Как живет бувайсар сайтиев

woman 1828538 1920 Советы на день

Интервью: Андрей Митьков, Хасавюрт – Москва

***
— Бувайсар Хамидович, с твоей исторической победы на Олимпийских играх в Пекине – третьей в карьере – прошло уже больше восьми месяцев. Ты ее уже как-то пережил, оценил, разложил по полочкам?
— Нет, никакого анализа еще не было. Наверное, потому что я не планирую дальше выступать, все получилось не так, как обычно после большого турнира. Не было ни анализа, ни постепенного выхода из пика формы. После возвращения их Пекина прошла череда обязательных торжественных мероприятий – и началась обыденная жизнь. Для меня она – очень желанная. Скажу честно, я скучал по этой жизни – когда можно не напрягаться, не нагружаться. Много лет, почти всю сознательную жизнь я провел вдали от семьи, очень мало времени уделял родным и близким. Сейчас пытаюсь восполнить этот пробел. Последняя Олимпиада как-то быстро отошла на второй план. Да и борьба в целом. Я сейчас ни к чему не готовлюсь, не слежу специально за событиями и результатами. Хотя в целом, конечно, в курсе всего происходящего – звонят, рассказывают.

— А когда посещаешь соревнования в статусе почетного гостя, внутри не начинает дрожать?
— Абсолютно. Наверное, пока еще лишком мало времени прошло. Что такое восемь месяцев в точки зрения истории?

***
— Что такое обыденная жизнь Бувайсара Сайтиева?
— Дом, семья, друзья. И, конечно, пытаюсь быть полезным борьбе – так, как я понимаю и полезность, и борьбу. В новом положении, но с большим опытом и глубокими знаниями, которые я действительно хочу передать. В этом году пройдут уже два юношеских турнира по вольной борьбе на мои призы – к традиционному, уже пятому в Красноярске добавится совершенно новый в Бельгии. Думаю, уже на этой неделе открою свой официальный интернет-сайт – www.buvaysar.ru. В Хасавюрте строю зал…

— Школу Бувайсара Сайтиева?
— Школа моего имени в Хасавюрте существует уже больше 10-и лет, муниципальная. Сейчас я строю другой зал, и не так важно, какая у него будет вывеска. Главное – кто и как там будет учить борьбе. Переход спортсменов в другое состояние всегда проходит не очень гладко. Кто-то считает, что он очень много знает и начинает об этом громко кричать. Кто-то, напротив, на всех обижается, закрывается: мол, ничего не видел, ничего не слышал, никому ничего не скажу. Я пытаюсь нащупать золотую середину. Есть такой тренер – Салим Нуцалханов, который последние полгода готовил меня к Олимпиаде в Пекине. Я очень многое у него взял, разделяю его видение системы и методики борьбы. Вместе мы пришли к пониманию: должно быть место, где можно воспитывать классных, суперклассных борцов. Это мне интересно – готовить ребят, которые смогут проявить себя не только на районных или республиканских соревнованиях (хотя через них тоже придется пройти), но и на мировом, олимпийском уровне.

— Но ты сейчас говоришь не о тренерстве?
— Нет, не о тренерстве, а именно о продвижении методики, системы, где-то даже философии борьбы. С использованием всего инструментария коммуникаций, которые я назвал – турниры, школа, сайт. Также планируем открыть филиалы нашей школы по стране, проводить мастер-классы для ребят и клиники для тренеров, выпускать методические пособия. Я вижу необходимость создания комплексной программы развития вольной борьбы. У меня телефон не замолкает – с вопросами, просьбами о поддержке и помощи звонят из Красноярска, Бурятии и Якутии, со всей Сибири и с Дальнего Востока, из Чечни и Дагестана. Нужно адресно и очень практично способствовать, помогать, учить. Пока для реализации этих планов хватает ресурсов моих личных и моих друзей – и финансовых, и организационных, и человеческих. А дальше – посмотрим, может быть, придется выходить на уровень федерации борьбы или министерства спорта.

***
— Мы, вроде бы, говорим о твоей обыденной жизни, но получается – все равно о борьбе. Расскажи, как проходит твой день в Хасавюрте? Во сколько просыпаешься?
— Когда я дома, график абсолютно ненормированный. Сплю, пока не проснусь.

— Твой дом впечатляет.
— Мне многие говорят: зачем тебе такой дом в Хасавюрте, лучше в Москве построй. Но мой дом там, потому что там – моя родина. Я, когда выхожу во двор, ни о чем не могу думать – душой отдыхаю. Сейчас уже лето, очень много работы. Сажаем деревья, занимаемся живностью – день пролетает незаметно.

— Ты сам сажаешь деревья?
— А что тебя так удивляет? Я знаю, где, когда и какое дерево посажено. Недавно из Баку привез пальмы – посадили, очень красиво, должны прижиться. Пацаны бегают вокруг, спрашивают: «Папа, а бананы вырастут? А обезьянки появятся?» Думаю, что обезьянки вряд ли появятся, без них живности хватает – собаки, коровы, куры. Эти живые твари – очень умные, мы даже не догадываемся, насколько. С собаками все, вроде бы, понятно. Но мама утром идет доить коров – они ее за сотни метров чувствуют, приветствуют. Зайдешь в хлев, всем дашь по щепотке сена, одной забудешь – так она обидится, несколько дней при твоем появлении будет демонстративно отворачиваться. Дом – мой приоритет. Дом, семья, отношения с близкими. По мере своих возможностей занимаюсь налаживанием отношений с родственниками.

— А отношения с родственниками были испорчены?
— Они не были испорчены. Их просто не было. У нас большая семья, мама с папой родили четырех сыновей и двух дочерей. В детстве мы жили очень дружно – все вместе в двух маленьких комнатках. Но в 17 я уехал из дома – считай, на 15 лет. За это время мои братья и сестры выросли, женились или вышли замуж, завели детей, у них свои дела, проблемы. Хотя сейчас, слава богу, никаких проблем нет.

***
— Часто собираетесь всей семьей – с братьями и сестрами?
— Каждый день, у меня в доме. Мой старший брат – строитель. И последние 2-3 года занят только у меня, ни на что больше времени не хватает. Во дворе, в небольшом деревоперерабатывающем цеху, на кирпичном мини-заводике работают племянники, двоюродные братья, другие родственники. Главное – все постоянно на виду. У нас был очень сложный период: в течение пяти лет умерли мой отец, три его родных брата и их отец, мой дедушка. Семья осталась только с мамой, взрослых мужчин не было. И только сейчас мы выросли, узнали жизнь, чему-то научись – и можем передавать свой опыт.

— Ты – старший, глава семьи?
— Старше меня два брата, они могут сказать мне все, что угодно – и я сделаю. Но глава семьи у нас – мама. Все вопросы обсуждаются с ней, все решения принимаются с ее согласия. Семья для меня – это все. Один я ничего не стою, ничего не значу. В моей жизни, при всей успешной спортивной карьере, были моменты, когда я мог заблудиться. И на помощь всегда приходила семья. Мне объясняли, меня просили, меня уговаривали, а если ничего не помогало – меня просто заставляли.

— А сейчас ты – пример для всех молодых членов своей семьи?
— Моя основная задача сейчас – чтобы все были организованы, устроены, здоровы. У нас в Хасавюрте очень тяжелая обстановка. Улицы патрулируют танки и бэтээры, почти каждый день проходят спецоперации, кого-то откуда-то выкуривают. В среднем на одного жителя, думаю, приходится по одному милиционеру, при этом буквально на прошлой неделе в центре города убили племянника мэра. У нас опасно, очень опасно… И если в этой обстановке не следить за молодыми людьми, не наставлять, не учить жить и вести себя, они могут принести в семью очень большую беду. Одно неправильное действие молодого человека – члена семьи может перечеркнуть все. Именно поэтому я не могу себе позволить жить в Москве, иметь там хорошую должность, хотя предложений много – душа все равно будет там, в Хасавюрте. Если я буду слишком быстро бежать, моя семья за мной просто не угонится, а мне без них неинтересно.

***
— Ты похищал свою будущую жену Индиру?
— Я женился в достаточно зрелом возрасте, чтобы не делать таких глупостей. Это вообще дикость, к нашей религии абсолютно никакого отношения не имеет. Как можно воровать человека?! Один раз я участвовал в похищении невесты, мне не понравилось. И даже не знаю, простил бы я, если бы меня это коснулось.

— Расскажи, как ты познакомился с Индирой, как ты делал предложение?
— По нашей традиции, эти вопросы обычно начинают обсуждать женщины. Молодому человеку, который достиг возраста, когда ему уже надо бы жениться, сестры и невестки начинают намекают: вот там такая девочка, там такая… И очень скоро ты уже знаешь, какие девушки, из какой семьи, понимаешь, с кем ты хочешь связать свою жизнь. Девушке из приличной семьи никто не позволит общаться с молодым человеком, даже с женихом, один на один. Встречаются обычно у соседей невесты, в присутствии родственницы или близкой подружки. Сидят на расстоянии метра-двух друг от друга, разговаривают, общаются, пытаются понять, хотят быть вместе или нет.

— А как все было у тебя?
— Я не буду рассказывать, как все было у меня. Традиции у нас – вот такие. И у меня все было по традициям.

***
— Воспитанием сыновей успеваешь заниматься?
— Я, к сожалению, все-таки не так часто нахожусь дома. Но по мере возможности пытаюсь, конечно, воспитывать. Пытаюсь научить простым правилам, как все родители. Нельзя обманывать. Нельзя бояться. Нельзя ябедничать. Больше, конечно, со старшим. Но и со средним уже тоже беседую. Бывает, говорит: «Папа, это не я сделал – он». Спокойно сажаю всех, выясняю, что произошло на самом деле, потом пытаюсь объяснить: «Неправильно говорить на другого…»

— Наказываешь?
— Только с первым был немного строгим – опыта, наверное, не хватало. Сейчас стараюсь не наказывать, а объяснять. Хотя, знаешь, три ребенка вместе способны вывести из себя самого уравновешенного родителя. И от мамы им, конечно, попадает. Пацанам очень нравится, когда я дома – при мне жена их не ругает, не наказывает. Зато мне от жены достается: «Ты их совсем разбаловал! После тебя они меня уже не слушаются».

— Ты хочешь, чтобы твои сыновья занимались спортом – не буду говорить борьбой?
— Да, конечно. Я уверен, что молодые люди, особенно в наше время, должны заниматься спортом. Когда мы живем в больших городах, когда не занимаемся физическим трудом, обязательно надо посещать какую-нибудь спортивную секцию. А вырастут из них спортсмены, станут ли они чемпионами – это уже второй вопрос, откровенно говоря, не самый важный.

***
— Я знаю, что ты начал тренироваться, даже выходил на ковер. Интересно – зачем?
— Чтобы снова чуть-чуть уставать от жизни. Во мне слишком много стало скапливаться энергии. Из-за того, что я не участвую в сборах и соревнованиях, она не имеет выхода. А когда я устаю, мне хорошо.

— Но с борьбой покончено окончательно и бесповоротно?
— Знаешь, чем больше времени проходит после Пекина – тем мне скучнее становится. Борьба сама по себе очень интересное занятие. И сейчас, после борьбы, у меня нет никакого желания открывать новые горизонты, делать круг своего общения шире. Поверь, я действительно не хочу расширять пространство своей жизни, не хочу мелькать на телевидении, не хочу пиариться. Мне еще после первой моей Олимпиады в 1996 году сказали: ты не всегда будешь олимпийским чемпионом, не всегда будешь побеждать, придется приспосабливаться, пытаться что-то урвать. Наверное, кто-то так и устраивает свою жизнь, и я не могу за это осуждать. Но мне так – неинтересно. Я всегда знал – нет, кончено, не знал, но очень сильно надеялся, что буду долго выступать и, скорее всего, буду выигрывать. Так все и получилось. Наверное, я привык доверять своим внутренним ощущениям. Поэтому так спокойно отношусь к тому, что сейчас есть. Может быть, я еще не понял, что завязал с борьбой. А, может быть, я с ней еще не завязал.

— Но если ты завязал, как минимум, должен положить борцовки на ковер.
— Зачем мне оставлять борцовки на ковре? Продемонстрировать, что я ухожу? Да это не интересно – что я ухожу. Вот если я приеду на турнир побороться – да, это будет интересно. Уход – тоже пиаришка такой небольшой. Когда интерес к тебе падает, ты собираешь зал, даешь анонс – и пышно, с фейерверками расстаешься с борцовками. Вот знаешь, сколько ни подгоняю себя под этот наш общий, российский стандарт, а все равно тянет меня в свою деревню, в детство, в тишину… Не хочу быть сейчас в авангарде, впереди планеты всей. И так много реальной жизни прошло мимо, когда я был на вершине, в цветах, с самомнением. Ты все время спрашиваешь про будущее. У меня, слава Богу, очень много вариантов – общественных, социальных. И я пока приглядываюсь, оцениваю. А сейчас надо оформить, узаконить огромное здание для школы борьбы, создать детям возможности не только для тренировок, но и для проживания, и для питания. Много документов нужно изучить, по многим инстанциям пройти. Работа пойдет – все будет уже совсем по-другому.

— Так ты будешь или не будешь еще выступать?
— Мой старший товарищ и друг Алихан Харсиев настаивает, чтобы я поборолся в этом году на каком-нибудь турнире. Летом это точно не получится. Но в декабре, может быть, выступлю в Краснодаре. Там очень хороший турнир, именно с него я начал подготовку к Олимпийским играм в Пекине. В начале января традиционно – первенство Школы высшего спортивного мастерства в Красноярске, отборочное на турнир Ярыгина, который проходит в последнюю неделю января. Больше не спрашивай, все равно ничего не скажу.

***
— О чем ты сейчас мечтаешь?
— Никаких личных целей, которые можно было бы отнести к категории «мечт», у меня нет. Все мои мечты сейчас – о другом. Я хочу, чтобы не было войны и светило солнце. Чтобы люди были более терпеливыми, незлобливыми и чаще улыбались. Чтобы находили возможность говорить друг другу добрые слова и признаваться в любви. Хочу, чтобы нынешнее очень быстрое и чрезвычайно информационное время не загнало нас – куда-нибудь.

— Я думал, ты скажешь, что мечтаешь о дочке – поcле трех сыновей.
— Бог даст, дочка будет. А пока мне бы справиться с теми, кто есть.

Источник

Бувайсар Хамидович Сайтиев

Фото Все

123123 32

5412321

132132 3

1312312 1

Видео Все

mqdefault

Бувайсар Сайтиев — биография

Бувайсар Сайтиев — заслуженный мастер спорта, трехкратный победитель Олимпиад, шестикратный чемпион мира, шестикратный чемпион Европы, обладатель почетных званий и наград по вольной борьбе в весе до 74 кг.

Годы детства и юношества

Бувайсар родился в Дагестане, в 1975 году. Впервые будущий чемпион заявил о желании стать борцом в 3-м классе, о чем открыто написал в школьном сочинении. Упорства мальчишке было не занимать — поставив перед собой цель, он не останавливался, пока действительно не стал олимпийским чемпионом. Бувайсар Сайтиев своим талантом и спортивными успехами прославил родной город Хасавюрт.

Он часто рассказывает в интервью, как в первый раз 6-летним мальчишкой вышел на ковер. Ему повезло, что тренеры сразу заметили перспективного парня. В семье Бувайсара было три брата и две сестры. В 13-летнем возрасте он потерял отца и всеми силами помогал матери в одиночку поднимать детей. Путь на вершину олимпа не был простым, но мальчика поддерживал кавказский характер и необычайное трудолюбие.

32412123Бувайсар Сайтиев в молодости

Уже в 14 лет парень стал мастером спорта, а год спустя переехал в Новокузнецк, где учился несколько лет в спортивной школе-интернате. Почти сразу Сайтиев одержал победу в первенстве СССР среди юношей, которое стало заключительным в истории Советского Союза. Завершив обучение, Бувайсар не мог не выбрать спортивную карьеру. Старший брат, тоже спортсмен, посоветовал ему поступить в красноярскую школу вольной борьбы. Так началась долгая биография будущего героя, которого взял под свое начало Дмитрий Мандиашвили.

В 20 лет Сайтиев покорил чемпионат мира в Атланте и повел свой отсчет блестящих побед. Брутальный мужчина носит звание подполковника Вооруженных сил России и является достойным представителем Горного Кавказа. ФИЛА пять раз признавала его лучшим борцом на разных спортивных площадках. Но для друзей и родных он так и остался просто Бусиком, с которого берут пример подрастающие поколения борцов. Ему нет равных ни на ковре, ни в жизни.

Самые интересные бои

Как уже было сказано, начало триумфального шествия Бувайсара было положено в Атланте. В сложной схватке он одолел опытного корейского борца, победителя Олимпиады в Барселоне. Кореец не смог противостоять хваткому спортсмену из России. Зрители сравнили Пак Чан Сона с беспомощным теленком, который пытался наброситься на дуб. Сайтиев выиграл в сухую со счетом 5:0. В результате самый молодой российский борец завоевал золото по вольной борьбе на Олимпиаде 1996 года.

2332 4Молодой борец Бувайсар Сайтиев

Поклонники этого вида спорта любят вспоминать финал Олимпийских игр в Афинах 2004 года. Легендарный Бувайсар вновь отстоял честь родной страны, одолев в решающем бою казахстанца Геннадия Лалиева. Титулованные борцы, победители Олимпийских игр и чемпионатов мира и Европы остались без единого шанса на удачу в сражениях с непобедимым чеченцем. Его соперниками были Арпад Риттера, Эмзариос Бентинидис, Мурад Гайдаров, Кристиан Брзозовски. Своего главного противника из Казахстана Сайтиев положил на ковер со счетом 7:0. Это был незабываемый бой, вошедший в золотой фонд вольной борьбы.

Следующая значимая победа ждала спортсмена за океаном. Все схватки Сайтиева были яркими и уникальными, но встреча на ковре Мэдисон-сквер-Гарден в Нью-Йорке (2003) была самой выдающейся в его карьере. Спортсмен из Белоруссии Мурад Гайдаров с трудом выстоял под натиском известного всему миру чеченца, несмотря на его плохое самочувствие и серьезный перелом лицевой кости. Тренеры долго сомневались, ставить ли Сайтиева в финальную встречу, но выход Бувайсара на ковер доказал выносливость борца. Бой завершился в ничью, но у российского спортсмена было меньше судейских замечаний и он сохранил титул пятикратного чемпиона мира.

Успешный финал чемпионата России в 2008 году обеспечил 33-х летнему спортсмену путевку в Пекин, на Олимпийский игры. Сайтиев победил Махача Муртазилиева, которому до этого два раза проигрывал. Несмотря на неудачи в первом раунде, Сайтиев наверстал упущенное в конце встречи и вырвал победу у соперника, доказав свое бесспорное преимущество в вольной борьбе. Сам спортсмен признался, что победа в Санкт-Петербурге досталась ему нелегко. Причиной, большей частью, были старые травмы. Тем не менее Бувайсар не мог подвести друзей и болельщиков.

234123123 2

Третью золотую медаль «человек-скала» Сайтиев завоевал в Пекине. Ему пришлось встретиться с Сосланом Тигиевым из Узбекистана. Этот достойнейший партнер до последней минуты держал свои позиции на олимпийском ковре. Но россиянин все-таки взял верх над узбекским соперников в честной и открытой борьбе. Он вновь подтвердил чемпионский титул со счетом 3:1.

Победой в Пекине Сайтиев решил завершить карьеру в большом спорте, оставшись навсегда непобежденным. Ходили слухи о его участии в Олимпийских играх в Лондоне-2012. Но борец остался верен своему решению и не захотел испытывать судьбу.

Сайтиев сейчас

В интервью журналистам спортсмен рассказал, что живет также, как остальные граждане России. У него большая семья, в которой Бувайсар воспитывает троих сыновей и дочь. Он не занимается политикой, но не отказывается от участия в общественных делах. В родном Хасавюрте Сайтиев вместе с братьями открыл спорткомплекс для подготовки смены юных борцов. Мужчина считает, что только личным примером можно вести за собой молодежь, с юности приучать к труду и прививать любовь к родине.

234234123 4

Борец утверждает, что спорт не уживается с вредными привычками. Первое правило успеха в спортивном направлении — жесткая дисциплина. Большой спорт открыт далеко не для каждого. Это тяжелый каждодневный труд. Жить в борьбе, ставить высочайшие цели и их добиваться — удел упорных и талантливых. Про таких людей как Бувайсар Сайтиев говорят, что настоящий спортсмен рождается раз в сто лет.

Ссылки

Источник

Бувайсар Сайтиев: «Лучше всего мне в Красноярске»

Красноярский олимпиец рассуждает о смысле жизни, лозунгах «хватить кормить Кавказ» и Пастернаке

Красноярский олимпиец рассуждает о смысле жизни, лозунгах «хватить кормить Кавказ» и Пастернаке

Трехкратный олимпийский чемпион Бувайсар Сайтиев завершил спортивную карьеру несколько лет назад, но несмотря на это, у борца по-прежнему предостаточно поклонников. Интернет-газета Newslab встретилась со знаменитым красноярским олимпийцем и расспросила о том, как он живет сейчас.

buv02После своей последней Олимпиады в 2008 году вы, завершив спортивную карьеру, уехали из Красноярска в родной Хасавюрт. Теперь вновь вернулись, работаете вице-президентом Академии борьбы. Возвратились навсегда?

Дело в том, что я и не уезжал из Красноярска насовсем, то есть, не выписывался отсюда. И жена, и дети мои — все прописаны здесь. Да, несколько лет прожили мы на Кавказе, но ничего тут не продавали, я частенько приезжал сюда. Дети, пока маленькие были, жили там, с бабушкой.

Я переезжал-то в связи с переходом на госслужбу — поработал несколько месяцев советником полномочного представителя президента в СКФО Александра Хлопонина. Перебрался жить из Хасавюрта в Пятигорск, столицу округа, прожил там месяцев 7-8. Дочка у меня там родилась в 2010 году. Потом вновь сменил работу, где-то год трудился в газовой отрасли. Параллельно занимался строительством и открытием СДЮШОР по вольной борьбе в Дагестане. Вот после того, как работа над школой была завершена — зал построили, штат наняли, 1,4 тысячи детей набрали, теперь мой брат Адам полностью руководит эти хозяйством, — мы с семьей решили вернуться в Красноярск.

Почему не стали обосновываться на Кавказе?

Я понял, что человек должен делать то, что ему приносит удовлетворение. А я кроме как спортивной борцовской деятельностью, по сути, ничем не занимался. До 33 лет жизнь была очень насыщена эмоциями, победами, поездками. А другого опыта, считай, и не было, и вот попытался несколько лет пожить обычной человеческой жизнью без побед, каких-то сборов. Просто утром встаешь, идешь на работу, возвращаешься.

Для себя я понял некоторые вещи, и пришел к тому, что лучше всего чувствовал себя в Красноярске. Здесь для меня достаточное поле деятельности, где могу прилагать усилия.

В Дагестане, где моя мама живет, откуда я родом, очень развит наш вид спорта (борьба), много квалифицированных тренеров, много детей занимающихся. То, что я хотел там организовать, сделано. Но нашу школу в Хасавюрте, конечно, не сравнишь с красноярской Академией имени Миндиашвили. Огромное хозяйство здесь, много направлений, научные и методические направления. Сам Дмитрий Георгиевич Миндиашвили — это носитель столетних традиций борьбы, столько всего он в себя вобрал, и каждая минута разговора с ним о борьбе и о жизни вообще — это бесценный запас знаний. Все, что я познаю в борьбе, всегда с ним обязательно обсуждаю. С другой стороны, и моя помощь ему будет не лишней на сегодняшнее время. Вот фактор его личности это еще одно объяснение, почему я здесь.

Опять же, большая часть моей сознательной жизни прошла в Красноярске, это 22 года. Я для всех, и для себя в первую очередь, красноярец. Здесь проводим с 2003 года турнир имени Сайтиева, который уже значительно разросся, вокруг него инфраструктура образовалась, здесь же работает мой фонд поддержки детско-юношеского спорта. С прошлого года мы совместно с представителями Федора Емельяненко проводим мероприятие «Diamond Fight», которое собирает в Таиланде 30 тысяч зрителей и телезрителей. Эта деятельность требует тоже моего присутствия, поэтому разрываться между Хасавюртом и Красноярском не могу.

Ваши сыновья занимаются борьбой?

Нет, правда, они периодически приходят на соревнования. Вообще никогда в жизни мои дети не смотрели мою борьбу, ни одного диска или кассеты никогда не было дома. Но дети знают, что папа борец, чемпион и прочее.

Самый младший говорит, что вот станет олимпийским чемпионом скольки-то кратным, но это несерьезно пока. А старшие, которым 7 и 8 лет, я думаю, какие-то физические задатки имеют, но я не нацеливаю их на борьбу. Это довольно тяжелый вид спорта, но один из самых способствующих гармоничному развитию организма, в нем задействованы все группы мышц. А быть большим спортсменом, это надо характер, не каждому дано, а кому-то и не нужно вовсе.

А вы сами перед собой какие цели теперь ставите?

Самые великие дела я уже сделал, у меня полный дом детей. И насмотрелся, и всего наелся, и людей знаю больше в 10 раз, чем нужно мне. Не успеваю даже в Новый год со всеми созвониться! Считаю, что теперь надо мне более адресно применять свою жизнь, больше уделять внимания, заботиться, какими вырастут дети.

В плане развития спорта — есть мой фонд, поле для деятельности огромное. Карьера чиновника, спортивного функционера абсолютно в мои планы не входит. Не представляю себя в качестве отчитывающегося или отчитываемого. Я и так достаточно сытно кушаю, слава богу, на кусок хлеба хватает. На пьедесталах настоялся.

Тем более, что в Красноярском крае отличное отношение власти к нашему виду спорта. Это заслуга всех мастеров борьбы, еще до Миндиашвили и Ярыгина. У нас сейчас в краевом министерстве спорта замечательный министр — специалист, молодой, знает нашу тему, везде успевает. Нам грех жаловаться, нам новых функционеров не надо.

Я вице-президент Академии с очень широкими полномочиями, могу и на ковер выйти показать молодым, как бороться, могу и организационные, и политические вопросы порешать. Мне для этого уже никем не надо становиться.

Вы получили высшее образование в сфере управления бизнеса и права. Эти знания как-то применяете на практике?

Я это образование получил, но не учился, мне помогали всеми возможностями. Доучился, но я нулевой специалист в бизнесе. Потом закончил наш Красноярский педагогический университет по направлению физической культуры и спорта. Надеюсь на дальнейшую научную деятельность. Я уже участвовал в подготовке многих диссертаций многих докторов наук. Здесь для меня примером опять же Дмитрий Георгиевич Миндиашвили — он всегда параллельно с тренерской деятельностью занимался наукой, постоянно писал научные работы, является действительным членом Российской Академии образования.

Пока слишком тонка связь практики и теории в нашем виде спорта: мало борцов понимают, что пишут наши теоретики, и очень мало теоретиков, которые на практике знают, что такое борьба. Тут поле непаханное, думаю вот этим и заняться, применить свой опыт.

Кандидатскую не надумали еще писать?

Это не самоцель. Есть материалы, которые нужно скомпоновать, а потом будет видно.

Насколько сложно после ухода из серьезного спорта поддерживать хорошую физическую форму? Сохраняете прежнюю весовую категорию в 74 килограмма?

Нет, набрал килограммов 10 после того, как закончил бороться. У меня уже и пресс пропал, дети удивляются, куда делся? Всю жизнь был и тут пропал. Поддерживать форму человеку, который подвергался изнурительным нагрузкам, обязательно надо, сердце и все мышцы должны напрягаться. Иначе очень тоскливая жизнь будет, привыкнешь к дивану.

Какие увлечения появились после того, как освободилось время от тренировок?

Больше свободного времени не стало. Еще когда боролся, думал, вот закончу и буду ездить по гостям, подарки дарить, общаться. К сожалению, не получилось так. Вот, например, самое любимое увлечение — рыбалка, но я на ней уже два года не был, все времени нет.

Работы много, вот это и есть увлечения. Хороший сайт хотим сделать — buvaysar.ru, сейчас думаем над наполнением. Называется моим именем, потому что оно известно и привлекает молодежь. Будем размещать видеоуроки, методики подготовки.

Учитывая вашу узнаваемость, как удержались от соблазна пойти в политику? У нас сейчас много именитых спортсменов в Госдуме, например.

Я в первый раз стал олимпийским чемпионом в 1996 году, и мне сразу стали говорить: тебе надо идти в депутаты, вот туда-то или еще куда. Но я сразу отвечал, что мне идти надо на тренировку. И вот прошло почти 20 лет, а слышу все то же про политику. Но мне в нее никогда не хотелось. Думаю, если я туда приду, ничего от меня зависеть не будет. А приобщаться к некоторым вещам не хочу.

Вообще, я считаю, что такие органы как Государственная Дума — там должны сидеть мудрейшие наши люди, потому что там рождаются законы, по которым мы живем, и по которым наши дети жить будут. Понятно, что люди должны быть из народа, из всех слоев общества, но не место там каким-то раскайфованным бизнесменам, суперкрасавицам с суперформами, не место многим людям. Мудрые наши умы должны там сидеть. Но почему-то иногда непонятные законы оттуда выходят. Себя я там не вижу, каждый должен быть на своем месте.

Рамзан Кадыров предлагал вам возглавить спортивное ведомство Чеченской республики, почему отказались?

Рамзан Ахматович хочет, чтобы я был в республике, дома, но говорит, что ни в коем случае идти мне в региональные чиновники нельзя. К тому же министр спорта республики мой хороший друг. Ну, что я туда пойду? В Дагестане такая же ситуация. Или здесь в Красноярском крае. Все люди на своем месте.

Помню, Александр Геннадиевич Хлопонин спрашивал, почему у нас люди, чтобы разбогатеть, хотят пойти в Госдуму или в чиновники? Можно же, если мозги есть, открыть какую-то компанию, производить что-то новое. Но нет, у нас идут в министры или в депутаты, чтобы покупать непомерно дорогие вещи. И покупают, но, слушай, у тебя же зарплата не позволяет, как так? Надо, чтобы у нас чиновники как в Европе ездили на велосипедах, вот тогда мы будем хорошо жить. Но пока, видимо, нам самим надо на велосипедах кататься.

К сожалению, люди думают, что чем больше у тебя будет доходов, тем счастливей ты проживешь. Я так не считаю — потому что у нас большие деньги много кого прихлопнули. И это очень плохо, люди потеряли веру в бога, чувство ответственности. Никто сейчас не верит в божий суд, хихикают, когда я им говорю, что отвечать придется на том свете. На каком свете, спрашивают? А я, знаете, живу с уверенностью, что каждый человек за свои поступки ответит, и с надеждой, что меня бог простит за те проступки, которые я совершил и ежедневно совершаю. Мне хватит своего багажа нехороших действий, не дай бог к чему-то чужому прикоснуться.

Просто надо контролировать свои желания, свои аппетиты. У нас же в стране долгие годы не было такого понятия как частная собственность, у людей ничего не было. Где-то под матрасом могли деньги хранить, но открыто купить дорогостоящие вещи нельзя было. Поэтому сейчас культуры обращения с деньгами нет. Мы были нищие, при том что были эмоционально заряженные, боролись за коммунизм, за мировое господство. Теперь можем позволить себе всё, и все бросились в погоню за деньгами. Но от денег гораздо больше несчастья, чем счастья. Надеюсь, это вскоре пройдет.

В одном из интервью вы уже высказывались на эту тему, но хотелось бы еще раз проговорить, как вы относитесь к тем националистическим лозунгам, которые периодически возникают в общественном пространстве? Например, «хватит кормить Кавказ». С помощью чего можно бороться с такими настроениями и надо ли?

Бороться надо обязательно, это экстремистский лозунг. Если кто-то его использует, не вдумываясь, это допустимо, но если кто-то продвигает его осознанно, таких надо ловить и руки отрывать. Потому что это лозунг, призывающий к развалу страны. Не важно, говорит ли он хватит кормить Кавказ или Урал, или Дальний Восток.

Что значит кормить Кавказ? Я когда там был, не видел, чтобы людей кто-то кормил или меня кормили. Деньги дают чиновникам, но если вы несогласны с бюджетом страны, это вопросы не к кавказцам, а к Госдуме. Не кавказцы же формируют бюджет. Я не знаю, сколько ушло на Кавказ, сколько на другие регионы, но такие лозунги и попытки делить людей на кавказцев и некавказцев, на еще какие-то группы, это все путь к мордобою, хаосу и панике.

Эти нездоровые вещи надо искоренять. Вот пример, несколько дней назад пришел я на ледовый каток со своими детьми. Там два пьяных придурка катаются, расталкивают детей, женщин. Им сделали замечание, они какую-то даму послали матом. Я одного взял за шкирку, дал пинка под зад, говорю, давай бегом отсюда. Так эта толпа женщин чуть не съела меня там. Ты что говорят, делаешь, зачем его трогаешь? Так он же только что тебя послал? Вот это мышление — неправильное.

Последний вопрос, вы как человек в своей сфере добившийся совершенно невероятных успехов, можете дать универсальный совет, как побеждать?

Главное, чтобы человеку был интересен сам процесс, а не результат. Наше любимое стихотворение в четвертом классе, которое нам тренер давал, было Пастернака:

Цель творчества самоотдача,
А не шумиха, не успех.
Позорно ничего не знача,
Быть притчей на устах у всех.

Так что цель творчества — самоотдача. Если ты будешь ориентирован на успех, ты никогда не будешь счастлив в своей профессии. Если ты будешь получать удовольствие от каждого дня, который проводишь, отдаваясь своей работе, выкладываться, не щадя себя, ну, ты тогда счастливым человеком станешь. А результат — это от бога.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector