Образование как соц лифт

girl 2189247 1920 Советы на день

Социальный лифт

60f91f17b1928803012724

8 класс, 11 класс, ЕГЭ/ОГЭ

Статья находится на проверке у методистов Skysmart.
Если вы заметили ошибку, сообщите об этом в онлайн-чат
(в правом нижнем углу экрана).

Понятие социального лифта

Социальный лифт — это механизм общества или социальный институт, с помощью которого человек может изменить свой социальный статус.

Другими словами, социальный лифт — это:

Основные функции социальных лифтов:

Понятие социального лифта напрямую связано с понятием социальной мобильности.

Социальная мобильность — это изменение благосостояния и должности отдельных лиц или семей. Ее также можно использовать для оценки изменения состояния здоровья, уровня образования или других критериев между группами (классы, этнические группы, страны).

Понятие социального лифта в научный обиход ввел Питирим Сорокин. Он считал, что человеку для быстрого изменения своего статуса нужно найти удобный канал мобильности, то есть подходящий социальный лифт.

Горизонтальная мобильность предусматривает переход между группами без изменения социального статуса. Например, преподаватель уходит работать в другую школу, но остается на аналогичной должности.

Вертикальная мобильность — это повышение или понижение социального статуса. Например, тот же учитель может занять должность директора, тем самым повысив свой статус.

Основная цель социальных лифтов — перераспределение социального статуса человека в соответствии с его личными достижениями и/или профессиональными успехами.

Социальный лифт — это один из критериев гармонично развивающегося общества.

То, что у людей есть возможность повысить и понизить свой уровень, заставляет их стремиться к высоким целям и развивать свои лучшие качества. А это создает условия, при которых вершина социальной лестницы будет занята достойными и успешными представителями своих отраслей, а не обладателями «правильного» происхождения.

Виды социальных лифтов

Большой плюс современного общества заключается в том, что и отдельно взятый человек и целые группы людей могут свободно менять свои социальные статусы вне зависимости от их стартового положения (образование, карьера, родственные связи).

По мнению Питирима Сорокина, есть три социальных лифта — армия, семья и церковь. Рассмотрим каждый по отдельности.

Армия

В армии можно дослужиться с рядового до генерала — при усердии и определенном трудолюбии. А при призыве на службу не учитывается положение в обществе, доходы и прочие характеристики. Учитывается только пожелание по поводу выбора войск с учетом навыков и умений, которые имеются у призывника, а также его физическая подготовленность. Таким образом, служба в армии — отличная возможность изменить свой социальный статус.

Семья

Семья и брак — еще один пример социального лифта. Практическая реализация социального лифта возможна только тогда, когда у супругов разный социальный статус. Большинство русской и зарубежной литературы, от сказок до романов, нередко рисуют картину, где в брак вступают люди разных социальных статусов. Для одного из супругов с более низким статусом это восходящее продвижение.

Иногда брак приводит к понижению социального статуса. Несколько столетий назад брак с представителем низшего слоя общества приводил к социальному падению того, кто занимал более высокое положение.

Церковь

Церковь — самый востребованный социальный лифт в средние века, когда решения Папы Римского оказывали большое влияние на жизнь всей Европы. Он решал вопросы с назначением первых лиц страны, организовывал походы против отступников, даровал простым людям прощение за совершенные грехи, его влияние не было ограничено никакими рамками.

Согласно религиозным канонам, католические священники не могли создавать семьи и заводить детей, что исключало вероятность формирования потомственной олигархии, в таких условиях ускорялась вертикальная мобильность.

В современном мире есть и другие виды социальных лифтов. Рассмотрим некоторые их них: образование, политические партии, искусство, интернет.

Образование

Образование в современном обществе — самый доступный социальный лифт, который способен обеспечить вертикальное восхождение человека от низкого к более высокому социальному статусу. Однако стоит знать, что диплом о высшем образовании не является гарантией успеха.

Политические партии

Политические партии ориентируются на продвижение перспективных специалистов, что позволяет обеспечить сменяемость кадров и поддерживать конкуренцию между политическими деятелями. Поэтому политическая партия как социальный институт может продвинуть человека от политического деятеля местного уровня до федерального руководителя. Обязательным условием является наличие у деятеля необходимых навыков и личностных качеств.

Искусство

Искусство — нестандартный социальный лифт из-за требований к врожденным особенностям и талантам человека. Поэтому пользоваться им может небольшой круг людей. Однако работа этого социального лифта сильно зависит от среды. Например, в настоящий момент рынок искусства во всех его проявлениях (литература, музыка, кинематограф) кажется перенасыщенным. В этой ситуации вероятность продвижения по социальной лестнице по линии искусства не так высока, как может показаться.

Интернет

Развитие современных технологий, появление интернета, популярность социальных сетей, переход бизнеса в онлайн-пространство — эти факторы оказали большое влияние на становление нового цифрового социального лифта. Для отдельных категорий пользователей интернет стал площадкой, с помощью которой они получили возможность продвинуть себя или свои услуги без привлечения третьих сторон.

В современном обществе в большей или меньшей степени функционируют все перечисленные социальные лифты. Однако часть из них приобрела большее влияние, другая — утратила позиции по сравнению с прошлым.

Готовиться к ОГЭ на курсах по обществознанию в Skysmart — это увлекательно и эффективно!

Примеры социальных лифтов

Известные личности, которые повысили свое положение в обществе благодаря социальным лифтам:

Источник

Социальные лифты и образование

В Древнем Риме к этой мудрости добавили немалую долю гедонизма: Discere, discere et scire est melius quam opus, opus et operari («Учиться, учиться и учиться это лучше, чем работать, работать и работать»). То есть уже тогда явственно проявилось такое важнейшее явление общественной жизни, как «социальный лифт», напрямую связанный с образованием для людей, не принадлежащих к потомственной аристократии.

В благословенные времена Древней Греции, Древнего Рима, Средневековья, полученные в процессе образования знания практически не устаревали от поколения к поколению, от века к веку, и неизменно гарантировали носителю знаний возможность занимать высокие позиции в обществе. То есть образование являлось необходимым и достаточным условием для повышения и поддержания на высоком уровне своего социального статуса.

В двадцатом веке ситуация начала меняться. Три фактора стали менять ситуацию с распределением социальных ролей, а именно: всеобщее начальное и среднее образование населения, научно-техническая революция и бурное развитие вычислительной техники.

С обязательным начальным образованием всё понятно. Без умения считать, писать и слушаться старшего по званию в современном социуме существовать нельзя. Среднее всеобщее образование тоже вполне адекватно современной жизни, хотя и немного избыточно. А вот с высшим специальным образованием с начала восьмидесятых годов двадцатого века началось твориться неладное. До этого профессорско-преподавательский состав подготавливал будущего специалиста для работы с конкретной промышленной техникой, с конкретными сложными технологиями в устойчивых и чётко структурированных трудовых коллективах. Конечно, разница между теоретическими знаниями и реалиями производственной жизни была значительна, но базовое образование вполне адекватно подготавливала специалиста.

В теории управления существует такое понятие, как «период полураспада знаний». Означает оно период, в течение которого половина знаний, полученных в процессе обучения, становится неактуальным и специалисту, если он хочет соответствовать современному уровню, необходимо переучиваться, осваивать новые технологии, читать документацию и профессиональные журналы. Так вот, до середины двадцатого века этот период был почти вечен. В семидесятые-восьмидесятые года он стал оцениваться, по различным специальностям, в пять-десять лет. Сейчас это время устойчиво стремится к нулю. То есть современный выпускник в ряде случаев не имеет представления, где, с чем, с какими техническими средствами и технологиями, с какими производственными отношениями придётся столкнуться. Ну, например, есть же разница между реалиями работы конструкторского бюро в условиях закрытого помещения при сорокачасовой рабочей неделе и при работе конструкторов, находящихся дома, работающих с АвтоКадом и передающих разработанные детали и изделия через сеть непосредственно на автоматизированные промышленные линии, причём производственные мощности могут находиться на другом конце планеты.

В восьмидесятые-девяностые годы бурное развитие вычислительной техники и систем автоматического управления помогало работе инженерно-технического персонала, улучшало производительность труда и качество выпускаемой продукции, но начало выкашивать под корень учётный и управляющий персонал среднего звена. Один компьютер с успехом начал заменять несколько бухгалтеров, учётчиков. Канула в небытие уважаемая и востребованная профессия машинистки. Системы CAD убили профессии чертёжников и копировальщиков. На подходе экономисты и бухгалтеры. Книгопечатание и полиграфия находятся в непрерывном упадке. И этот процесс стремительно развивается далее, ведь второй закон Мура, согласно которому производительность вычислительных процессоров удваивается каждые полтора года, никто пока не отменял.
Можно сформулировать так: становятся ненужными и отмирают все профессии, связанные с рутинным, нетворческим умственным трудом.

Офисный планктон обречён на вымирание по определению. Сегодня уже компьютер в состоянии заменить любого офисного работника, кроме босса, секретутки и уборщицы.
В промышленности огромный пласт работников заменяется системами автоматического управления и роботами.

Банкоматы и системы оплаты через интернет лишают работы банковских служащих нижнего и среднего звена.

Даже в системе распределения и торговли безусловно нужными пока остаются только профессии водителя, грузчика, кассира и охранника. Часто в одном лице.
Список можно значительно расширить.
И совершенно никому не понятно, что же надо делать с огромной и постоянно растущей армией здоровых, сильных, умных, прекрасно образованных в лучших традициях двадцатого века людей.
На горизонте уже замаячил призрак Древней Греции, с которой мы начали рассмотрение. Правда, вначале не было уточнено, что в древнегреческом обществе на одного свободного гражданина приходилось как минимум три раба, что и обеспечивало экономическую и политическую стабильность общества. То есть, семьдесят пять процентов население беспощадно эксплуатировалась по максимуму и взамен получало только физиологически необходимый минимум для выживания и порцию плетей для стимуляции труда.

В современной Греции уже начались проблемы в экономике, массовые выступления. И вот что интересно – бастуют и протестуют исключительно образованные люди, так называемый «средний класс» и студенты – завтрашние безработные с изначально завышенными потребностями. Казалось бы – ну чего там сложного на сегодняшний день обеспечить физиологические потребности этого слоя населения. Современное развитие сельского хозяйства и промышленности вполне это позволяют. Тарелка бесплатного супа в день, горсть макарон, банка мясных консервов, бутылка минералки на человека в день современную экономику ну никак не разорят. Диетологи подсчитают калорийность питания, чтобы не разжирели. Одежду пока пусть донашивают свою, Китай потом ещё понаделает. Чтобы не заскучали, пусть в свободное время, а его немеряно, метут улицы и занимаются озеленением городов и сёл. Красота! Сияющие чистотой зелёные города, толпы сытых и стройных людей. Прямо идиллия, рай на земле. А крестьяне, рабочие, моряки, водители, кассиры, автомеханики, как работали, так и работают. Некогда им бастовать. Баловство это.

Только вот то, что прокатывало в Древней Греции, в современном мире уже не пройдёт. В Древней Греции подавляющая часть населения была вполне удовлетворена своим социальным статусом, ну или вполне с ним мирилась, ведь ничего другого они в своей жизни не видели и представляли. Одно и то же из поколения в поколение. Для особо шустрых, как было сказано выше, существовал социальный лифт в виде образования. А вот современный образованный представитель «среднего класса» вполне искренне уверен в своей исключительности и в своей персональной ценности для окружающего социума только по факту наличия диплома и умения работать с компьютером и простейшими программами, навыкам компьютерных игр, и умению общаться в социальных сетях. И на стройку он не хочет идти, и добывать полезные ископаемые в шахтах не хочет, опять же улицы мести категорически не желает, подсобным работником на фермерское хозяйство с графиком работы – всё светлое время суток – его и арканом не затянешь.

Этому явлению присвоили интересное название: «мировой финансовый кризис» и всерьёз собираются с ним бороться. Точно-точно, главное – всё ясно и понятно, что это такое, откуда взялось, и как с этим бороться. Финансисты объясняют причины, предлагаются схемы перегонки денег между банками, странами, из валюты в валюту, с введением «золотого стандарта» и так далее. Политики создают «резервные фонды», «инновационные структуры». Ну что же, по этой же схеме называем, например, цунами и последующее за ним наводнение «локальным кризисом влажности» и начинаем с ним таким же образом бороться. Создаём пакет антикризисных мероприятий против влажности, вносим на рассмотрение в парламент необходимые законопроекты; создаём научные центры, объясняющие зарождение влажности вообще и в таких количествах на данной территории в частности; привлекаем экспертов с мировым именем, которые объяснят, что основная проблема была в том, что вода в момент зарождения цунами находилась в неправильном агрегатном состоянии, жидком, а вот если бы она была бы твёрдой или газообразной, то большинства последствий наводнения элементарно удалось бы избежать; журналюг побольше, пусть пишут о митингах против преступной власти, допустившей чрезмерное увлажнение вверенных им территорий, с объяснением, что вот в демократических-то обществах влажность посуше будет. Но вот только разрушенные дома и прочая инфраструктура от этого не восстанавливаются, и трупы надо быстро собирать, опознавать и хоронить, чтобы избежать вспышек инфекций. И выживших надо лечить, кормить, поить, одевать, обеспечивать крышей над головой, расчищать завалы, восстанавливать нормальную жизнь. Но это ведь такая проза жизни, да и не барское это дело – в грязи ковыряться, проще давать теоретические объяснения и получать за это большую зарплату.

Сейчас преподаватели должны научить работать с техникой и технологиями, которые ещё и не изобретены и пока не существуют. А это значит, что с системой образования, которая без принципиальных изменений просуществовала тысячелетия, необходимо что-то делать. Как писал Михаил Жванецкий: «Может в консерватории что-то подправить?».
Получение высшего специального образования стало необходимым, но недостаточным условием для правильной расстановки людей в социальной иерархии, что должно обеспечивать стабильное функционирование всего современного общества в условиях смены общественно-экономической формации и способа общественного производства, а именно это мы и наблюдаем в реальности.

Ежели кто думает, что всё само собой устаканится и срастётся, и жизнь сама всё расставит по своим местам, так это довольно наивный и чересчур оптимистический взгляд на вещи. История уже знает примеры социальных потрясений и последствий промышленных революций. Например: «огораживание» в Англии в Пятнадцатом веке. Крестьян сгоняли с земли, чтобы увеличить площадь пастбищ для овец. Крестьяне поневоле превращались в бродяг. Действующее тогда законодательство предусматривало при первой поимке бродяги (который стал таковым абсолютно не по своей воле) бичевание и клеймление, при второй – пожизненные принудительные каторжные работы. За попытку побега с каторги бродягу без лишних заморочек вешали. Кстати, Парламентский «Акт о наказаниях бродяг и упорных нищих» действовал в демократичной и свободной Англии с 1597 до 1814 года. Другой пример: в Индии появление текстильной продукции из Англии, где она производилась на самом современном по тем временам оборудовании, привело к разорению и гибели от голода по разным оценкам от 30 до 50 миллионов текстильных ремесленников в период с 1800 по 1875 года. Это без учёта членов их семей. Нерешённые к 1917 году вопросы землепользования и аграрного производства взорвали Российскую Империю, да так, что оценить последствия и подсчитать жертвы не могут до сих пор.

Если общество не захочет покончить жизнь самоубийством, пройти через социальные потрясения, гражданские войны и кровавую баню, оно будет вынуждено осуществлять попытки найти опытным путём, а другого и быть не может, новые формы организации жизни общества, социальных и производственных связей, структур производства и распределения товаров и услуг, поиск новых форм стимулирования членов общества в общественном производстве, поддержке правопорядка, гармонизации социальных отношений.

Отчаянные попытки в этом направлении предпринимал СССР в последние годы перед распадом. Усилия по созданию на государственном финансировании Центры научно-технического творчества молодёжи были слишком запоздалые и недостаточно масштабные. Большинство научных, коммерческих и промышленных структур, созданные в рамках этого эксперимента, оказались нежизнеспособными и умерли не приходя в сознание. Но всё же многие из ныне действующих бизнес-структур и удачных бизнесменов родом оттуда, из комсомольской молодости и центров НТТМ при райкомах ВЛКСМ. Случайно или нет, но к тому же времени относится создание и расцвет бизнес-инкубаторов на Западе вообще и в США в частности. Финансирование инкубаторов осуществляется как частными коммерческими структурами, так и из государственных и муниципальных бюджетов. Основной целью создания бизнес-инкубаторов была задача попыток найти формы спасения и развития крупных городов, пострадавших от деиндустриализации, при закрытии градообразующих предприятий, создание принципиально новых форм занятости освободившегося населения. И совпало по времени это, как несложно догадаться, с бурным внедрением автоматических систем в промышленное производство во второй половине двадцатого века. Подавляющая часть проектов бизнес-инкубаторов связана с использованием новейших информационных и вычислительных технологий, на стыке различных отраслей.

Понятно, что на этом пути большинство попыток найти новые формы и методы работы обречены на неудачу. Большинство направлений окажется ошибкой. Но если не развивать это направление, не вкладывать средства общества в непрерывный поиск, общество совершит только одну ошибку.
Самоубийственную.

Источник

Научно-
образовательный
портал IQ

Социальное расслоение воспроизводится в образовании

Социальный лифт в российских школах работает с трудом. Сказывается сильное социальное расслоение в обществе, которое отражается и на дифференциации образовательных учреждений, и на выборе родителей. Именно семья «рисует» траекторию образования ребенка, отдавая предпочтение той или иной школе. В этом контексте особенно значимыми оказываются составляющие семейного бэкграунда: образование, социальный статус, экономическое положение и культурный капитал родителей.

Высокообразованные семьи с хорошим социально-экономическим статусом стараются выбрать для ребенка оптимальную школу, пусть это и сопряжено с тратами денег (платными образовательными услугами, спонсорской помощью школам) и времени (некоторые родители даже оставляют работу, всецело погружаясь в учебу детей). Возможны даже такие случаи как покупка машины ради того, чтобы возить ребенка в престижную школу на другой конец города, или приобретение квартиры в этом районе, рассказала Лариса Шпаковская в статье «Образовательные притязания родителей как механизм воспроизводства социального неравенства». Работа вышла в свежем номере «Журнала исследований социальной политики» НИУ ВШЭ, № 2 за 2015 год. Случаи такой радикальной подстройки под хорошую школу подтверждают общую практику: уверенную навигацию образованного среднего класса на рынке образовательных услуг.

Люди же из рабочей среды редко в деталях изучают образовательный рынок и учебные программы, объясняя это, например, сложностями доступа к компьютеру. Они не слишком взыскательно выбирают школы для детей.

Данные исследования Шпаковской почерпнуты из недавних интервью с родителями (Санкт-Петербург, 25 матерей и 10 отцов из разных домохозяйств, с разным доходом и образованием, имеющие детей до 12 лет). Также были рассмотрены результаты других исследовательских проектов НИУ ВШЭ о семейном поведении, в которых участвовал автор статьи (2010-2014 годы, 150 интервью). Кроме того, были проанализированы около пяти тысяч сообщений из родительских форумов. Особое внимание уделялось социально-экономическому статусу и уровню образования респондентов – переменным, определяющим культурные ориентиры, ценности, стиль жизни и пр.

К рабочему классу относятся люди без высшего образования, занятые физическим трудом или сервисным.

Социальный лифт тормозят родители

Рациональный выбор семей в образовании приводит к постоянству профиля социального неравенства, отмечают многие эксперты. Дети часто повторяют социально-экономический статус своих родителей.

Преодолеть этот «фатум», связанный с семейным бэкграундом, помогает социальный лифт – расширения доступа к хорошему образованию). Но пока восходящая социальная мобильность действует в России слабо. Хотя существуют механизмы преодоления социальной «предопределенности» (так, принцип территориальной близости при распределении в школы, по идее, помогает небогатым семьям отдать детей в хорошее учебное заведение), им противодействует иная жизненная практика. Так, средний класс благодаря своим ресурсам, по словам Шпаковской, меняет «правила игры в свою пользу».

Таким образом, препятствием социальной мобильности часто становятся сами родители, их восприятие образования, объясняемое незнанием принципов работы этой системы . Это доказали западные исследования социологов Аннет Ларо, Дайян Рей. По их данным, родители из среднего класса действуют стратегически: легко декодируют сигналы местного образовательного рынка и выбирают для детей лучшие школы. Такие семьи рассматривают образование как совместное с учителями предприятие. Они организуют внешкольную активность детей и контролируют выполнение домашних заданий.

Родители-рабочие при выборе школы, напротив, склонны выполнять пожелания своих детей, нередко сформированные под влиянием их приятелей.

Средний класс ищет в школах достойную социальную среду

Представители среднего класса акцентируют психологический комфорт в школе, качественные образовательные услуги и поддержание мотивации детей к обучению. По мнению опрошенных, педагог должен быть чутким и авторитетным, не должен отбить у детей интерес к учебе. Семьи этой группы придирчиво относятся и к социальной среде в школе, ожидая, что их наследников будут окружать дети «благополучных родителей».

В образовательных траекториях детей респонденты из среднего класса так или иначе воспроизводят свой собственный опыт. Обычно такие информанты – сами выпускники хороших школ. Собственный опыт учебы становится для них фактором восприятия образования. Для детей они стараются найти такие же престижные школы, причем нередко пользуются инсайдерской информацией (от учителей, психологов и пр.). Другой источник информации – родительские сообщества в интернете, с отзывами о школах. Иными словами, благодаря своему культурному капиталу обеспеченные родители уверенно ориентируются в образовании.

Рабочим важнее расположение школы

Информанты из другой группы придавали особое значение материальной обеспеченности школы и удобству ее расположения. Вместе с тем, они предвидели и сложности, с которыми придется столкнуться ребенку в будущем, говорили о необходимости выживания в агрессивной социальной среде. Отсюда – и акцент на строгости и требовательности педагогов.

В целом требования к школам у всех информантов отражают социальный опыт родителей. Семьи из среднего класса ожидают, что их дети будут успешны в дальнейшем образовании, поэтому выбирают условия, которые будут стимулировать достижения в учебе (психологический комфорт, поддержка педагогов, высокое мнение ребенка о себе). Родители же из рабочей среды считают образовательным успехом «преодоление неизбежных сложностей».

Средний класс инвестирует в будущее детей

Все информанты говорят, что при необходимости готовы платить за качественное образование. Но для представителей среднего класса расходы на образование могут быть частью целого комплекса трат. Например, на автомобиль, чтобы возить ребенка в хорошую школу. Отношение к образованию детей может влиять и на тип занятости родителей: гибкий рабочий график, фриланс и пр.

Люди, у которых есть время и деньги и которые хотят для детей элитного образования, готовы идти на значимые расходы, пишет исследователь. Такие респонденты оказывают «спонсорскую помощь» при поступлении в бюджетные учреждения. Они используют все ресурсы, чтобы гарантировать успехи детей в настоящем и будущем. В таком контексте инвестиции в образование детей представляются этой группе информантов разумными.

Рабочие приспосабливаются к предлагаемым обстоятельствам

Выбор школ респондентами из бедных домохозяйств объясняется адаптацией к ограниченным образовательным возможностям. Иными словами, в среде рабочих экономические, временные, информационные и прочие барьеры для получения хорошего образования становятся непреодолимыми . Их рабочий график (раннее начало трудового дня), по их мнению, сужает возможности выбора школ для детей.

Покупка платных услуг, считают респонденты, могла бы компенсировать сложности выбора образования для детей. Но тут возникает дилемма. С одной стороны, опрошенные говорят, что платные услуги качественнее, а учреждения, их предоставляющие, имеют удобные часы работы. С другой стороны, оплата этих услуг рабочим зачастую не по карману. Иными словами, образовательный выбор семей рабочих часто оказывается вынужденным. Примечательно, что опрошенные не связывают успехи на ранних этапах образования детей с их достижениями в будущем, указывает эксперт.

Любопытен контраст между двумя группами информантов: средний класс активно участвует в учебе детей (общается с педагогами, проверяет уроки), в то время как рабочие полагаются на собственные успехи детей в учебе.

Таким образом, социальная сегрегация в системе образования воспроизводится в восприятии школ родителями в двух плоскостях.

Во-первых, семьи с разным положением неодинаково оценивают качество образовательных услуг: средний класс выстраивает нужные ему образовательные стратегии для детей, а рабочие лишь приспосабливаются к ситуации.

Во-вторых, родители из разных групп неодинаково инвестируют в образование детей. Тем самым, социальное неравенство в обществе пока не нивелируется.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector