше знают как автора душераздирающих и при этом умно́ написанных хорроров.

Чтобы писать как Симмонс, возьмите у него на вооружение самое главное правило: пусть главные герои будут прославленными полярниками (как в том же «Терроре») или альпинистами (как в «Мерзости»). Киньте их в практически невыносимые условия, когда сама природа пытается перемолоть человека своими ледяными челюстями. А потом, когда напряжение и так почти на пределе, добавьте неведомую ужасающую тварь, которая начинает преследовать героев.

Чтобы было забавнее, первую треть книги долго и усердно описывайте жизнь, нравы, снаряжение, тактику выживания и исследовательские амбиции персонажей. А как только читатель захочет забросить книгу («так, ё-моё, я же хоррор купил, верните мне деньги!»), вверните ада. Главный секрет — не опаздывать с вворачиванием, а то все будут вспоминать ваше произведение словами: «А, да книга про океанографов. Забросил ее на описании самодельного весла из моха на 200-й странице».

Чему нас может научить Эдгар Аллан По?
Покажите читателю, кто тут самый умный

poe cover v2n1

Эдгар Аллан По, конечно, был гением. Его отличал невероятный талант и поэтическая сила. Но гением он был чудовищно увлекающимся. Иногда возникает ощущение, что писал он, совершенно позабыв про читателя. Особенно это видно по его хоррор-рассказам. Часть из них выглядит как ваш типичный сон с похмелья: все сумбурно и жутко; кто-то, кажется, умер (а может и нет). В конце оказывается, что главный герой сошел с ума (или нет). В середине рассказ взрывается заметкой, которую вообще, кажется, писали не для вас:

«Заключение a posteriori должно было бы указать френологии, как на одно из прирожденных и первичных начал человеческих действий, на нечто парадоксальное, что мы можем назвать извращенностью, за недостатком наименования более определительного. В том смысле, как я его понимаю, это, в действительности, mobile, лишенное мотива, мотив не мотивированный. Повинуясь его подсказываниям, мы поступаем без постижимой цели; или, если это представляется противоречием в терминах, мы можем изменить теорему и сказать следующим образом: повинуясь его подсказываниям, мы поступаем так, а не иначе, именно потому, что рассудок не велит нам этого делать».

— Это, кстати, реальный отрывок из рассказа «Демон извращенности».

В итоге вы ничего не понимаете и ложитесь на бок, чтобы унять начавшуюся мигрень: «Эдгар, ну за что?». В этом весь гений По.

Чему нас может научить Mark Z. Danielewski?
Ужасайте всех своим постмодернизмом

HouseOfLeavesSpread

Марк Данилевский — автор книги «Дом листьев», обласканной богемной публикой, злоупотреблящей психоделиками. Формально это хоррор, но на деле — извращенная ультра-постмодернистская игра, от которой даже Славой Жижек подавился бы кокаином.

Для начала берете избитый сюжет. Например, про семью, которая переехала в Жуткий Дом, Где что-то Не в Порядке. Потом добавляете сюжет в сюжете: пусть это будет книга (а лучше монография!) слепого автора, который делает ее на основе документалки, которая снята по книге мемуаров агротехника из Теннеси. А главный герой получает этот текст по пейджеру. Затем угорите по верстке: пусть все гласные будут цветными, а согласные — зачеркнуты, и все это будет написано вертикально: сверху вниз.

Отлично, половина работы сделана! Теперь вставьте в книгу 90 фейковых интервью. Пускай о смерти главного героя мы узнаем из слов Джонни Деппа на шоу Леттермана. Середину истории просто вырываем, нарочито оставив обрывки страниц. Вместо концовки небрежно набросайте формулу рассчета упругости бетона. Вот и все. Вы гениальны! Вы только что создали лучший хоррор XXI века. И я даже почти не утрирую, «Дом Листьев» — вот примерно такая книга.

Чему нас может научить Стивен Кинг?
Пусть весь ужас происходит в одном городке. С одними и теми же персонажами

Stephen King

Король ужасов Стивен Кинг известен не только своей феноменальной работоспособностью, но и тем, что старается не заморачиваться по поводу поисков места действия для своего очередного романа.

Обычно весь ужас происходит в Дерри, в Касл-Роке, либо в штате Мэн, где эти выдуманные городки расположены. Если представить себе все то, что когда-либо происходило в этом филиале Ада на Земле, невольно задашься вопросом: какого черта там еще хоть кто-то живет. На этой территории в разное время бесновались злобные клоуны, маньяки, инопланетяне, путешественники во времени, сумасшедшие и прочие негодяи. Однако для фанатов Кинга это все еще одно из самых крутых и любимых мест, куда хочется возвращаться снова и снова.

Точно также Кинг не любит заморачиваться с персонажами. Нет, в книгах они чаще всего не повторяются, но у большинства из них уж очень схожие типажи. Писатель в творческих муках, алкоголик в завязке, религиозный мракобес, дуболомные гопники и прочее, и прочее. Каждого из них Кинг довольно подробно расписывает, поэтому в книгах они не кажутся такими уж клишированными. А вот в экранизациях отсутствие внутренних монологов и долгих описаний зачастую дает о себе знать — в них персонажи чаще всего выглядят, словно их придумал ленивый школьник, а не всемирно признанный Король ужасов.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector