Неповторимость как характеристика человека

baby 1399332 1920 Советы на день

Неповторимость как характеристика человека

О НЕПОВТОРИМОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЛИЧНОСТИ

Термин «неповторимость личности» — ровесник психологии. Уже первые психологические опыты, исходные методы изучения психологической реальности (вундтовская школа, школа Брентано) были соотнесены с интрасферой специфически человеческих действий и поведения. Важную роль в прояснении этой проблемы в советской психологии сыграли работы С.Л. Рубинштейна, Б.М. Теплова, Б.Г. Ананьева и др. С.Л. Рубинштейн наметил линию понимания индивидуальной неповторимости личности. Эта позиция подчеркнута в его высказывании: «Личность тем значительнее, чем больше в индивидуальном преломлении в ней представлено всеобщее» [9; 32]. Неповторимость предстает как специфическая форма репрезентации социально значимых психологических свойств общественного человека.

В неповторимости личности выявляются способы самоопределения индивида в реальных условиях его жизни, позволяющие ему осознать социальное бытие, а благодаря этому запять позицию сознательного субъекта, управляющего жизнедеятельностью.

Для становления человеческой уникальности существенное значение имеют факторы самодетерминации деятельных и поведенческих актов, фиксация результативности деятельности и соотнесения ее с желаниями и намерениями человека. Интеграция этих многообразных субъективных определений, реализующихся в различных общественных актах, характеризует представленность этих качеств в психике человека, как присущих «мне», «моему» телу, «моей» активности, «моей» особой живой субстанции.

Отдельные образования человеческой индивидуальности формируются уже у ребенка. Некоторые психологи первые ступени ее формирования относят к трехлетнему возрасту и даже раньше, когда ребенок начинает вычленять свои самоощущения и осознавать себя субъектом собственных желаний. Однако эта «самость» еще должна пройти через своего рода «общественные испытания» (учебным трудом, компетентным общением, наконец, гражданской и семейной ответственностью), только тогда индивидуальная неповторимость вберет в себя качества личностного уровня. Только общественно самоопределившийся человек способен в полной мере сформироваться как индивидуальность — создать систему устойчивых представлений о себе, обрести психологическую идентичность, проявляющуюся в самых разнообразных обстоятельствах, осознать не только сходство, но социальное и психологическое отличие своей личности как уникальной в среде других людей.

Если «субстанциональность» собственной жизни — отдельность, автономность, психологическая идентичность — может сформироваться у человека в непосредственных, даже «тепличных» условиях жизнедеятельности (к примеру, инфантильная личность взрослого человека способна, несмотря на искусственность социальных условий его жизни, обладать сознанием своей автономности, идентичности), то другое

существенное свойство — неповторимость, непохожесть на других людей ––не может как активное и творческое свойство сформироваться вне прохождения данным человеком по ступеням различных общественно необходимых отношений. Иначе в социальном облике данной личности будет преобладать эмпирическое уподобление другим, но никак не реалистически выявленные ее природные и социальные отличия от них.

Справедливости ради нужно заметить, что не всегда и не всякое включение человека в систему общественных связей позволяет ему психологически раскрывать черты своей индивидуальности. В «производственные формы жизни» многие люди включаются непосредственно, воспринимая общественные отношения как данность и не замечая при этом всей палитры межиндивидуальных общностей и отличий. Ясно, что такой способ своеобразного отождествления социальных форм жизни и непосредственной жизнедеятельности не способствует развитию индивидуальности, часто низводя ее на уровень онтогенетически ранних ступеней. Однако уже простой факт сопоставления человеком своих личных и социальных форм жизни способствует преодолению этого отождествления, направляя к формированию более дифференцированной (в социальном отношении) психологической индивидуальности.

Итак, единство индивидуальности и личности характеризует новое ее качество — уникальную неповторимость.

Личность обладает внутренними побуждениями, мотивацией, потребностями, которые характеризуют потенциал культурного и творческого ее роста. В наибольшей мере социальный масштаб человека раскрывают духовные потребности — уникальные психические образования, детерминирующие и регулирующие жизнедеятельность в сфере «второй природы» человека (К. Маркс). Специфически человеческие психические образования, духовные потребности личности раскрывают природу самодетерминации, свободу выбора и творческие проявления вне заранее заданного предела. Подлинно человеческий способ существования, творения себя в высшей степени присущ любой духовной потребности. Как бы внешне ни отличались, скажем, акт познания истины, действие на благо другого, во имя прекрасного, все они принадлежат этому живительному источнику: стремлению (подлинно человеческому), побуждению, «внутреннему беспокойству», личной интенции. Поэзия, музыка, живопись, кинематограф (мы имеем в виду подлинное искусство) созданы не для человека (человеком же!), забывшего свое «я», растворившегося в мещанстве и потребительстве, но для человека, живущего будущим в такой же мере, как настоящим, вырастающим из тесных рамок обыденного бытия вверх и вперед, к будущему, к идеалу нравственности, логоса и красоты.

В этом внутреннем побуждении личность невольно раскрывается в полноте своих сугубо индивидуальных качеств. Индивидуальная неповторимость языка литературы, музыки, театра является непременным атрибутом свободного творческого изъявления человека-художника. Точно так же как и творческое открытие ученого, познание истины в другом человеке (общение), создание космического аэробуса являются не просто актами творчества, а актами самовыражения в открытии, в истине, в технической новации своей индивидуальности уникальности человека, приподнявшегося над собой и вместе с тем над обществом людей, над миром.

Психологи, к сожалению, только находятся на подступах к «миру человека». Но от этого ни в коей мере значительность этих самобытных и в высшей степени неповторимых явлений не перестает существовать. Наша наука еще далека от своего первородного семантического значения: «знание души» человеческой — находится еще на дистанции развития психологии.

Традиционно проблема способностей составляла важный раздел психологии. Межиндивидуальные различия при

этом соотносились (нередко прямолинейно) с широкой дифференциацией общественного разделения труда. На этом пути велись исследования конкретных, специальных способностей. По мере углубленного изучения психологических факторов трудовой, художественной и других видов деятельности психологи вынуждены были отказаться от представлений изоморфного типа. В частности, в работах Б.М. Теплова [11] были вскрыты компенсаторные механизмы исполнительской регуляции деятельности, которые обеспечивали человеку с различной структурой способностей возможность успешного осуществления деятельности. В исследованиях К.К. Платонова [8] была зафиксирована существенная роль характерологических свойств, эмоционально-волевой сферы, которые воздействовали на мобилизационные механизмы регуляции деятельности. В его исследованиях было обнаружено родство исполнительских механизмов регуляции самых разных видов деятельности. Изучение проблемы способностей перешагнуло традиционные границы дифференциальной психологии. Встал вопрос о существовании, наряду со специальными, и общих способностей. Выдвинутая С.Л. Рубинштейном формулировка способностей как «обобщенных психических деятельностей» [9] стала восприниматься естественно. Отмеченная в исследованиях Т.И. Артемьевой [3] «индивидуально-типическая» характеристика способностей прямо утверждала неразрывность собственно личностного и дифференциально-психологического подходов к этой проблеме.

Вместе с тем проблема способностей демонстрирует несовпадение, а иногда и противоречие категорий индивидуальности и личности. В психологии редко описаны случаи (хотя в практике подобные случаи представлены), когда человек, обладая значительными способностями к данной деятельности, тем не менее социально оказывался «не у дел». Это происходило потому, что его индивидуальность не вписывалась в логику социально регламентированных отношений, которыми определяется данная деятельность. Такого рода факты мы встречали в вузах, наиболее связанных с творческими профессиями (Московская консерватория, Институт им. Гнесиных и др.). Студенты этих вузов, пройдя через сложные экзаменационные испытания, оказываются довольно близко по своим способностям, по индивидуально-психологической подготовленности к тем требованиям к музыкальной деятельности, которые предъявляются музыкантам-исполнителям. Но авторитетные педагоги-артисты все же не удовлетворены их игрой, хотя и затрудняются объяснить причину этого. К сожалению, этот вопрос долгое время проходил мимо внимания специалистов по проблеме способностей. Потому случается, что одаренный по своим индивидуальным проявлениям музыкант тем не менее оказывается «лишним» в специальной творческой деятельности.

Иногда, напротив, встречаются случаи, когда индивид не проявлял длительное время своих способностей (нам известны такие факты в отношении музыкальной деятельности), но смог преодолеть себя, обстоятельства, явно ему не благоприятствующие, и сумел утвердиться как творчески яркая личность в данной области деятельности. Причем эти случаи не редкое исключение. Например, Гуго Вольф позднего периода творчества (раннего «творческого» периода у него не было) писал сочинения, которые ему принесли славу в музыкальном мире. Музыкальные авторитеты его времени отмечали «исключительную самобытность», называли «верхом совершенства» его сочинения этого периода. Число таких случаев можно было бы умножить, если бы обратиться к обычной практике музыкального развития. Как часто мы малыша огорошиваем приговором «одаренный — не одаренный». А кто проследит его судьбу дальше, быть может судьбу творческую, или напротив?

Личность, как мы знаем,— это человек, обладающий общественно значимыми деятельными свойствами. В историческом развитии общества изменяется сам состав и характер значимости

этих свойств. Одаренным мы считаем человека, который обладает комплексом высших по своей современной общественной значимости психологических качеств. Это значит, что в своих суждениях об одаренности данного конкретного человека мы исходим, во-первых, из исторического сопоставления определенного комплекса свойств (скажем, музыкальность современного человека иная, чем у человека XIX в.: она не хуже и не лучше, она — другая); во-вторых, из сравнения способностей человека со способностями широкого круга его современников, обладающих различным (как худшим, так и несравненно лучшим) уровнем профессионально-творческих достижений. Сравнительная шкала значимости, которой, хотим мы того или не хотим, пользуется общество в оценке одаренности, очевидно, должна побудить психологов к постоянному (периодическому) пересмотру самой структуры одаренности. Общественные требования к специальной одаренности исторически изменяются. Следовательно, должны обогащаться и эволюционировать наши представления об одаренности, не только о сущем, но и о должном в ней.

Внешне менее ярко, но не менее диалектично связь категорий индивидуальности и личности проявляется на уровне самосознания. Самосознание выступает как высшая характеристика человека: сознание не только внешнего мира, но и самого себя, учет образа «я» при самоуправлении. Оно характеризуется универсальными психологическими механизмами: адекватной объективацией, самооценкой, саморегуляцией. Но в различных социальных условиях (имеется в виду история индивидуального жизненного пути и психического развития) разные человеческие индивидуальности по-разному проявляют и реализуют свое «я», порой занижая многие свои качества и даже абстрагируясь от них. Самосознание тем самым лишь частично выражает личность. При полноценном представлении человека о себе самосознание фиксирует существенные качества его индивидуальности. При отсутствии полноценной репрезентации в самосознании эти индивидуально своеобразные и уникальные качества могут быть нереализованными.

Правомерны случаи и рассогласования между индивидуальностью и личностью, которые заметно выступают, к примеру, в ситуациях вхождения человека в формы усвоения принципиально нового общественного опыта, в стрессовых ситуациях социального происхождения. В этих случаях самосознание индивида прежде всего фиксирует утрату (определенную дисгармонию) целостной идентичности и, наоборот, наиболее рельефно высвечивает индивидуальные особенности, которые характерны для данного своеобразного человека. Человек теряет полноту социального содержания, акцент на индивидуальной «особости», уникальности дополнительно провоцирует этот процесс.

Следовательно, на уровне проблемы самосознания могут выступать как единство индивидуальности и личности, так и противоречие между ними. Самосознание способно выявить и подчеркнуть полную меру индивидуализации в социальном отношении личности; вместе с тем и их противопоставление.

Более сложная картина наблюдается при сопоставительном анализе индивидуальности и личности на уровне проблемы характера и темперамента. В определении психологической индивидуальности, которое дает Б.Г. Ананьев [1], [2], соотношение социального и биологического, личностных и индивидных свойств 1 ), их саморегуляция выступают в качестве конституирующего параметра индивидуальности. Гармонизация этих свойств достигается не всегда. В исследованиях Е.А. Климова [5], В.С. Мерлина [6], [7] показано, что гармонизация личностных свойств и свойств темперамента в процессе выполнения трудовой деятельности у тех лиц, индивидные

свойства которых прямо не отвечают данной деятельности, оказывается возможной лишь в том случае, когда у них налицо положительное отношение к деятельности. В этом случае на уровне формально-динамических свойств индивида вступают компенсаторные и другие саморегуляторные механизмы. Таким образом у индивидов с самыми различными типологическими особенностями формируется индивидуальный стиль деятельности, адекватный данной ее форме. В случаях же отрицательной направленности у индивидов с неадекватной структурой формально-динамических свойств формирование индивидуального стиля деятельности не происходит.

В исследовании, проведенном под руководством Л.И. Божович [4], выявлена закономерная положительно-отрицательная связь между способностью детской личности к произвольной регуляции (действие согласно принятому намерению) и коллективисткой или индивидуалистической направленностью личности. При общественно-коллективистской направленности эта способность проявляется весьма активно, у лиц же с индивидуалистической направленностью зачастую преобладают импульсивные, динамические характеристики в поведении. В этих исследованиях показано: общественная ориентация мотивации личности способствует гармонизации психологической индивидуальности.

В отмеченных работах (Е.А. Климова, В.С. Мерлина, Л.И. Божович) в косвенной форме приводятся свидетельства того, что индивидуальность весьма определенно зависит от личности, от отображаемого ею содержания различных характеристик человека.

Итак, проведенный в статье анализ подчеркивает две принципиальные грани соотношения индивидуальности и личности. С одной стороны, формирование индивидуальности (в особенности такого ее конституирующего свойства, как неповторимость) происходит по мере включения человека в общественно необходимые связи и под воздействием формирующихся у него личностных свойств. Личностные качества детерминируют развитие масштабности, дифференцированности, уровня психологической организации индивидуальности, акцентируют роль внутренней жизни в регуляции жизнедеятельности человека. Развитая личность гармонизирует свои общественные свойства со своими типологическими, природными особенностями, в результате чего наблюдается прогрессирующая индивидуализация, которая затрагивает и распространяется на все психические функции, процессы, свойства. С другой стороны, формирующаяся у зрелой личности индивидуальность влияет на процесс творческого развития личности, ее социальную продуктивность, способность осуществлять свою жизнедеятельность при включении в новые системы общественных (непременно необходимых) отношений.

Таким образом, взаимосвязь категорий индивидуальности и личности подчеркивает теснейшую связь между дифференциальной психологией и психологией личности, утверждая необходимость общепсихологического подхода к познанию зрелого в психологическом отношении неповторимого человека.

2. Ананьев Б. Г. О проблемах современного человекознания. М., 1977.

3. Артемьева Т. И. Методологический аспект проблемы способностей. М.. 1977.

4. Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М., 1968.

5. Климов Е. А. Индивидуальный стиль деятельности в зависимости от типологических свойств нервной системы. Казань, 1969.

6. Мерлин В. С. Очерк интегрального исследования индивидуальности. М., 1982.

7. Очерк теории темперамента / Под ред. В. С. Мерлина. Пермь, 1973.

8. Платонов К. К. Проблемы способностей. М., 1972.

9. Рубинштейн С. Л. Принципы и пути развития психологии. М., 1959.

10. Тарасов Г. С. Проблема «психологической общности» и «уникальности» личности и процессе воспитания // Психология формирования и развития личности / Под ред. Л. И. Анцыферовой. М., 1981.

11. Теплов Б. М. Избр. труды: В 2 т. М., 1985.

Поступила в редакцию 8.VII 1988 г.

1 Термин «индивидные свойства» здесь используется в смысле, который придавал ему Б.Г. Ананьев.

Источник

Фундаментальные характеристики человека: несводимость, невыразимость, неповторимость, незаменимость, непредопределенность

Философы все время сталкивались с невозможностью определения человека, хотя всегда были попытки дать такое определение. Видимо, человека окончательно и однозначно определить нельзя: слишком он многогранен в делах и помыслах и ни под одно определение не подходит..

Определить его можно только отрицательно, через такие качества, которые несут в себе отрицание: несводимость, непредопределенность, незаменимость, неповторимость, невыразимость. Эти пять «не» сви­детельствуют не об ограниченности или ущербности человеческой при­роды, а об ее исключительном месте среди других предметов и явлений окружающего мира.

Неповторимость. Каждый человек уникален и неповторим. Каждый может сказать о своей жизни: «Я чувствовал и переживал так, как никто еще не переживал и не чувство­вал, и мои переживания, мое понимание мира так же дополняют Все­ленную, как переживания Шекспира или Пушкина, без моих пережива­ний мир был бы беднее, был бы незавершенным». И будет прав, потому что каждый, если он живой человек, а не робот, по-своему любит, чувствует, переживает и надеется.

Незаменимость выражается в том, что у каждого человека есть такое дело, которое за него никто не сделает. Вся проблема в том, чтобы найти такое дело, найти такое место, встав на которое, можно занять свою уникальную, неповторимую пози­цию. Если все будут повторять чужие дела и чужие мысли, не тратя собственного сердца, не пытаясь участвовать в творении мира, то он рухнет.

КРАТКИЕ ВЫВОДЫ ПО ТЕМЕ:

Раздел философии, в котором изучается происхождение, сущность и предназначение человека называется философской антропологией.Существуют религиозная версия, а также космическая и эволюционная (дарвинизм)теории происхождения человека.Широкое распространение получила развивающая дарвинизм трудовая теория происхождения человека и общества. В решении биосоциальной проблемы выделяют биологизаторскую и социологизаторскую трактовки, а также избегающий их крайности третий подход.

ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ:

2. В чем состоят основные проблемы соотношения биологического и социального в человеке?

3. В чем заключается философская проблема «Я»?

4. Почему философские характеристики человека называют фундаментальными?

5. Какие категории жизненного мира человека Вы бы отнесли к наиболее значимым в вашей жизни на данный ее период?

Тема 3.3. Свобода и ответственность за сохранение жизни, культуры, окружающей среды, смысл жизни и другие ценности человеческого бытия

1) Благосклонность судьбы, удача. 2) Состояние интенсивной радости. 3) Обладание наивысшими благами, положительный баланс жизни. 4) Чувство удовлетворения жизнью.

edugr4

О свободе людимечтали с незапамятных времен. Веками за нее боролись. Эпикурейцы, киники, стоики, скептики стремились обосновать самодостаточность человека, т.е. его свободу. Свобода часто выступает как основ­ная моральная ценность буржуазного общества. Пока­зательна в этом смысле позиция французского фило­софа Ж.-П. Сартра: «Мы приговорены к свободе». Настоящим певцом свободы был Н.А. Бердяев. Свобода как философская категория рассматривалась в соотношении с необходимостью, с произволом, анархией, равенством и справедливостью.

Прорыв в этой области наступил после появления в 1979 году книги немецко-американского философа Ганса Йонаса «Принцип ответственности. Попытка разработки этики для тех­нической цивилизации». Г.Йонас,безусловно, учел уроки М.Хайдеггера: существуя в мире, человек вынужден не только спрашивать, но и отвечать.То есть быть ответственным перед миром.

И все-таки большинству людей, особенно молодых, очень хочется понимать свободу как возможность делать все по своему выбору. Например, не ходить на занятие, а выспаться после затянувшейся допоздна вечеринки. Но есть риск не сдать потом экзамен. Приходится выбирать из двух зол наименьшее. Так в повседневной жизни люди сталкиваются с конкретными, реально существующими условиями, социально-экономическими отношениями, которые обуславливают круг их интересов. Люди не могут выбирать объективные условиясвоей деятельности, но зато они свободны в выборе средств достижения цели.

Абсолютной свободы не бывает. Выбор любого, даже самого казалось бы свободного от мирской суеты человека ограничен. Чем? Хотя бы законами природы. Их нельзя изменить, но расширить выбор, в принципе, возможно. С помощью разума. Например, не дано человеку природой умение летать, но он изобрел самолет.

Значит, свобода не может быть аб­солютной, она не отменяет объективных законов природы, а лишь определяет возможности их использования и преобразования окружающей среды в интересах человека и общества. С обязательным учетом последствий этих преобразований! Незнание или пренебрежение ими может привести к необратимым послед­ствиям: деградации человечества, уничтожению культу­ры, цивилизации, самой жизни на нашей планете. Особенно катастрофичны по­следствия такого отношения могут быть для реформируе­мого общества, как, например, в России. Во имя сохране­ния человечества возникла необходимость сознательного и ответственного регулирования деятельности людей через систему нацио­нальных и международных организаций.

Чем больше свободы, тем человек лучше осознает свои реальные возможности, тем больше средств для достижения поставленных целей находится в его распоряжении. Свобода выражает взаимоотношение между деятельностью людей и объективными законами природы и общества. Свобода обнаруживается не тогда, когда человек должен выбирать, а тогда, когда он сделал выбор.

Когда мы говорим о творчестве, то обычно имеем в виду великих людей: писателей, художников, ученых. Однако каждый человек занимается творчеством, когда пытается не просто механически выполнить свою работу, но и внести в нее что-то от себя, хоть в чем-то ее усовер­шенствовать. Везде, где цель деятельности рождается из глубины чело­веческого духа, имеет место творчество. Везде, где человек работает с любовью, вкусом и вдохновением, он становится творцом.

Изучает природу творчества и создает различные модели творческой деятельности наука эвристика. Согласно эвристике,творческая деятельность содержит следующие основные фазы:

1. Замысел, т.е. выявление главной идеи, определение основной цели и этапов ее достижения.

2. Созревание идей, т.е. мысленное конструирование идеального образа результата деятельности.

3. Озарение, т.е. мгновенное решение проблемы, часто неожиданное и нелогичное.

4. Практическое воплощение замысла.

5. Проверка,т.е. экспериментальная или логическая оценка верности и новизны решения.

Любовь — это индивидуально-избирательное чувство, которое выражается в глубоких и устойчивых переживаниях, в постоянной направленности мысли и дела к любимому человеку, в свободном, бескорыстном и самозабвенном стремлении к нему.

Почти все люди хотят любить и быть любимыми. Но далеко не у всех это получается. Почему?

Может, не все люди любви достойны? Тогда самые красивые, самые сильные, умные, богатые и энергичные уж точно должны быть в любви успешнее остальных. Тоже нет! В газетах полно новостей о неудачливых в любви олигархах, кинозвездах и топ-моделях, которые жалуются, разводятся, скандалят и не могут обрести желаемое. А ещё мы часто видим, как ничем внешне и интеллектуально не выдающиеся пары живут, подавая пример окружающим верности и счастья в любви.

Любовь и счастье очень часто не совпадают. Почему?

Таким образом, труд не только обеспечивает физическое выживание человека в природе, но и выделяет человека из этой природы, возвышает над нею и обусловливает основные характеристики общества, поскольку общество и является в своей основе тем или иным совместным трудом.

Вера — это убежденность в чем-либо без непосредственной опоры на практику, принятие чего-либо за истину без эмпирической или логической проверки, вне личного опыта.

Замечено, что мудрость человека часто выражается в спокойном отношении к жизни и смерти. Поэтому не следует ни чрезмерно восхищаться жизнью, не трепетать о мысли смерти. Человек должен одинаково относиться к ним обоим.

В XXI веке проявляется особый интерес к проблеме смерти. Это обусловлено следующими причинами:1) глобальный кризис человечества может привести к самоуничтожению; 2) изменение ценностного отношения к жизни и смерти человека в связи с общей ситуацией на Земле.

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector