Как жертва провоцирует агрессора

pink hair 1450045 1920 Советы на день
Содержание
  1. Психолог Татьяна Орлова: «Причины поведения жертвы и агрессора имеют общую природу»
  2. Созависимые отношения: как перестать играть роль жертвы, агрессора или спасателя и стать психологически самодостаточным
  3. Кто стремится причинить добро
  4. Читайте также:
  5. Жертве не нужно, чтобы ее проблемы решились. Ей нужен Спасатель, на которого можно взвалить бремя ответственности за свою жизнь.
  6. Самобичевание в целом свойственно Спасателю. Эту роль могут усвоить в детстве те, кому выпал счастливый билет «хорошего мальчика» или «хорошей девочки». Таким ребенка хотят видеть, например, родители, бабушка, дедушка — кто угодно, разве что не кошка.
  7. Всё, что ты видишь, ложь
  8. Найдите десять отличий
  9. «Внутренний ребенок» без проекций
  10. 11 советов о том, как избавиться от созависимости
  11. Михаил Лабковский – о том, как выйти из роли жертвы и что делать в отношениях с агрессором
  12. Подписаться:
  13. Поделиться:
  14. Как не быть жертвой

Психолог Татьяна Орлова: «Причины поведения жертвы и агрессора имеют общую природу»

Ситуация, когда пара годами живёт вместе не в мире и согласии, а в ссорах и драках, к сожалению, не кажется необычной. Нередко такие союзы попадают в криминальную хронику, где выясняется, что один человек долгое время терпел нападки другого. Сразу же в соцсетях возникают бурные обсуждения: в них интернет-пользователи задают резонные вопросы: почему она не уходила от тирана, откуда у него такая агрессивность, и как они вообще сошлись. Корреспондент «Диалога» поговорил об этом с психологом центра помощи «Насилию.Нет» Татьяной Орловой, которая рассказала, что в этом нет ничего удивительного: у тех и других похожие психологические травмы, которые держат их в «дурной бесконечности».

tatiana orlovaфото из личного архива Татьяны Орловой

Существует такое понятие как «психология жертвы», когда человек терпит обиды и жестокость от своего партнёра. Откуда это берётся?

Конечно, чаще всего это берётся из детства, потому что взрослый человек может уйти из травмирующей ситуации, а ребёнок – нет, и когда родители, допустим, постоянно ссорятся, дерутся, он вынужден остаться. Потому у него формируются защитные механизмы, которые учат переживать трудности и терпеть их. Например, он начинает брать вину на себя, говорит «это со мной что-то не так», оправдывает агрессора, жалеет его, подавляет гнев, старается не думать о плохом. Это так называемое травматическое расщепление – в этой ситуации человек строит иллюзию, убеждает себя: «всё будет хорошо, агрессор исправится, а всё, что произошло – случайность». Так обида вытесняется и хранится в отдельной части сознания – жертва почти не помнит плохого. Но когда история повторяется, все пережитые ужасные ситуации сваливаются на него сразу.

Всегда ли проблема кроется в детстве и в семейном насилии? И можно ли создать психологический портрет жертвы: например, низкая самооценка, беспомощность, зависимость от другого человека?

Другими словами, жизнь, к сожалению, даёт почву для травм – произойти может многое. Поэтому какого-то конкретного психологического портрета жертвы нет. Нельзя сказать, что у неё обязательно было трудное детство или есть проблемы с самооценкой, но таких людей объединяет одно – какая-то психологическая травма, которой в будущем может воспользоваться агрессор.

Если быть «жертвой» – это результат психологической травмы, то какова природа психологии агрессора?

Как обычно сходятся агрессор и его жертва? На чём строятся эти отношения?

Обычно такие от отношения выстраиваются по определённому сценарию. Во-первых, они начинаются очень быстро – люди сразу видят друг в друге свою вторую половинку. Почему? Потому что они мысленно достраивают образ партнёра, не оглядываясь на реальность. Это происходит с обеих сторон, так как эти люди очень нуждаются в любви и поддержке. Агрессор предполагает, что это лучшая женщина, способная удовлетворить все его потребности, а жертва видит в партнёре защитника, который оградит её от всего ранее пережитого ужаса. Получается, каждый раздаёт другому очень много авансов.

Мужчина делает партнёрше много комплиментов, носит её на руках. В период таких бурных ухаживаний возникает много надежд: быстро начинаются разговоры про женитьбу, детей. И человек, к которому, возможно, даже родители никогда так не относились, сразу же на всё соглашается. Но через некоторое время агрессор обнаруживает, что жертва не соответствует его фантазиям. И если в нормальной ситуации, человек говорит, чего ему не хватает, то в данном случае он молчит, предполагая, что партнёр должен сам обо всём догадаться. Это можно объяснить трудным детством, когда в семье нельзя было сказать, чего ты хочешь, потому что всё равно бы никто не услышал.

А можно ли на начальном этапе распознать агрессора?

Да. Во-первых, об этом говорит очень быстрое начало отношений, во-вторых – стоит серьёзно задуматься, когда человек рассказывает о предыдущих партнёрах в негативных красках: говорит, что его все предали, описывает, какие они плохие, и только вы одна хорошая. В третьих – довольно быстро начинается контроль и попытка сократить контакты с друзьями, родственниками. Как только вы видите эти признаки – пора остановиться и задуматься. Часто лучше прекратить отношения с человеком, а не проверять дальше.

В нормальной ситуации, если партнёра что-то не устраивает, он собирает вещи и уходит, даже если есть ребёнок – берёт его и находит другое жильё. Но иногда человек может терпеть плохое отношение годами, оправдывая это тем, что некуда пойти, негде работать, или «как же дети останутся без отца». Это отговорки или реальная проблема?

И что получается? У неё нет связей, нет профессии. Конечно, всё это можно изменить, но в случае регулярного насилия человек переживает беспомощность. И это тоже один из защитных механизмов, который, как бы парадоксально это ни звучало, заставляет оставаться в отношениях, чтобы не потерять их. Всё опять из детства – для ребёнка страшно остаться без родителей, даже если они агрессоры; кажется, лучше жить с ними и терпеть, чем остаться одному. Это сознание остаётся – и приводит к мысли, что любые отношения ценнее, чем их отсутствие. Поэтому получивший такой опыт человек готов сохранять отношения любой ценой. Вот и находятся разные причины, только бы остаться.

Получается, человек неосознанно выбирает себе такого спутника, который может его подавлять? А может ли жертва изменить мышление, чтобы разорвать порочный круг?

Встретить агрессора может любой. Скорее, он вовремя не расстаётся с таким партнёром и не защищается от его агрессии. Это бессознательные механизмы. Те, кто жил в детстве с агрессорами, зачастую находятся в дурной бесконечности. Эти люди снова и снова встречают партнёров, которые очень похожи на родителей. Конечно, человек может самостоятельно выйти из отношений – но, к сожалению, без профессиональной помощи не может изменить механизмы психологических защит. Здесь необходима терапия – самому справиться с этим фактически нереально.

Обычно за психологической помощью обращаются жертвы – а бывает ли, что агрессор приходит к специалисту, понимая, что с ним что-то не так?

Конечно, такое бывает. Сейчас это стало происходить чаще, потому что люди научились распознавать в себе вот эти паттерны и понимать, что проблема в них тоже есть. В основном агрессоры приходят к психологу, когда отношения рушатся, и невозможно использовать проверенные механизмы воздействия на жертву – например, его заблокировали во всех соцсетях, друзья перестали общаться, написали «иди лечись», он не может встретиться ни с женой, ни с дочерью. После этого, конечно, человек признаёт проблему, и у него возникает желание что-то изменить. Бывают и так, что пары приходят вместе – это происходят, когда оба делают вывод, что проблема кроется не в ком-то одном, и с этим нужно и можно работать.

Беседовала Алла Бортникова / ИА «Диалог»

Источник

Созависимые отношения: как перестать играть роль жертвы, агрессора или спасателя и стать психологически самодостаточным

Все мы знаем людей этих трех типов: Жертвы постоянно попадают в неприятности и страдают, у Преследователей любое общение заканчивается приступом агрессии, а Спасатели стремятся быть суперменами и решать проблемы, даже если их об этом не просят. Почему они так себя ведут? Дело в том, что эти три модели общения формируются у людей из-за созависимости — отсутствия психологической автономии. «Нож» продолжает разбираться в этой непростой проблеме и рассказывает, что делать, если вы узнали в одном из перечисленных типов себя или кого-то из своих близких.

Кто стремится причинить добро

Ранее мы писали о ловушке созависимости: американские психологи Берри и Дженей Уайнхолды считают, что в нее попадают люди, которые не до конца отделились от родительской фигуры и не могут преодолеть этапы созависимости и контрзависимости. Рекомендуем прочесть материал по ссылке ниже, чтобы разобраться, как формируется созависимость.

Читайте также:

Если взрослые люди не достигли психологической автономии, они не проживают свою жизнь полноценно, а играют в ней роли. Стивен Карпман, автор книги «Жизнь, свободная от игр», выделяет три таких роли:

Эти роли образуют так называемый треугольник Карпмана (еще одно название — «драматический треугольник»), который показывает динамику взаимоотношений. Участники в этой схеме могут меняться ролями.

Sozavisimye otnosheniya 4Треугольник Карпмана. Источник

Позиция Жертвы пассивная, ее установка — «Всё потеряло смысл, бьюсь головой об пол». Субъективно Жертва действительно может находиться в глубокой депрессии и искренне считать, что «ничего невозможно исправить, вот если бы я родился/лась на десять лет раньше / у других родителей / в другой стране…»

Sozavisimye otnosheniya 3Источник

На самом же деле Жертва не хочет ничего менять. Такие люди старательно избегают ситуаций, в которых проблемы действительно можно решить.

Жертве не нужно, чтобы ее проблемы решились. Ей нужен Спасатель, на которого можно взвалить бремя ответственности за свою жизнь.

Агрессора Жертва приманивает в свою жизнь поведением, которое выглядит как виктимное. Преследователь самоутверждается за счет властного доминирования, поэтому ему кажется, что «трепетная и беззащитная» Жертва идеально ему подходит.

На самом деле Агрессор сам трепетен и беззащитен (уже без кавычек), а желание подчинить себе Жертву — это не что иное, как гиперкомпенсация: человек слишком сильно пытается компенсировать какие-то свои проблемные ситуации. Например, зачастую Агрессор когда-то сам подвергался физическому или психологическому насилию (в детстве или позже). Хотя эта роль и деструктивная, но выйти из нее проще всего, потому что она очевидна.

Спасателя ждет Жертва. Но ей с ним несладко: глубоко внутри Спасатель не хочет, чтобы Жертва выходила из своего «униженного положения». Если это произойдет, мало ей не покажется, Спасатель переносит такую ситуацию крайне болезненно. Субъективно он испытывает чувство вины из-за того, что «опять сделал что-то не так», очень стараясь при этом быть хорошим и полезным.

Самобичевание в целом свойственно Спасателю. Эту роль могут усвоить в детстве те, кому выпал счастливый билет «хорошего мальчика» или «хорошей девочки». Таким ребенка хотят видеть, например, родители, бабушка, дедушка — кто угодно, разве что не кошка.

«Твой отец грубый и пьет по вечерам. Хорошо, что у меня есть ты, сынок. Ты другой. Ты всегда будешь таким — добрым и отзывчивым. Папа опять гремит посудой на кухне и уже, кажется, что-то разбил. Сходи, поиграй с ним в шахматы, отвлеки его. Может быть, сегодня я смогу уснуть спокойно».

Берри и Дженей Уайнхолд в книге «Освобождение от созависимости» пишут:

«Спасение — это когда делают для другого нечто такое, что он фактически может сделать для себя сам. Это движение „выше кого-то“, ставящее другого человека ниже… Это называется силовой игрой. Это посягательство на чужое пространство, исходящее из позиции „Я только пытаюсь тебе помочь“. Это тонкий способ управлять другими и подрывать их самооценку… Люди, профессионально связанные с оказанием помощи, могут легко попасть в положение Спасателя, если не будут внимательны и осторожны».

Всё, что ты видишь, ложь

Играть роль Жертвы, Агрессора или Спасателя можно годами. Иногда это становится жизненной стратегией и закрепляется в чертах характера. Но треугольник Карпмана динамичен. Люди в созависимой паре меняются ролями — это может происходить несколько раз за час (например, в процессе конфликта). А иногда роли как будто остаются стабильными — просто не было соответствующего триггера.

«Конечная цель этой игры — стать жертвой. Спасатели будут ставить себя в позицию преследуемого, чтобы затем перейти в позицию жертвы. Например, они могут подсознательно предложить кому-то единственно необходимую и правильную помощь. Спасатель может также попытаться помочь тому, кто не нуждается в помощи. В таком случае его могут отвергнуть — тогда он почувствует обиду и станет жертвой».

Sozavisimye otnosheniya 2Источник

Вот как может разворачиваться драма внутри треугольника:

«Я просто пытался вам помочь (на сцену выходит Спасатель, он раздосадован, разочарован)… Мало того, что вы не оценили мою помощь, так вы еще и напали на меня с претензиями, что я лезу не в свое дело! (Спасатель переходит в режим Жертвы.) Извините, но то, что вы мне ответили, это уже чересчур… Я не хотел этого говорить, но теперь придется. (Жертва „вынуждена защищаться“ — и становится Агрессором)».

Американский психолог и психотерапевт Клод Штайнер считал: «Жертва в реальности не так беспомощна, как себя чувствует. Спасатель на самом деле не помогает, а у Преследователя нет никаких обоснованных претензий к другому».

Найдите десять отличий

Мы уже писали о том, что у созависимых людей нет четкого представления о личных границах. А ведь именно их стабильность позволяет личности развиваться и реализовываться. Наши границы обеспечивают безопасность тому, что лежит в основе нашей самоидентификации.

Психологические границы разделяют «я» и «других» по различным сферам. Рассмотрим несколько примеров того, как различаются установки созависимых и независимых людей.

1 4 2 1 3 1 41 5 2 6 2 7 2 8 2 9 1

«Внутренний ребенок» без проекций

Как же выйти из пут созависимости? Берри и Дженей Уайнхолды предлагают проанализировать свое положение и пересмотреть свои взгляды на многие вещи, которые кажутся нам очевидными. Для начала можно пройти тест — выявить признаки незавершенных в детстве процессов по шкале созависимости.

Уайнхолды представляют так называемый эволюционный подход к проблеме.

«Болезненные и вызывающие тревогу события можно рассматривать как кризисы развития, а не как эмоциональные расстройства или психические заболевания. Вот ключевые принципы, которые помогут понять причины созависимости:

11 советов о том, как избавиться от созависимости

Как же справиться с проблемами из-за процессов, не завершенных в детстве? Вот что советуют Берри и Дженей Уайнхолды.

1. Постарайтесь понять причину проблемы. «В литературе есть путаница о действительных причинах созависимости. Одни авторы утверждают, что это результат генетической предрасположенности, другие — что созависимость берет начало из контактов с алкоголиками или алкогольной семьей. Считается, что созависимость обусловлена эволюционно, это усвоенное дисфункциональное поведение. Но также это системная проблема, связанная с воспитанием в дисфункциональной семье и в дисфункциональном обществе».

2. Распутайте созависимые отношения. «Как только вы поймете, что причиной вашей созависимости стали особенности незавершенных отношений, вы увидите эти же особенности в ваших теперешних отношениях. Чтобы завершить процесс вашего психологического рождения, нужно прежде всего осознать, что вы всё время были созависимы с кем-то».

3. Откажитесь от проекций. «Когда вы пытаетесь стать обособленным, считая других неправыми или плохими, вы развиваете стиль жизни, который базируется на проекциях. Вы можете искажать действительность так, чтобы она соответствовала вашей потребности всегда быть правым и оправдывать свое поведение, считая неправыми других… Проекции — строительные блоки в стене отрицания. Они будут медленно падать, пока значительная часть этой стены не разрушится и не обнажится, наконец, правда о том, кто есть вы и кем являются другие».

Sozavisimye otnosheniya 1Источник

4. Избавьтесь от ненависти к себе. «Если вы не сепарировались от своей матери или семьи, но пытались обособиться, считая их неправильными или плохими, вы, вероятно, начнете думать, что сами несостоятельны. Вы можете попытаться встать на путь отрицания или подавления этих негативных чувств, но они, скорее всего, будут управлять вашей жизнью. Необходимо раскрыть, осознать и изменить эти отрицательные представления о себе, ведь они основаны на неправильном восприятии и иллюзиях. Когда вы поймете, что эти проекции и есть источник вашей низкой самооценки, вы сможете исправить их».

5. Не манипулируйте. «Вы, скорее всего, будете прибегать к силовым играм и манипулированию, чтобы получить то, чего хотите. „Драматический треугольник“ — это обычный способ манипулировать другими. Как только вы найдете более эффективные способы вступать в сотрудничество с людьми, потребность в манипулировании и управлении другими пойдет на убыль».

6. Научитесь просить. «Самый простой способ получить желаемое — прямо и вежливо попросить об этом… Обычно люди не просят напрямую, а манипулируют».

7. Снова научитесь чувствовать. «Дети, выросшие в дисфункциональных семьях, очень рано начинают скрывать свои чувства и мысли о том, что происходит у них дома. Наиболее часто они скрывают гнев, хотя люди, находящиеся в созависимых отношениях, пребывают в состоянии гнева большую часть времени. Гнев должен быть каким-то образом „оправдан“, прежде чем его можно будет выразить. Кто-то должен быть виновным или стать козлом отпущения за все несчастья в семье. Часто в этой роли оказываются дети. Став взрослыми, вы должны восстановить чувства, которые скрывали, — так вы поможете себе заново пережить свое детство и излечиться от созависимости».

8. Исцелите «внутреннего ребенка». «Если вы выросли в дисфункциональной семье, вас научили сосредоточиваться на том, что делают другие, а не на том, что делаете вы. Вас заставили превратить свое „я“ в ложное, чтобы угодить другим, и спрятать вашего „внутреннего ребенка“. Этот ребенок страдал от ран, которые наносила ему предполагаемая забота от любящих вас людей. Они могли смеяться над вами, проявлять неуважение, не выслушивать, наказывать физически или не обращать внимания на ваши важнейшие потребности. Чтобы не показывать причиненную вам боль, вы были вынуждены скрывать часть своего „я“ от всего мира. Всё это время вы прятали эту часть „я“ и от себя самого. Чтобы выздороветь, нужно восстановить личностную целостность и исцелить вашего „внутреннего ребенка“».

9. Определите психологические границы. «У каждого есть его собственная психологическая территория. Она состоит из ваших мыслей, чувств, поведения и тела. У большинства людей из дисфункциональных семей эта территория так часто нарушалась в детстве, что, став взрослыми, они не осознают, как это происходило. Большинство созависимых мало знают о своих личностных границах и почти не умеют определять и защищать их».

10. Научитесь близости. «Созависимые и боятся, и желают близости. Они часто опасаются, что близкие люди будут управлять ими, подчинять и подавлять. Когда же созависимость разрушается, у человека возникает потребность установить связи с другим человеком. Людям часто нужно родительское участие — терапевт или старший по возрасту человек, который может рассказать что-то новое, быть собеседником и воспитателем, стать необходимой опорой для создания постоянства и формирования самооценки».

11. Учитесь автономии, чтобы быть вместе. «Созависимость заменяется взаимозависимостью тогда, когда двое научились жить достаточно автономно — для того, чтобы строить совместную жизнь и стремиться поддерживать друг в друге проявление лучших качеств».

Источник

Михаил Лабковский – о том, как выйти из роли жертвы и что делать в отношениях с агрессором

Подписаться:

Поделиться:

normal

Говоря о том, как не быть жертвой, для начала вспомним треугольник Карпмана (психологическая модель взаимодействия между людьми, описанная в 1968 году знаменитым психотерапевтом Стивеном Карпманом – прим. Ред.). Помимо жертвы в этом треугольнике присутствуют преследователь и спасатель. Жертва становится жертвой потому что есть человек, который ее третирует. Типичный пример – абьюзивные отношения. Спасатель видит эту ситуацию и, как Бэтмен, спускается к жертве со словами: «Я тебя спасу». Когда спасатель пытается разобраться с преследователем – например, набить ему морду, то становится преследователем, а преследователь – жертвой. В треугольнике Карпмана три героя часто меняются местами.

Никогда не пытайтесь спасать жертву. Максимум, что вы можете сделать, особенно если это ваш близкий человек – предложить свою помощь. «У тебя, я смотрю, полная жопа в жизни. Если хочешь, я могу тебе помочь». Если человек не просит вас о помощи или отказывается от нее, не лезьте в его жизнь. Вы начинаете рушить картину мира, с которой жертва уживается. Почему жертва живет в этой странной парадигме? Потому что у жертвы всегда есть вторичная выгода. Например, она терпит унижения взамен на деньги и возможности.

Несмотря на вторичную выгоду, в насилии ВСЕГДА виноват агрессор, а не жертва. Именно он принимает решение о применении насилия – физического или психологического. Муж, который бьет или унижает жену, часто оправдывает это тем, что «она его достала». Если тебя достали – разведись. Правда, агрессор не дружит с головой и зачастую считает, что всего лишь несет свой крест. Например, в семье часто и преследователь, и жертва прикрываются детьми. Жена говорит, что из-за детей терпит побои и унижения, мужчина, ненавидя свою супругу, восклицает: «У меня же семья и дети». Морду жене он, конечно, начистит, но разводиться не будет – он же не сволочь, чтобы оставлять детей без отца.

Правило невмешательства в жизнь жертвы не работает с несовершеннолетними. Когда речь идет о детях, вы обязаны вмешаться – даже если вы прохожий на улице. Представьте, идут мама с ребенком, и та начинает на него орать или бить. В России прохожий подумает – ну, наверное, ребенок хулиганил. В европейских странах это сразу вызов полиции, социальной службы.

Сталкиваясь с издевательствами, вы в зависимости от вашего психотипа можете стать и агрессором. Россия – абсолютно агрессивное государство. И причина российской агрессии в том, что тут по-прежнему бьют детей. Даже у меня повышенный уровень агрессии. Я проходил один голландский тест и оказалось, что для России мой уровень агрессии нормальный, а для Голландии – уже нет. Если мы хотим действительно миролюбивую страну, родители должны забыть про ремни и не трогать детей руками. А пытаться с ними разговаривать.

normal

Как не быть жертвой

Как выйти из дерьмового состояния жертвы? Если мы говорим о том, что смысл жизни (во всяком случае, по моему мнению) заключается в получении от нее удовольствия и радости, то жертва совсем далека от этих категорий. Преследователь тоже, ведь он всегда кого-то ненавидит. Спасатели ближе к радости, но в основном борьба за справедливость делает их жизнь не очень счастливой. Трое участников треугольника Карпмана – люди далекие от того, куда мы, психологи, стремимся.

Самое главное – соблюдать третье правило (подразумеваются шесть правил счастья Михаила Лабковского – прим. Ред.). Оно звучит так: «Сразу говорить о том, что не нравится». Конечно, этому мешают страхи жертвы и неспособность брать на себя решения. Не предъявляйте жертве претензии: «Зачем ты это терпишь, просто уйди». Чаще всего жертва головой понимает, что так жить нельзя, но ее психика к этому уже привыкла. Вероятно, что у жертвы был похожий опыт в прошлым – сначала ее пьяный отец гонялся за всей семьей, а теперь в 44 года на нее орет пьяный муж. И если другая женщина, у которой не было подобного опыта, просто испугается, то жертва не убежит. Она привыкла к такому поведению.

Правило «сразу говорить о том, что не нравится» убивает возможность действовать безнаказанно на корню. Если вы чувствуете, что с вами поступают неприемлемо, сразу сообщайте об этом. Если прошло время и вы сразу не разобрались в ситуации, скажите на следующий день. Если человек после сказанного вами изменил свое поведение – значит, вы взаимодействуете с ним дальше. Если не изменил, у вас есть две опции. Первая – «мне все уже нравится». В этом, к сожалению, и проявляется психология жертвы. Вторая опция – попрощаться с этим человеком.

В конце 1980-х психологи провели такой эксперимент. Они собрали несколько сотен фотографий людей самых разных профессий, конфессий и национальностей и отнесли их в тюрьму, чтобы показать арестантам. Уголовникам – убийцам, насильникам и грабителям – было велено выбрать из этих фотографий тех, на кого они могли бы напасть. Результат оказался ошеломляющим: все группы арестантов выбрали одних и тех же людей. Ещё сильнее шокирует другое: из сотен фотокарточек, что были в подборке, уголовники выбрали тех, на кого уже было совершено нападение.

Из состояния жертвы всегда можно выйти. Да, это непросто, потому что ваша психика уже заточена под такое поведение. К тому же, как я уже говорил, жертва всегда имеет вторичную выгоду. Ко мне на консультации приходила клиентка, которая была замужем за очень высокопоставленным человеком и терпела его унижения. Она росла над собой и до желаемой жизни оставался буквально последний шаг. В итоге клиентка просто перестала приходить на занятия.

Не все правильно понимают третье правило: мне что при каждой стычке и ссоре подавать на развод? Я говорю не про бытовые проблемы, а про серьезные, с которыми вы не можете мириться, которые делают отношения несчастливыми. И в таких ситуациях, чтобы перестать быть жертвой, начните говорить о том, что вам не нравится. Зачастую преследователь видит перед собой другого человека и сам начинает подстраиваться под него.

Третье правило рука об руку идет с шестым: «Выясняя отношения, говорите только о себе». Оно делает вас неуязвимым при выяснении отношений. Вы говорите человеку только про свои эмоции, используя личные местоимения «я» и «мне». Вы не разговариваете как типичная жертва: «Почему ТЫ орешь на меня? Что я ТЕБЕ сделала?». Вы говорите: «Я не люблю, когда на меня орут». И к вам не могут придраться за то, что вы неподобающе разговариваете.

Люди с синдромом жертвы усугубляют проблему тем, что не принимают себя теми, кем они являются. Часто жертвы начинают бодаться с собой, чувства вины и стыда еще больше лишают их сил. Нужно честно сказать себе: «Да, я человек слабый. К сожалению, я так сформировался, у меня психология жертвы. Но я всегда могу изменить свою жизнь, и я ее изменю».

Карпман отмечал, что вы можете играть все три роли в разных ситуациях жизни. Например, быть жертвой с более сильным человеком и преследователем с более слабым. И так живет 90 процентов людей – орут на подчиненных и не дышат на начальников. Есть те, кто не участвует в этих ролевых играх — это люди с очень высокой самооценкой. Вы должны тренироваться со всеми людьми вести себя максимально одинаково.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector