Как женятся в таджикистане

woman 2003647 1920 Советы на день
Содержание
  1. «Старшие лучше знают». Как в Таджикистане родители выбирают жен и мужей для своих детей
  2. «Родители испортили мне жизнь». Чем для Шарофат закончился договорной брак
  3. «Родители всегда знают, как лучше». Почему Амир поддерживает брак по договоренности
  4. «Привыкли друг к другу, но в выбор детей вмешиваться не будем». Истории Даврона и Фотимы, которых поженили родители
  5. «До сих пор люблю свою девушку». История 62-летнего Шахриера, которого отец заставил жениться на дочке друга
  6. «Четыре дня живу со второй женой, три дня – с первой». Как Давлат стал двоеженцем
  7. «Травмирующий опыт»
  8. Читать далее
  9. «Борьба за освобождение женщин Востока». Как в советском Таджикистане жили полигамными семьями
  10. Стирать руками трусы свекра и никогда не жаловаться. Кто такие келин и что с ними происходит после замужества
  11. Талок. Талок. Талок. Как в Таджикистане мужчины разводятся с женами по телефону и СМС
  12. Как в Таджикистане ищут невест в наше время
  13. Как в Таджикистане ищут невест в наше время
  14. Почему таджички стали реже выходить замуж за иностранцев?
  15. Возможно, их просто не берут, потому что «калым» за таджикскую невесту слишком высок.
  16. ООН против
  17. «Таджички должны выходить замуж только за мусульман»
  18. Причина любовь и забота?
  19. «Мама плакала, папа называл подстилкой». Замужем за мигрантом
  20. «Его папа сказал, что я лучше ста таджичек»
  21. «Избалованные москвичи сидят на шее у родителей, а мигранты зарабатывают деньги»
  22. «Я всегда хотела быть лучше первой жены»

«Старшие лучше знают». Как в Таджикистане родители выбирают жен и мужей для своих детей

5 августа 2021 года

В Таджикистане брак по договоренности до сих пор считается нормой. Спутников жизни для детей зачастую выбирают родители. Кандидатуру будущей невесты выбирают родители жениха, а семья девушки решает – давать согласие на брак или нет. Будущие супруги до свадьбы друг с другом могут быть даже не знакомы. Отказ со стороны детей принимается в редких случаях.

Настоящее Время поговорило с жителями Таджикистана, которым мужей и жен выбрали родители.

829d9e32 113a 47a4 92c8 0ebf0d94af82 w1200 r1 q60 s

«Родители испортили мне жизнь». Чем для Шарофат закончился договорной брак

23cc8907 75af 4f6d 8bf9 d68c0a5b3e2d w1200 r1 q60 s

«Родители всегда знают, как лучше». Почему Амир поддерживает брак по договоренности

f4d94a80 a60e 426e 8d46 a48e5cc8ca74 w1200 r1 q60 s

«Привыкли друг к другу, но в выбор детей вмешиваться не будем». Истории Даврона и Фотимы, которых поженили родители

c9833da7 158a 4084 ad53 6be0b7b8d4af w1200 r1 q60 s

«До сих пор люблю свою девушку». История 62-летнего Шахриера, которого отец заставил жениться на дочке друга

b78a7124 16c5 48bd 89c9 245b8eaca2ab w1200 r1 q60 s

«Четыре дня живу со второй женой, три дня – с первой». Как Давлат стал двоеженцем

«Травмирующий опыт»

Более половины жителей Таджикистана считают, что жениха должна выбрать сама девушка.

Почти треть уверены, что выбор должен оставаться за родителями, еще 10 процентов говорят, что выбор остается за родителями и другими родственниками. Это результаты исследования Центра журналистских расследований Таджикистана, проведенного два года назад.

Однако принудительные браки в Таджикистане до сих пор остаются острой проблемой, отмечает психолог Фируза Мирзоева.

«Принудительные браки являются пережитком прошлого и, кроме негативных последствий, ничего хорошего ни в жизнь новобрачных, ни в жизнь родителей не приносят, – считает психолог. – Часто они заканчиваются быстрыми разводами, финансовыми проблемами, внутриклановыми и межклановыми распрями. Этот пережиток патриархальных традиций в XXI веке необходимо искоренять».

«В таких браках страдают в первую очередь девушка и парень, которых принудительно поженили. Зачастую в регионах девушка только на свадьбе видит своего уже состоявшегося мужа. Это достаточно травмирующий опыт для нее», – говорит Фируза Мирзоева.

По словам психолога, в Таджикистане более 70 процентов населения проживает в сельской местности: «В регионах люди из поколения в поколение живут древними установками, где до сих пор ребенок считается абсолютной собственностью родителей, родители полностью управляют жизнью своих детей. До сих пор родители считают, что только они могут принимать решение относительно семейной жизни своего ребенка. Обычно мнения детей не спрашивают. И даже если спрашивают, не всегда желания детей учитывают. Все это происходит добровольно-принудительно».

«И еще есть такой момент, – продолжает Мирзоева. – В Таджикистане до сих пор есть такое понятие, как калым (официальная плата стороной жениха семье невесты выкуп за нее). Я воспринимаю это как легализованное рабство. По сути, по этой традиции, девушка продается семье будущего мужа. Поэтому актуальность проблемы принудительного брака усугубляется еще и финансовыми обязательствами».

Читать далее

F04030A6 F242 43CF 999D 8A8E519685CE w1200 r1

«Борьба за освобождение женщин Востока». Как в советском Таджикистане жили полигамными семьями

Многоженство в Таджикистане уголовно наказуемо. Несмотря на это, оно здесь снова становится нормой. Однако, несмотря на запреты и санкции, мужская полигамия в Таджикистане не прекращалась и в советское время

551CCA22 06AE 426E AE92 A35C58A8FF3D w1200 r1

Стирать руками трусы свекра и никогда не жаловаться. Кто такие келин и что с ними происходит после замужества

«Келинизация – это рабство». Это один из лозунгов феминисток в Центральной Азии. Келин (невестка) здесь нередко подвергается насилию со стороны родственников мужа, в первую очередь свекрови, которая может сделать ее жизнь невыносимой

31209401 40e2 4f0d a29a 6206d7e96231 w1200 r1

Талок. Талок. Талок. Как в Таджикистане мужчины разводятся с женами по телефону и СМС

В Таджикистане до сих пор разводы осуждаются обществом. Для женщины быть разведенной считается чем-то постыдным. При этом мужчине достаточно трижды сказать жене слово «талок» (развод), чтобы считать себя разведенным. Последние десять лет многие мужчины стали разводиться с женами по телефону или СМС

Мы – телеканал «Настоящее Время». Мы делаем яркие видео, рассказываем о важных новостях и злободневных темах, готовим интересные репортажи и передачи – смотрите нас на спутнике, в кабельных сетях и в интернете. Каждый день мы присылаем дайджест всего, что нужно знать, одним письмом, а также превращаем цифры в понятные истории.

Источник

Как в Таджикистане ищут невест в наше время

Как в Таджикистане ищут невест в наше время

1

Выйти замуж и родить минимум двух детей — мечта каждой женщины из Таджикистана. Но, прежде чем стать счастливой женой и мамой, им приходится пройти длинный путь.

Во многих таджикских семьях родители начинают готовиться к свадебным торжествам своих детей задолго до самой свадьбы, нередко сразу после того, как дети появились на свет. С их рождения родители, беспокоясь о самом счастливом и долгожданном дне, начинают собирать приданое для дочери и думать о калыме для сына. Несмотря на тяжелые времена и бедность (больше половины таджиков живут за ее чертой), жители страны стараются соблюсти основные традиции и правила проведения свадебных мероприятий.

Надо отметить, что описанное далее относится больше к городским и более современным, «европеизированным» частям Таджикистана. В сельской местности и в горах традиции более сильны.

2

В Таджикистане сильны патриархальные традиции, молодые люди до сих пор несамостоятельны в выборе второй половины. Поиск спутника жизни, как и в былые времена, является делом всей семьи, клана и даже общины. Собираясь в чайхане или на каком-то мероприятии, старшие обсуждают, кому из молодых уже пора выйти замуж или жениться. Тут же могут быть предложены подходящие кандидатуры. Затем информация по сарафанному радио расходится дальше, и к родителям потенциальных невест начинают обращаться посыльные от семей женихов.

Сегодня на помощь ищущим вторую половину пришли новые технологии — сайты знакомств, соцсети, мессенджеры. Правда, к знакомствам в виртуальном пространстве таджики относятся пока с настороженностью, отдавая предпочтение прочно укоренившимся национальным традициям.

3
При этом в Таджикистане все больше молодых, чьи родители договариваются об отказе от калыма — некогда обязательного условия проведения свадьбы, а в городах отказываются от выкупа. Но остается спрос на приданое. Почитатели традиций уверены, что старинное наследие несет в себе практическую пользу, вступающие в самостоятельную жизнь пары благодаря взрослым менее зависимы от обстоятельств и более подготовлены к реальным будням. Противники пышности считают, что свадебные расходы становятся обременительной ношей, из-за которых таджики, стремясь провести торжества с размахом, залезают в долги и уезжают на заработки.
4
Таджикские власти несколько лет назад приняли закон об упорядочении национальных обычаев, торжеств и обрядов. В новом законе строго расписаны правила и требования для тех, кому предстоит сыграть свадьбу или провести ритуальные обряды. Власти настоятельно рекомендуют согражданам сократить расходы на проведение религиозных обрядов и свадеб, а также поделить свадебные траты между семьями жениха и невесты.

Молодые должны иметь медицинские книжки с вовремя пройденными осмотрами врачей и не иметь скрытых болезней. Закон регламентирует также время проведения торжеств, число приглашенных гостей, количество угощений и сами торжества. Полностью отменены смотрины, девичники и мальчишники, а также распространенные в Таджикистане поминальные встречи через 20 дней, каждый четверг и другие подобные мероприятия. Теперь торжество должно праздноваться в выходные с 8:00 до 22:00 и в будни с 18:00 до 22:00. Продолжительность празднования свадьбы устанавливается до трех часов.
5
Любая таджикская сваха знает, куда нужно идти в поисках невест. В первую очередь здесь присматриваются к девушкам — студенткам вузов и средне-специальных учебных заведений. На примере города Худжанд, традиционно в негласном народном рейтинге самым востребованным и популярным местом выбора невест является факультет таджикской филологии, следом за ним идет факультет иностранных языков ХГУ. На третьем месте — худжандский медицинский колледж, далее следуют худжандские филиалы Таджикского технологического университета и госуниверситета коммерции.
6
Все давно продумано. На филологический факультет приходят те, кто не имеет больших амбиций и карьерных планов на будущее. Предполагается, что такие невестки будут работать в школе или будут хорошими домохозяйками и смогут правильно воспитывать детей. На факультет иностранных языков, наоборот, в основном идут те, кто рассчитывает на карьерный рост, — здесь ищут невест богатые семьи и те, чьи сыновья учатся или живут за рубежом. В медколледж часто тянутся те, у кого в семье тоже есть медики. В два остальных вуза за невестами приходят из состоятельных семей, те, кто хочет иметь дома не только хозяйку, но и образованного человека, способного принести в семью доход.

Здесь еще играет роль финансовый вопрос. Многие девушки обучаются на договорной основе. Стоимость договора в первых трех учебных заведениях сравнительно низкая. Семьи жениха учитывают и этот фактор, примеряют к своим финансовым возможностям, поскольку бремя оплаты за учебу невестки ляжет на их плечи. Свахи спрашивают преподавателей о той или иной девушке — насколько она скромна, воспитанна, вежлива. В отношении внешности критерии такие: просят белых (то есть белокожих), стройных, высоких, красивых или симпатичных, с длинными черными волосами. Сейчас девушки именно с такими приметами востребованы. И чтобы потенциальная невеста была городская.

Источник

Почему таджички стали реже выходить замуж за иностранцев?

Возможно, их просто не берут, потому что «калым» за таджикскую невесту слишком высок.

Почти в 4 раза уменьшилось число браков таджикских женщин с иностранцами за 12 лет.

Число браков, заключенных между гражданками Таджикистана и иностранными гражданами, в прошлом году снизилось, сообщили журналистам в Минюсте страны.

По словам начальника ЗАГСа Минюста Саодат Сироджзода, в прошлом году в стране было зарегистрировано 192 брака таджикских женщин с иностранцами, что на 11 случаев меньше, по сравнению с 2019 годом.

По её словам, причиной спада браков с иностранцами является принятые в 2011 году поправки в Семейный кодекс Таджикистана, которые внесли ограничения на браки с иностранцами.

Согласно принятым тогда поправкам, иностранцы имеют право жениться или выходить замуж за граждан Таджикистана, прожив в стране не меньше года, а при регистрации брака стороны обязаны заключить брачный договор.

К тому же, иностранный супруг или супруга должны приобрести жилье своему партнеру в Таджикистане.

Действительно, анализ данных за последние 12 лет показывает, что за этот период число браков таджикских женщин с иностранцами уменьшилось почти в 4 раза.

123

ООН против

При принятии поправок в Минюсте заявили, что они приняты в частности для защиты прав таджикских женщин, которые в основном входят замуж за граждан из стран арабского мира, порою становясь жертвами торговли людьми.

А в некоторых случаях иностранные граждане через некоторое время покидают Таджикистан, оставив наших женщин с несколькими детьми на произвол судьбы.

Но в 2017 году ООН выступила против этих поправок. Члены Комитета по ликвидации расовой дискриминации призвали власти Таджикистана отменить их.

Тема брака таджикских женщин с иностранцами, а уже тем более с представителями другой веры, всегда обсуждалась и внутри Таджикистана. И, как правило, о правах и свободе тут мало кто говорит.

«Таджички должны выходить замуж только за мусульман»

Так, в 2013 году, будучи депутатом, Саодат Амиршоева сделала, пожалуй, самое спорное заявление по этому вопросу.

Она сказала, что религиозно смешанные браки могут разрушить генофонд таджикской нации.

«Я против того, чтобы таджикские девушки выходили замуж за мужчин другой религии. За представителей разных наций – русских, китайцев или других, которые не принесут пользу нашим традициям и обычаям. Я уважаю все нации и религии. Я также считаю, что таджикам-мусульманам можно жениться на женщинах других религий.

Причина любовь и забота?

В 2019 году Kaktakto в популярной группе Tajik Mama’s group в Facebook задала вопрос: «Что заставляет девушек выбирать себе в спутники жизни иностранца?».

Большинство пользователей отметили, что у иностранцев отношение к женщинам более уважительное.

Еще одной из причин, по которой таджикские девушки тогда чаще выбирали себе в мужья иностранцев, пользователи называли свободу.

«За рубежом у женщины гораздо больше свободы, даже в плане одежды. Там никто не смотрит, в чем ты ходишь, как ты накрашена, люди относятся проще».

Таджикские женщины отмечают, что за иностранцев в основном выходят замуж девушки из городов, с высшим образованием, которые «поездили по миру и увидели настоящих мужчин».

Самой главной причиной все назвали любовь: «Девушки выходят замуж по любви, чтобы жить счастливо, и неважно иностранец он или наш, местный таджик».

Источник

«Мама плакала, папа называл подстилкой». Замужем за мигрантом

П о официальным данным, в 2016 году в России находилось 4,2 миллиона трудовых мигрантов из стран СНГ. Некоторые из них заключают фиктивные браки с россиянами, чтобы быстрее получить разрешение на временное проживание, однако далеко не все вступают в брак по расчету.

«Его папа сказал, что я лучше ста таджичек»

Анастасия, 30 лет, Санкт-Петербург:

С будущим мужем я познакомилась в 2010 году. Я работала в магазине, а Фаррух часто заходил туда, правда, мне не запомнился. У нас стоял автомат для пополнения счета за мобильную связь. Как-то раз я положила деньги, а чек не взяла — этим и воспользовался мой будущий муж. Он забрал чек и вскоре мне позвонил. На тот момент я была в отношениях и не стала с ним общаться. Вскоре я рассталась со своим молодым человеком. Листая записную книжку, я наткнулась на незнакомый номер и решила проверить, кто это. Так мы стали созваниваться, а потом решили встретиться. Увидев его, я влюбилась с первого взгляда. Лет в 15 мне приснился сон: я открыла дверь мужчине с черными волосами. Лица я тогда не видела, но ощущения, возникшие, когда я посмотрела на Фарруха, совпали с теми, что были во сне. Он стал родным и близким с первого дня знакомства.

Фаррух работал водителем на заводе. Мы встречались неделю, он подвозил меня домой и ни на что не намекал — а потом я предложила ему жить вместе. Первое время он пытался изменить меня. Я сопротивлялась. У меня много знакомых, в том числе мужчин. Они просто не могли за неделю узнать, что я в отношениях, и звонили мне. Фарруху это не нравилось. Через месяц все наладилось. Фаррух объяснил, что я теперь не одна и должна сообщать о своих передвижениях (я живу в пригороде, а работаю в городе), чтобы он знал, где я. Мой предыдущий молодой человек был подкаблучником, поэтому сначала мне было непривычно. Через полгода мы решили пожениться, спустя еще некоторое время я забеременела. Фаррух был рад, я тоже. Некоторые говорят, что мигранты женятся на россиянках ради прописки, но у Фарруха на момент нашего знакомства уже было разрешение на временное проживание.

Мои родственники приняли мужа хорошо. Они видели наши глаза, полные счастья и любви. А вот его папа был против нашего брака настолько, что даже приехал к нам из Таджикистана. Он считал, что русские женщины в большинстве своем гулящие и нехозяйственные, но, прожив с нами месяц, сказал, что я лучше ста таджичек. Меня воспитывала бабушка, поэтому я выросла скромной и хозяйственной — попробуй с бабушкой не помой плинтуса! В итоге его папа благословил нас: «Ты хорошая девушка, семейная, уважаешь меня и сына».

Папа Фарруха сказал, что по исламу можно взять в жены христианку, но нужно, чтобы она верила в Бога

Ислам я не приняла, но с уважением отношусь к традициям мужа, а он — к моим. Да и папа его сказал, что по исламу можно взять в жены христианку, но нужно, чтобы она верила в Бога. Я, как и половина россиян, верю в Бога, когда плохо, атеисткой себя не считаю. На Пасху мы ходим на кладбище к моей бабушке, и Фаррух всегда говорит: «Спасибо вам за внучку и мою жену». На его праздники я готовлю таджикские блюда.

В Таджикистан я не ездила — это очень недешево. Сына отправляла. Мы часто созваниваемся с родственниками Фарруха и общаемся на русском и таджикском языках. Я выучила его язык сама, без принуждения.

С осуждением я никогда не сталкивалась, может, потому что люди думают, что я — таджичка. Внешность у меня от деда, он грузин. Мы счастливы в браке, и это видно другим. Фаррух ни разу не сказал в мой адрес плохого слова и не поднял на меня руку. Он не пьет и не курит. Любит по-настоящему — я такого не чувствовала раньше. Семь лет совместной жизни пролетели как год. Все проблемы решает муж. Я чувствую себя женщиной рядом с ним, уверена в завтрашнем дне. Год назад родила второго ребенка, но сидеть дома не собираюсь. Я сразу предупредила Фарруха: хочешь жену-домоседку — езжай на родину и женись там. Так что с этим проблем нет. Пока я в декрете, а муж работает начальником производства на заводе.

«Избалованные москвичи сидят на шее у родителей, а мигранты зарабатывают деньги»

Анна, 31 год, Москва:

Мой муж молдаванин. Я познакомилась с ним три года назад в ночном клубе. Саша, красивый высокий брюнет, танцевал лучше всех и выглядел не так, как, по-моему, должен выглядеть гастарбайтер — хорошая одежда, парфюм. Я даже не сразу услышала акцент. Меня зацепила его внешность: он мог бы работать моделью. Такому красивому и умному парню уж точно не место на грязной стройке. Саша понравился многим девушкам в клубе, но на танец пригласил меня, потом проводил до дома и на следующий день написал.

Жить вместе мы стали почти сразу, Саша был очень настойчив. Познакомить его со своими родственниками я не решалась. Он познакомил меня с мамой и другими родственниками, которые были в Москве. Они почему-то сомневались в моем отношении к нему: якобы москвичку не может заинтересовать простой молдавский парень.

Через месяц я познакомила Сашу со своими родителями. До этого у меня были очень длительные и болезненные отношения, в которых меня предали, поэтому родители с осторожностью отнеслись к молдаванину без гражданства, который был младше меня на три с половиной года. Сначала я сказала маме, что мне понравился мальчик, но он не русский, она выпучила глаза: «А кто?» Я сказала, что молдаванин. «Слава богу, не чеченец!» Мама думает, что все чеченцы опасны. Потом начались нравоучения, что молдаване — мусульмане (хотя они православные), двоеженцы, у них по семь детей на родине, а я ему нужна только для гражданства (хотя брака для получения гражданства недостаточно). Папа заявил, что все молдаване — цыгане. Это еще одна большая глупость, которая меня бесит. Я специально изучила историю: цыгане — выходцы из Индии, а молдаване — потомки римлян. У цыган есть свои два города. Я видела только цыганских детей-попрошаек. Сразу можно понять, что это не молдаване: у них другой цвет кожи. К тому же в Молдавии, к моему удивлению, много натуральных блондинов. А еще очень красивый язык, похож на итальянский, и красивые танцы и музыка.

В Молдавии я была дважды. Нас встречали как самых дорогих гостей. Молдавский стол — отдельная тема: готовят как на свадьбу, страна хоть и бедная, но таких угощений я нигде не видела. Вино, особенно с юга — это что-то невероятное. Было особенно неловко, когда мы ездили к моим родственникам, и нам не предложили даже чая: не из-за предвзятого отношения к Саше, а потому что все забыли, что такое гостеприимство. Летом мне присылают из Молдовы вкуснейшие фрукты, арбузы, огромную малину, мужу — сыры.

Я сказала маме, что мне понравился мальчик, но он не русский, она выпучила глаза: «А кто?» Я сказала, что молдаванин. «Слава богу, не чеченец!»

Саша сделал мне предложение 8 марта, встав на колено при моих родителях, его маме и сестре. Это было так романтично, особенно на фоне нашего московского быдла, и растрогало моих родителей. Всю свадьбу оплатил он и его родственники. Я покупала себе только платье. В Молдавии на свадьбе гуляют три дня, но в Москве до 23.00, сроки сжаты, шуметь нельзя. Мои родственники с любопытством наблюдали за молдавскими танцами.

Избалованные московские мальчики, мои ровесники, почти не работают или не имеют постоянной работы, сидят на шее у родителей и ждут, когда освободится квартира. У мигрантов нет времени, они должны крутиться, зарабатывать, снимать жилье, следить за документами, не нарушать закон, ведь даже за малейшее административное правонарушение могут депортировать. С восхищением смотрю на мужа, когда он что-то чинит или ремонтирует. Он может делать абсолютно все. С ним я защищена и в большей уверенности в завтрашнем дне, чем с моим бывшим — москвичом, маменькиным сынком.

Мои родители, видя отношение Саши ко мне и его хозяйственность, в итоге приняли его, а я просто рада, что мне не нужно объяснять элементарные вещи по несколько раз, как бывшему. Муж даже пишет без ошибок, хотя русский для него не родной язык. Мой бывший молодой человек и бывшие друзья говорили о муже пренебрежительно из-за его национальности. Но они в 30 лет ничего не добились, а у него есть потенциал и желание чего-то добиваться. Обсуждать национальность — примитивно, ведь человек не решает, кем ему родиться, а им, кроме того, что они русские, больше нечем похвастаться.

Муж полностью нас обеспечивает. Помогаем и моим родителям-пенсионерам. До недавнего времени муж занимался ремонтом, как и большинство приезжих. Но в этом деле часто обманывают. Мы решили открыть ИП и работать официально, по договору. Сейчас Саша занимается алмазной резкой бетона. Мы взяли оборудование в кредит, но заказчики предпочитают работать без договора, под честное слово. Последняя ситуация выбила меня из колеи: муж получил срочный заказ, работа на строительстве храма, нужно было ехать «прямо сейчас» и без договора, оплата — 20 000 рублей. И что вы думаете? Эти деньги не заплатили! Муж потратился на расходный материал, я уже не говорю о тяжелом физическом труде, а я на последнем месяце беременности получила большой стресс. Если и в храме кидают, где искать справедливости? Ничего святого у людей. В госорганах такое же пренебрежительное отношение. Мигранты намного порядочнее и честнее многих русских, а их считают людьми второго сорта.

«Я всегда хотела быть лучше первой жены»

Анжелла, 39 лет, Иркутск:

В 1996 году мои однокурсницы познакомились с парнями-таджиками и позвали меня к ним на вечеринку. Там я встретила своего будущего мужа. Он представился Романом, хотя настоящее имя было другое — так было проще запомнить. Он мне сразу понравился. Я тогда только-только рассталась с парнем и решила, что клин клином вышибают.

Рома торговал овощами и фруктами в Ангарске, а в тот вечер приехал в гости к брату. Все как-то быстро закрутилось. Он переехал в мой город. Все лето мы встречались. Родители узнали о Роме, когда я была на девятой неделе беременности. Они настаивали на аборте, я согласилась, но в назначенный день в больнице не было воды, и мне сказали, чтобы приходила завтра. Я не пошла. Был огромный скандал.

Мама плакала и говорила, что Рома меня бросит, я останусь одна с ребенком, а папа называл меня подстилкой. Но я все выдержала. У меня было предубеждение по поводу русских парней: это было время алкоголизма и наркомании, и я решила, что за русского замуж не пойду.

Родственники Ромы не знали о моем существовании, так как в Таджикистане у него была жена. Я знала о ней с самого начала, но надеялась, что он ее бросит, ведь любит-то он меня. Когда я была беременной, она родила сына. На это я отреагировала нормально: она же там, а я здесь. В 1999-м муж собрался домой, в Таджикистан: он ни разу не видел сына от первой жены, его отец умер, да и денег он родным совсем не отправлял. В то время через границу он мог перевезти не больше определенной суммы, но денег было больше, поэтому он предложил ехать и мне. Я согласилась. Мы должны были пробыть там 15 дней, но в итоге я прожила в Таджикистане три года. Родители узнали, что я уехала, когда я была уже там.

Сын забыл русский язык и разговаривал уже на таджикском, подбежал ко мне, обнял и тут же оттолкнул. Он сказал, что я его бросила и что лучше бы я исчезла или умерла

Мы приехали в Ленинабад. Муж оставил меня со своим другом Саидом, а сам с нашим сыном уехал в Душанбе, сказав, что на днях годовщина смерти отца и будет не до меня. Я тогда не знала, что от Ленинабада до Душанбе сутки езды через две границы, казахскую и узбекскую. Муж пообещал, что вернется через десять дней и отправит нас с сыном домой. Сотовых тогда не было, только домашние. Мы ждали звонка, но Рома долго не звонил, а потом сказал, что у него какие-то проблемы и нужно подождать. Через три месяца ожидания я запаниковала: я хотела увидеть сына и вернуться с ним домой. Наконец Рома позвонил и сказал, что сам приехать не может, и мне придется ехать в Душанбе одной.

Наконец я приехала в Душанбе. Встретили меня хорошо. Сын забыл русский язык и разговаривал уже на таджикском, подбежал ко мне, обнял и тут же оттолкнул. Он сказал, что я его бросила и что лучше бы я исчезла или умерла. Ему тогда всего три годика было. Я, конечно, была в шоке, но это уже ничего не значило, главное, что он рядом.

Сразу вернуться в Россию не получилось: у мужа не было денег. Он устроил меня в городе, недалеко от центра, с его мамой и двумя сестрами, сам жил в кишлаке с первой женой, а ко мне ездил в гости как к любовнице. Мама Ромы была очень хорошей женщиной, да и сестры тоже относились ко мне нормально, и моего сына очень любили. Все эти три года жилось неплохо: как и в обычных семьях, мы ругались, мирились, меня брали на праздники и водили на концерты. Женщины научили меня шить мужские брюки и продавать на рынке — сами они занимались тем же. Русский они почти не знали, мне пришлось учить таджикский, чтобы хоть как-то понять их и окружающих. Я научилась готовить как они, носила одежду как у них, держала посты и читала молитвы пять раз в день. Ислам я приняла еще будучи беременной сыном: я хотела, чтобы муж мной гордился и, конечно, всегда хотела быть лучше первой жены.

Живя в Таджикистане, я поняла, как все-таки местные не любят русский народ: женщины считали, что их братья и мужья едут в Россию заработать, а мы своим отвратительным поведением заманиваем их в сети

Вскоре первая жена Ромы родила второго сына. Я даже виделась с ними. Жена, конечно, была не очень рада мне и говорила, чтобы я уезжала домой, в Россию.

Живя в Таджикистане, я поняла, как все-таки местные не любят русский народ: женщины считали, что их братья и мужья едут в Россию заработать, а мы своим отвратительным поведением заманиваем их в сети. Но меня там принимали за свою. Однажды в маршрутке пожилая женщина, услышав, что я говорю по-русски, возмутилась, что я предала родной язык, а потом не поверила, что я русская.

В 2003 году я забеременела дочерью. Муж просил сделать аборт, но его сестры и мама были против. Я не хотела рожать там и поставила вопрос ребром: либо я еду домой, либо повешусь. Он хотел уехать на заработки, но угроза самоубийством подействовала. Рома занял денег и отправил нас с сыном домой. В России на меня смотрели как на мигрантку, да и сын говорил только на таджикском. Родные были в шоке: они думали, что никогда больше меня не увидят.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector