Общаться ребенком как гиппенрейтер

woman 1828538 1920 Советы на день

Общаться с ребенком. Как?

Ю. Б. Гиппенрейтер Общаться с ребенком. Как?

Предисловие к 6-му изданию

Эта книга повторяет текст предыдущих ее изданий без изменений. Однако в ней гораздо больше рисунков, к тому же цветных. Обычно иллюстрации помогают лучше понять то, что выражено словами. Они пробуждают интерес и лучше запоминаются. Как оказалось, многие родители читают эту книгу вместе с детьми, и картинки очень помогают в их совместных обсуждениях и разборах случаев. Надеюсь, в этом новом виде книга понравится читателям всех возрастов.

Приношу глубокую благодарность художницам Валерии Хмара и Полине Егорушкиной, творчески воплотившим в рисунках многие интересные и трудные моменты общения детей и взрослых.

Проф. Ю. Б. Гиппенрейтер, апрель 2008 год

Предисловие к 5-му изданию

Этот выпуск повторяет предыдущие издания книги без изменений.

Меня очень радует постоянное стремление родителей улучшать свои взаимоотношения с детьми. Читатели часто обращаются с просьбой написать «больше» или «что-нибудь еще». Эти просьбы вдохновляют и заставляют думать об углублении и расширении главных тем, которым посвящена эта книга. Надеюсь, в скором будущем мне удастся выполнить пожелания читателей.

Хочется добавить, что все ответы на вопросы «Как…?», которые вы здесь находите, относятся не только к отношениям с ребенком, но и к взаимоотношениям взрослых между собой. Очень важно, чтобы в семье каждый умел по-настоящему слушать, искренне выражать свои эмоции, мирно разрешать конфликты, уважать уникальность и достоинство другого. Невозможно создать правильные отношения с ребенком, если нет мирной и доброжелательной атмосферы в семье в целом.

Я нередко слышу от близкого друга: «Напиши в своей книжке, что мужья – те же дети», а знакомые женщины добавляют: «И жены – тоже!». И они правы в том смысле, что гуманные принципы общения универсальны для всех возрастов. Если вы еще не женаты или у вас еще нет детей, а тем более если они у вас есть, самое время позаботиться друг о друге и о гармоничных отношениях между собой. Тогда вы станете создателями атмосферы, которая необходима для развития личности ребенка – и вашей тоже.

Очень надеюсь, что эта книга поможет вам в этом.

Проф. Ю. Б. Гиппенрейтер, август 2006

Предисловие ко 2-му изданию

Первое издание этой книги быстро разошлось, что подтвердило огромную потребность наших читателей в приобретении знаний и практических навыков, которые помогают лучше общаться с детьми.

Восхищает исключительная готовность людей серьезно трудиться для создания психологического благополучия своих детей и семей, несмотря на экономические катаклизмы и стрессы нашей современной жизни. Специалисты «помогающих профессий» – практические психологи, психотерапевты, социальные работники и педагоги, число которых сейчас быстро растет, стали незаменимыми участниками этого процесса.

Автору было приятно и важно получить доброжелательные отзывы о практической пользе книги от разных кругов читателей – родителей и учителей, упомянутых специалистов, работающих с семьями и детьми, преподавателей, обучающих этих специалистов, и даже (что было особенно приятной неожиданностью) от самих детей-подростков.

Положительный прием книги заставил продолжать думать над ее содержанием: что еще было бы полезно в нее включить?

Некоторые результаты этих размышлений нашли отражение в настоящем издании. Прежде всего в него вошел совсем новый материал, посвященный «слоям» нашей эмоциональной жизни, самооценке и ее решающей роли в жизни ребенка и взрослого. Это составило содержание нового, десятого урока. В нем же систематизируются практические выводы из всех предыдущих уроков.

Далее, в книгу включены несколько новых боксов с описанием исследований и примеров, которые помогают обогатить содержание соответствующих уроков (см. уроки 4, 9 и 10).

Наконец, нужно отметить новое художественное оформление настоящего издания.

Хочу принести искреннюю благодарность художнику Г. А. Карасевой за чуткое отношение ко всем пожеланиям автора и их мастерское творческое воплощение в рисунках и макете книги.

Моя неизменная глубокая благодарность Т. В. Сорокиной за огромный кропотливый труд по литературному редактированию обоих изданий книги, а также за постоянный энтузиазм, который был для меня большой поддержкой в процессе работы над книгой.

Проф. Ю. Б. Гиппенрейтер Москва, 1997 г.

Можно ли что-то поправить? Как? (Предисловие к 1-му изданию)

– Как построить нормальные отношения с ребенком?

– Как заставить его слушаться?

– Можно ли поправить отношения, если они совсем зашли в тупик?

Практика воспитания изобилует подобными «вечными» вопросами. Может ли психология помочь родителям, учителям, воспитателям в их решении?

Безусловно, может. В последние десятилетия психологи сделали ряд замечательных открытий. Одно из них – о значении стиля общения с ребенком для развития его личности.

Теперь уже стало бесспорной истиной, что общение так же необходимо ребенку, как и пища. Малыш, который получает полноценное питание и хороший медицинский уход, но лишен постоянных контактов со взрослым, плохо развивается не только психически, но и физически: он не растет, худеет, теряет интерес к жизни.

Анализ многочисленных случаев смерти младенцев в домах ребенка, проведенный в Америке и Европе после Первой мировой войны, – случаев, необъяснимых с одной лишь медицинской точки зрения, – привел ученых к выводу: причина – неудовлетворенная потребность детей в психологическом контакте, то есть в уходе, внимании, заботе со стороны близкого взрослого.

Этот вывод произвел огромное впечатление на специалистов всего мира: врачей, педагогов, психологов. Проблемы общения стали еще больше привлекать внимание ученых.

«Проблемные», «трудные», «непослушные» и «невозможные» дети, так же, как дети «с комплексами», «забитые» или «несчастные» – всегда результат неправильно сложившихся отношений в семье.

Мировая практика психологической помощи детям и их родителям показала, что даже очень трудные проблемы воспитания вполне разрешимы, если удается восстановить благоприятный стиль общения в семье.

Основные черты этого стиля определились в результате огромной работы психологов-гуманистов, теоретиков и практиков. Один из основателей гуманистической психологии – известный американский психолог Карл Роджерс – назвал его «личностно центрированным», то есть ставящим в центр внимания личность того человека, с которым ты сейчас общаешься.

Гуманистический подход к человеку и человеческим взаимоотношениям составил идейную основу этой книги. Он противостоит авторитарному стилю воспитания детей, который долгое время бытовал в наших школах и семьях. Гуманизм в воспитании основан прежде всего на понимании ребенка – его нужд и потребностей, на знании закономерностей его роста и развития его личности. Стиль общения, с которым вы познакомитесь в этой книге, базируется на таких знаниях.

Прежде чем приступить к основному содержанию, сообщу об одной очень важной закономерности, обнаруженной практическими психологами.

Оказалось, что большинство тех родителей, которые обращаются за психологической помощью по поводу трудных детей, сами в детстве страдали от конфликтов с собственными родителями. Специалисты пришли к выводу, что стиль родительского взаимодействия непроизвольно «записывается» (запечатлевается) в психике ребенка. Это происходит очень рано, еще в дошкольном возрасте, и, как правило, бессознательно.

Став взрослым, человек воспроизводит его как естественный. Таким образом из поколения в поколение происходит социальное наследование стиля общения: большинство родителей воспитывают своих детей так, как их самих воспитывали в детстве.

«Со мной никто не возился, и ничего, вырос», – говорит папа, не замечая, что вырос-то он как раз человеком, который не считает нужным и не умеет заниматься с сыном, наладить с ним теплые дружеские отношения.

Другая часть родителей более или менее осознает, в чем именно заключается правильное воспитание, но на практике испытывает трудности. Бывает, что теоретическая разъяснительная работа, проводимая психологами и педагогами из лучших побуждений, приносит родителям вред: они узнают, что делают «все не так», пытаются вести себя по-новому, быстро «срываются», теряют уверенность в своих силах, винят и клеймят себя, а то и выливают раздражение на детей.

Источник

Общаться с ребенком. Как?

Скачать книгу

О книге «Общаться с ребенком. Как?»

Книга «Общаться с ребенком. Как?» Гиппенрейтер Юлии Борисовны поможет многим родителям наладить отношения с детьми.

Часто можно услышать жалобы родителей на то, что их дети непослушны, отбились от рук, делают, что им вздумается. И если поначалу это лишь небольшие шалости, то постепенно это может перерасти в нечто более серьёзное. На самом же деле, родителям следует обратить внимание на самих себя. Если вы считаете, что ваш ребёнок ведёт себя как-то не так, то это обусловлено вашими же методами воспитания.

Часто родители слишком сильно любят своё чадо, позволяя ему безнаказанно совершать нехорошие поступки. Иногда они и рады бы проявить строгость, но при взгляде в невинные глаза любимого ребёнка не могут устоять и сдаются. А ребёнок рано или поздно понимает, что ему всё сходит с рук.

Бывает же наоборот, когда родители стремятся максимально контролировать своих детей, постоянно ставя им какие-то условия и ограничения. Когда родитель ведёт себя словно хозяин ребёнка, а ребёнок должен выполнять все его приказы, то это тоже не приводит ни к чему хорошему. Дети чувствуют, что их подавляют, и могут плохими поступками выражать свой протест, показывать свой характер. Так они выражают право на собственное мнение. В результате из таких детей вырастают либо хулиганы, либо неуверенные в себе, закомплексованные молодые люди, которым потом трудно устроиться в жизни.

Книга расскажет, как найти тот самый баланс между любовью и строгостью, как говорить с ребёнком, чтобы он понимал взрослых, уважал их и прислушивался к их мнению. Юлия Гиппенрейтер даёт множество ценных советов, которые помогут улучшить взаимопонимание между детьми и родителями, избавят их от конфликтов. Родители смогут лучше научиться контролировать свои эмоции, проявляя в нужные моменты строгость или давая свободу ребёнку. Книга будет полезна родителям детей разного возраста, ведь понимание в семье важно в любое время.

На нашем сайте вы можете скачать книгу «Общаться с ребенком. Как?» Гиппенрейтер Юлия Борисовна бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Мнение читателей

Это должно быть в каждой семье, читаться, должно практиковаться

Но если ты читал внимательно, и следуешь советам, всё изменится

Источник

Общаться с ребенком. Как?

При­чины труд­но­стей ребенка часто бывают спря­таны в сфере его чувств. Тогда прак­ти­че­скими дей­стви­ями — пока­зать, научить, напра­вить — ему не помо­жешь. В таких слу­чаях лучше всего… его послу­шать. Правда, иначе, чем мы при­выкли. Пси­хо­логи нашли и очень подробно опи­сали спо­соб «помо­га­ю­щего слу­ша­ния», иначе его назы­вают «актив­ным слушанием».

Можно ли что-то поправить? Как? Предисловие к 1‑му изданию

– Как постро­ить нор­маль­ные отно­ше­ния с ребенком?

– Как заста­вить его слушаться?

– Можно ли попра­вить отно­ше­ния, если они совсем зашли в тупик?

Прак­тика вос­пи­та­ния изоби­лует подоб­ными «веч­ными» вопро­сами. Может ли пси­хо­ло­гия помочь роди­те­лям, учи­те­лям, вос­пи­та­те­лям в их решении?

Без­условно, может. В послед­ние деся­ти­ле­тия пси­хо­логи сде­лали ряд заме­ча­тель­ных откры­тий. Одно из них – о зна­че­нии стиля обще­ния с ребен­ком для раз­ви­тия его личности.

Теперь уже стало бес­спор­ной исти­ной, что обще­ние так же необ­хо­димо ребенку, как и пища. Малыш, кото­рый полу­чает пол­но­цен­ное пита­ние и хоро­ший меди­цин­ский уход, но лишен посто­ян­ных кон­так­тов со взрос­лым, плохо раз­ви­ва­ется не только пси­хи­че­ски, но и физи­че­ски: он не рас­тет, худеет, теряет инте­рес к жизни.

Ана­лиз мно­го­чис­лен­ных слу­чаев смерти мла­ден­цев в домах ребенка, про­ве­ден­ный в Аме­рике и Европе после Пер­вой миро­вой войны, – слу­чаев, необъ­яс­ни­мых с одной лишь меди­цин­ской точки зре­ния, – при­вел уче­ных к выводу: при­чина – неудо­вле­тво­рен­ная потреб­ность детей в пси­хо­ло­ги­че­ском кон­такте, то есть в уходе, вни­ма­нии, заботе со сто­роны близ­кого взрослого.

Этот вывод про­из­вел огром­ное впе­чат­ле­ние на спе­ци­а­ли­стов всего мира: вра­чей, педа­го­гов, пси­хо­ло­гов. Про­блемы обще­ния стали еще больше при­вле­кать вни­ма­ние ученых.

«Про­блем­ные», «труд­ные», «непо­слуш­ные» и «невоз­мож­ные» дети, так же, как дети «с ком­плек­сами», «заби­тые» или «несчаст­ные» – все­гда резуль­тат непра­вильно сло­жив­шихся отно­ше­ний в семье.

Миро­вая прак­тика пси­хо­ло­ги­че­ской помощи детям и их роди­те­лям пока­зала, что даже очень труд­ные про­блемы вос­пи­та­ния вполне раз­ре­шимы, если уда­ется вос­ста­но­вить бла­го­при­ят­ный стиль обще­ния в семье.

Основ­ные черты этого стиля опре­де­ли­лись в резуль­тате огром­ной работы пси­хо­ло­гов-гума­ни­стов, тео­ре­ти­ков и прак­ти­ков. Один из осно­ва­те­лей гума­ни­сти­че­ской пси­хо­ло­гии – извест­ный аме­ри­кан­ский пси­хо­лог Карл Род­жерс – назвал его «лич­ностно цен­три­ро­ван­ным», то есть ста­вя­щим в центр вни­ма­ния лич­ность того чело­века, с кото­рым ты сей­час общаешься.

Гума­ни­сти­че­ский под­ход к чело­веку и чело­ве­че­ским вза­и­мо­от­но­ше­ниям соста­вил идей­ную основу этой книги. Он про­ти­во­стоит авто­ри­тар­ному стилю вос­пи­та­ния детей, кото­рый дол­гое время быто­вал в наших шко­лах и семьях. Гума­низм в вос­пи­та­нии осно­ван прежде всего на пони­ма­нии ребенка – его нужд и потреб­но­стей, на зна­нии зако­но­мер­но­стей его роста и раз­ви­тия его лич­но­сти. Стиль обще­ния, с кото­рым вы позна­ко­ми­тесь в этой книге, бази­ру­ется на таких знаниях.

Прежде чем при­сту­пить к основ­ному содер­жа­нию, сообщу об одной очень важ­ной зако­но­мер­но­сти, обна­ру­жен­ной прак­ти­че­скими психологами.

Ока­за­лось, что боль­шин­ство тех роди­те­лей, кото­рые обра­ща­ются за пси­хо­ло­ги­че­ской помо­щью по поводу труд­ных детей, сами в дет­стве стра­дали от кон­флик­тов с соб­ствен­ными роди­те­лями. Спе­ци­а­ли­сты при­шли к выводу, что стиль роди­тель­ского вза­и­мо­дей­ствия непро­из­вольно «запи­сы­ва­ется» (запе­чат­ле­ва­ется) в пси­хике ребенка. Это про­ис­хо­дит очень рано, еще в дошколь­ном воз­расте, и, как пра­вило, бессознательно.

Став взрос­лым, чело­век вос­про­из­во­дит его как есте­ствен­ный. Таким обра­зом из поко­ле­ния в поко­ле­ние про­ис­хо­дит соци­аль­ное насле­до­ва­ние стиля обще­ния: боль­шин­ство роди­те­лей вос­пи­ты­вают своих детей так, как их самих вос­пи­ты­вали в детстве.

«Со мной никто не возился, и ничего, вырос», – гово­рит папа, не заме­чая, что вырос-то он как раз чело­ве­ком, кото­рый не счи­тает нуж­ным и не умеет зани­маться с сыном, нала­дить с ним теп­лые дру­же­ские отношения.

Дру­гая часть роди­те­лей более или менее осо­знает, в чем именно заклю­ча­ется пра­виль­ное вос­пи­та­ние, но на прак­тике испы­ты­вает труд­но­сти. Бывает, что тео­ре­ти­че­ская разъ­яс­ни­тель­ная работа, про­во­ди­мая пси­хо­ло­гами и педа­го­гами из луч­ших побуж­де­ний, при­но­сит роди­те­лям вред: они узнают, что делают «все не так», пыта­ются вести себя по-новому, быстро «сры­ва­ются», теряют уве­рен­ность в своих силах, винят и клей­мят себя, а то и выли­вают раз­дра­же­ние на детей.

Из всего ска­зан­ного сле­дует сде­лать вывод: роди­те­лей надо не только про­све­щать, но и обу­чать спо­со­бам пра­виль­ного обще­ния с детьми.

Этим и стали зани­маться прак­ти­че­ские психологи.

Обу­чаться, конечно, лучше всего в живом обще­нии. Во мно­гих стра­нах уже не одно деся­ти­ле­тие суще­ствуют «курсы обще­ния» для роди­те­лей. Только в США через такие курсы про­шли сотни тысяч мате­рей, отцов, а также учи­те­лей. И снова откры­тие: ока­за­лось, что мно­гие роди­тели гораздо более готовы к изме­не­нию стиля обще­ния в семье, чем пред­по­ла­гали пси­хо­логи. В резуль­тате обу­че­ния взрос­лые не только смогли пре­кра­тить «холод­ную войну» с детьми, но и уста­но­вили с ними глу­бо­кое взаимопонимание.

О дру­гом заме­ча­тель­ном резуль­тате сооб­щают роди­тели, кото­рые успели пройти курсы до наступ­ле­ния у их детей «пере­ход­ного возраста».

Они вовсе не нашли этот воз­раст труд­ным – ни для себя, ни для своих детей.

В нашей стране курсы обще­ния для роди­те­лей (их еще назы­вают «груп­пами» или «тре­нин­гами») тоже стали при­об­ре­тать все боль­шую попу­ляр­ность, хотя их, конечно, все еще слиш­ком мало, чтобы удо­вле­тво­рить огром­ную нако­пив­шу­юся потреб­ность в прак­ти­че­ских пси­хо­ло­ги­че­ских знаниях.

Дол­гое время наши чита­тели были также лишены книг по прак­ти­че­ской пси­хо­ло­гии. В этом смысле мы сильно отстаем от запад­ных стран, где в послед­ние деся­ти­ле­тия изданы десятки прак­ти­че­ских руко­водств для роди­те­лей и учителей.

Несколько лет назад я зада­лась целью осво­ить одну из самых попу­ляр­ных про­грамм тре­нинга обще­ния, раз­ра­бо­тан­ных в США Тома­сом Гор­до­ном и изло­жен­ных в его кни­гах «P.E.T. Parent Effectiveness Training» (1970) [1] и «Т.Е.Т Teacher Effectiveness Training» (1975) [2]. В резуль­тате про­ве­де­ния мно­го­чис­лен­ных групп с роди­те­лями и учи­те­лями уда­лось собрать мате­риал для этой книги. Она сохра­няет общую схему про­граммы Т. Гор­дона, но вме­сте с тем допол­нена иде­ями и прак­ти­че­скими при­ло­же­ни­ями, раз­ра­бо­тан­ными дру­гими авто­рами в зару­беж­ной и оте­че­ствен­ной пси­хо­ло­гии (из оте­че­ствен­ных уче­ных – прежде всего Л. С. Выгот­ским, А. Н. Леон­тье­вым, П. Я. Гальпериным).

Неко­то­рые тео­ре­ти­че­ские взгляды я ста­ра­лась изла­гать так, чтобы они были созвучны рус­ской куль­туре, соот­вет­ство­вали уровню и харак­теру зна­ний наших роди­те­лей и учи­те­лей, соот­но­си­лись с их уста­нов­ками, нор­мами и цен­но­стями. Почти все при­меры, поме­щен­ные в этой книге, взяты из рос­сий­ской дей­стви­тель­но­сти, хотя под­час они уди­ви­тель­ным обра­зом повто­ряют эпи­зоды, кото­рые нахо­дишь в аме­ри­кан­ских книж­ках по этой тематике.

Мне хоте­лось сде­лать эту книгу полез­ным прак­ти­че­ским руко­вод­ством как для участ­ни­ков тре­нин­гов, так и для тех, кто хочет или вынуж­ден осва­и­вать искус­ство обще­ния само­сто­я­тельно. Поэтому пер­вая часть напи­сана в форме уро­ков и вклю­чает упраж­не­ния, вопросы и примеры.

Каж­дый урок содер­жит неболь­шой, но важ­ный, а под­час и труд­ный для усво­е­ния мате­риал. Необ­хо­димо делать зада­ния к уро­кам, а не только читать их текст. Очень важно почув­ство­вать и пере­жить пер­вые успехи в ваших прак­ти­че­ских про­бах после каж­дого урока, и только потом дви­гаться дальше. Посте­пенно вы ста­нете обна­ру­жи­вать чудес­ные пере­мены в вашей ситу­а­ции с ребен­ком, даже если вна­чале она каза­лась безнадежной.

В книге вы также най­дете попу­ляр­ное изло­же­ние неко­то­рых науч­ных све­де­ний, резуль­та­тов иссле­до­ва­ний и экс­пе­ри­мен­тов, а также письма роди­те­лей, кото­рые иллю­стри­руют темы наших прак­ти­че­ских заня­тий. Чтобы не нару­шать линей­ное дви­же­ние по уро­кам, мы решили офор­мить этот мате­риал в виде отдель­ных бло­ков – «бок­сов». Их можно читать и неза­ви­симо от тек­ста уроков.

В ходе под­го­товки книги роди­лась идея вклю­чить часть, посвя­щен­ную «труд­ному» пере­ход­ному воз­расту – теме, состав­ля­ю­щей не менее поло­вины всех жалоб и обра­ще­ний за помо­щью. В ней вы най­дете опи­са­ние одной реаль­ной исто­рии помощи «труд­ному под­ростку», и мы вме­сте сде­лаем попытку про­ве­сти ана­лиз как бы в обрат­ном направ­ле­нии: от живого про­цесса к кон­крет­ным зна­ниям и навы­кам, кото­рые и соста­вили содер­жа­ние всех наших преды­ду­щих заня­тий, и таким обра­зом еще раз убе­диться в их действенности.

В заклю­че­ние я очень хочу побла­го­да­рить всех, кто участ­во­вал в наших тре­нин­гах: роди­те­лей, учи­те­лей, вос­пи­та­те­лей школ и дет­ских садов, сту­ден­тов пси­хо­ло­ги­че­ского факуль­тета и слу­ша­те­лей спец­по­тока МГУ.

Вы искренне дели­лись сво­ими про­бле­мами, пере­жи­ва­ни­ями, про­бами, ошиб­ками – и снова про­бами. Малей­ший успех каж­дого из вас под­дер­жи­вал и вдох­нов­лял осталь­ных, и мно­гие к концу наших заня­тий дости­гали глу­бо­ких сдви­гов в пони­ма­нии себя и своих детей. Ваши поиски и успехи, напря­жен­ный душев­ный труд нашли отра­же­ние в этой книге и, я наде­юсь, вдох­но­вят всту­пить на этот путь мно­гих и мно­гих дру­гих роди­те­лей, педа­го­гов и воспитателей.

Проф. Ю. Б. Гип­пен­рей­тер Москва, 1995 г.

Часть 1. Уроки общения с ребенком

Урок 1. Безусловное принятие

Что это такое? Вос­пи­та­ние – не дрес­сура • Потреб­ность в при­над­леж­но­сти • Резуль­таты непри­ня­тия • Труд­но­сти и их при­чины • Домаш­ние зада­ния • Вопросы родителей

Начи­ная наши систе­ма­ти­че­ские заня­тия, хочу позна­ко­мить вас с одним общим прин­ци­пом, без соблю­де­ния кото­рого все попытки нала­дить отно­ше­ния с ребен­ком ока­зы­ва­ются без­успеш­ными. Он и будет для нас отправ­ной точ­кой. Прин­цип этот – без­услов­ное принятие.

Без­условно при­ни­мать ребенка – зна­чит любить его не за то, что он кра­си­вый, умный, спо­соб­ный, отлич­ник, помощ­ник и так далее, а про­сто так, про­сто за то, что он есть!

Нередко можно слы­шать от роди­те­лей такое обра­ще­ние к сыну или дочке: «Если ты будешь хоро­шим маль­чи­ком (девоч­кой), то я буду тебя любить». Или: «Не жди от меня хоро­шего, пока ты не пере­ста­нешь… (лениться, драться, гру­бить), не нач­нешь… (хорошо учиться, помо­гать по дому, слушаться)».

При­гля­димся: в этих фра­зах ребенку прямо сооб­щают, что его при­ни­мают условно, что его любят (или будут любить) «только если…». Услов­ное, оце­ноч­ное отно­ше­ние к чело­веку вообще харак­терно для нашей куль­туры. Такое отно­ше­ние внед­ря­ется и в созна­ние детей.

Пяти­класс­ник из Мол­довы нам пишет: «А за что тогда любить ребенка? За лень, за неве­же­ство, за неува­же­ние к стар­шим? Изви­ните, но я это не пони­маю! Своих детей я буду любить, только если…».

При­чина широко быту­ю­щего оце­ноч­ного отно­ше­ния к детям кро­ется в твер­дой вере, что награды и нака­за­ния – глав­ные вос­пи­та­тель­ные сред­ства. Похва­лишь ребенка – и он укре­пится в добре, нака­жешь – и зло отсту­пит. Но вот беда: они не все­гда без­от­казны, эти сред­ства. Кто не знает и такую зако­но­мер­ность: чем больше ребенка ругают, тем хуже он ста­но­вится. Почему же так про­ис­хо­дит? А потому, что вос­пи­та­ние ребенка – это вовсе не дрес­сура. Роди­тели суще­ствуют не для того, чтобы выра­ба­ты­вать у детей услов­ные рефлексы.

Пси­хо­ло­гами дока­зано, что потреб­ность в любви, в при­над­леж­но­сти, то есть нуж­но­сти дру­гому, одна из фун­да­мен­таль­ных чело­ве­че­ских потреб­но­стей. Ее удо­вле­тво­ре­ние – необ­хо­ди­мое усло­вие нор­маль­ного раз­ви­тия ребенка. Эта потреб­ность удо­вле­тво­ря­ется, когда вы сооб­ща­ете ребенку что он вам дорог, нужен, важен, что он про­сто хоро­ший. Такие сооб­ще­ния содер­жатся в при­вет­ли­вых взгля­дах, лас­ко­вых при­кос­но­ве­ниях, пря­мых сло­вах: «Как хорошо, что ты у нас родился», «Я рада тебя видеть», «Ты мне нра­вишься», «Я люблю, когда ты дома», «Мне хорошо, когда мы вместе…».

Я люблю, когда ты дома.

Извест­ный семей­ный тера­певт Вир­джи­ния Сатир реко­мен­до­вала обни­мать ребенка несколько раз в день, говоря, что четыре объ­я­тия совер­шенно необ­хо­димы каж­дому про­сто для выжи­ва­ния, а для хоро­шего само­чув­ствия нужно не менее восьми объ­я­тий в день! И, между про­чим, не только ребенку, но и взрослому.

Ты мне нра­вишься. Мне хорошо, когда мы вме­сте. Я рада тебя видеть.

Конечно, ребенку подоб­ные знаки без­услов­ного при­ня­тия осо­бенно нужны, как пища рас­ту­щему орга­низму. Они его питают эмо­ци­о­нально, помо­гая пси­хо­ло­ги­че­ски раз­ви­ваться. Если же он не полу­чает таких зна­ков, то появ­ля­ются эмо­ци­о­наль­ные про­блемы, откло­не­ния в пове­де­нии, а то и нервно-пси­хи­че­ские заболевания.

Мать одной пяти­лет­ней девочки, обна­ру­жив у дочки симп­томы нев­роза, обра­ти­лась к врачу. В раз­го­воре выяс­ни­лось, что одна­жды дочь спро­сила: «Мама, а какая самая боль­шая непри­ят­ность была у вас с папой до моего рож­де­ния?». «Почему ты так спра­ши­ва­ешь?» – уди­ви­лась мать. «Да потому, что потом ведь самой боль­шой непри­ят­но­стью у вас стала я», – отве­тила девочка.

Ты сама ска­зала, что тебе без меня лучше…

Попро­буем пред­ста­вить, сколько же десят­ков, если не сотен раз слы­шала эта девочка, прежде чем прийти к подоб­ному заклю­че­нию, что она «не такая», «пло­хая», «всем надо­едает», «сущее нака­за­ние»… И все пере­жи­тое вопло­ти­лось в ее неврозе.

Я же о тебе забо­чусь… Ради твоей же пользы….

Мы далеко не все­гда сле­дим за сво­ими обра­ще­ни­ями к детям. Как-то в «Учи­тель­ской газете» было опуб­ли­ко­вано пока­ян­ное письмо матери: она с опоз­да­нием поняла, что нанесла душев­ную рану сво­ему сыну. Маль­чик ушел из дома, напи­сав в записке, чтобы его не искали: «Ты сама ска­зала, что тебе без меня лучше». Вот ведь как бук­вально пони­мают нас дети! Они искренни в своих чув­ствах, и наде­ляют абсо­лют­ной искрен­но­стью любую фразу, ска­зан­ную взрос­лым. Чем чаще роди­тели раз­дра­жа­ются на ребенка, одер­ги­вают, кри­ти­куют его, тем быст­рее он при­хо­дит к обоб­ще­нию: «Меня не любят». Доводы роди­те­лей типа: «Я же о тебе забо­чусь» или «Ради твоей же пользы» дети не слы­шат. Точ­нее, они могут услы­шать слова, но не их смысл. У них своя, эмо­ци­о­наль­ная, бух­гал­те­рия. Тон важ­нее слов, и если он рез­кий, сер­ди­тый или про­сто стро­гий, то вывод все­гда одно­знач­ный: «Меня не любят, не при­ни­мают». Ино­гда это оформ­ля­ется для ребенка не столько в слова, сколько в ощу­ще­ние себя пло­хим, «не таким», несчастливым.

Давайте посмот­рим, во что раз­ви­ва­ется «ком­плекс непри­ня­тия» по мере взрос­ле­ния детей. Вот отры­вок из письма четыр­на­дца­ти­лет­ней девочки.

«Я не верю, что с мате­рью могут быть дру­же­ские отно­ше­ния. У меня самые нелю­би­мые дни – это суб­бота и вос­кре­се­нье. Мама в эти дни меня ругает. Если бы она со мной, вме­сто того чтобы орать, гово­рила по-чело­ве­че­ски, я бы ее лучше поняла… Ее тоже можно понять, она хочет сде­лать из меня хоро­шего чело­века, а полу­чает несчаст­ного. Мне надо­ело так жить. Прошу у вас помощи! Помо­гите мне. ».

Обида, оди­но­че­ство, а порой и отча­я­ние зву­чат в пись­мах дру­гих ребят. Они рас­ска­зы­вают о том, что роди­тели с ними «не дру­жат», нико­гда не гово­рят «по-чело­ве­че­ски», «тычут», «орут», исполь­зуют только пове­ли­тель­ные гла­голы: «сде­лай!», «убери!», «при­неси!», «помой!». Мно­гие дети уже не наде­ются на улуч­ше­ние обста­новки дома и ищут помощи на сто­роне. Обра­ща­ясь в редак­цию газет и жур­на­лов («Помо­гите!», «Что мне делать?», «Не могу дальше так жить!»), все дети до одного меняют имена, не при­во­дят обрат­ного адреса. «Если роди­тели узнают – при­бьют». И через все это порой про­би­ва­ются нотки теп­лой дет­ской заботы о роди­те­лях: «Как ее успо­ко­ить?», «Им тоже трудно», «Ее тоже можно понять…». Правда, так пишут в основ­ном дети до три­на­дцати-четыр­на­дцати лет. А те, кто постарше, уже очерст­вели. Они про­сто не хотят видеть роди­те­лей, не хотят нахо­диться с ними под одной крышей.

Часто роди­тели спрашивают:
«Если я при­ни­маю ребенка, зна­чит ли это, что я не должна нико­гда на него сердиться?»

Отве­чаю. Нет, не зна­чит. Скры­вать и тем более копить свои нега­тив­ные чув­ства ни в коем слу­чае нельзя. Их надо выра­жать, но выра­жать осо­бым обра­зом. И об этом мы будем много гово­рить позже. А пока обра­щаю ваше вни­ма­ние на сле­ду­ю­щие правила:

В таком же при­мерно стиле при­хо­ди­лось отво­е­вы­вать каж­дый пред­мет. Напри­мер, с рус­ским язы­ком про­изо­шла сле­ду­ю­щая история.

При­мерно 3–4 раза он не пошел на инди­ви­ду­аль­ный урок в назна­чен­ный день и час: то «забыл», то «не нашел», то вообще про­мол­чал. Нако­нец я сбе­гала в школу, дого­во­ри­лась с учи­тель­ни­цей опре­де­ленно о месте и времени.

Это было не утром, так что Федя уже встал, поел, мог что-то посмот­реть в учеб­нике (но не стал этого делать). Когда подо­шло время идти в школу, неожи­данно отка­зался. Мои воз­гласы и рас­спросы ни к чему не при­вели. Я пошла к учи­тель­нице и снова – как с мате­ма­ти­кой – попро­сила прийти ее «хотя бы пер­вый раз» домой. Она долго сопро­тив­ля­лась, нако­нец со скри­пом согла­си­лась: «Приду к вам через 20 минут». Воз­вра­ща­юсь домой, сооб­щаю Феде – гнев­ный взрыв: «Кто тебя про­сил?! Все равно уйду гулять!» Тут еще и маль­чик за ним захо­дит, ситу­а­ция ахо­вая, знаю, что ссо­риться, резко при­ка­зы­вать нельзя. Прошу, бесе­дую. Уход как-то затя­ги­ва­ется, при­хо­дит учи­тель­ница, раз­де­ва­ется, про­хо­дит в ком­нату, Федя мимо нее про­скаль­зы­вает в туа­лет и там запи­ра­ется. Сидим с учи­тель­ни­цей 5–10 минут. Как могу, объ­яс­няю ей что-то в ответ на удив­ленно под­ня­тые брови. Иду к туа­лету тихо объ­яс­няю Феде, прошу выйти, чтобы «хоть только усло­виться», «не зани­маться». Выхо­дит. Учи­тель­ница мягко изда­лека начи­нает бесе­до­вать на темы «Тараса Бульбы», «Бежина луга» (кото­рые он, ока­зы­ва­ется, еще не про­чел), гово­рит о конях, водо­пое, ноч­ном… Потом под­би­ра­ются к наре­чиям. Слава богу, зара­бо­тало! Услов­ли­ва­ются, что Федя похо­дит на рус­ский вме­сте с клас­сом – по класс­ному рас­пи­са­нию. Он заметно рад: видно, уже осто­чер­тело сидеть по утрам дома одному, ничего не делая: «уроки», если мы и делаем, то поздно вече­ром и только вме­сте. Один он пока совсем не может побеж­дать «силы торможения».

Сле­ду­ю­щая неделя про­шла в более или менее регу­ляр­ном посе­ще­нии уро­ков в классе и систе­ма­ти­че­ских про­пус­ках инди­ви­ду­аль­ных уро­ков. Но все-таки ходил и даже сде­лал одно боль­шое упраж­не­ние после пяти напо­ми­на­ний. По срав­не­нию с сиде­нием в туа­лете это была огром­ная победа, и я искренне радо­ва­лась, не скры­вая этого. И опять: ни на один про­вал, ни на одно «не буду», «не хочу», «не сде­лал», «не про­чел» – ни одного кри­ти­че­ского заме­ча­ния. Зато каж­дый малень­кий успех гре­мел как «гром победы». Напри­мер, одна­жды на уроке учи­тель­ница ска­зала, что ста­вит ему в уме «5» и что, может быть, скоро поста­вит ее в днев­ник. Он радостно мне об этом сооб­щил, но даже после этого ста­ра­тельно обхо­дил инди­ви­ду­аль­ные уроки сто­ро­ной. Нако­нец нам при­шлось уже после окон­ча­ния чет­верти идти вме­сте в школу «выяс­нять отно­ше­ния с рус­ским». Дого­во­ри­лись, что учи­тель­ница будет при­ни­мать пара­графы и упраж­не­ния по частям во время каникул.

Ярко раз­го­рев­ша­яся мечта Феди – «полу­чить три пятерки» (в край­нем слу­чае, пятерки и чет­верки) по каж­дому пред­мету и уехать к вам – при­вела к тому, что он довольно спо­койно согла­сился с пор­ци­он­ными муками по рус­скому. Это, конечно, не озна­чает, что дело будет идти без потря­се­ний. Но опять же, по срав­не­нию с запер­тым туа­ле­том, про­гресс – как от камен­ного века к веку паро­во­зов, по край­ней мере.

Так обо­зна­чился для меня очень ясно еще один путь помощи ему – путь посте­пен­ного дожи­ма­ния. Его про­валы и про­те­сты бывают рез­кими. Я поняла, что в ответ он ждет тоже рез­кие реак­ции (не то что ждет, а при­вык и готов дать отпор). И (при­зна­юсь в кото­рый раз) эта реак­ция очень быстро начи­нает расти в моей душе. Но уже нако­пился опыт – гнев и раз­дра­же­ние пере­во­дить в огор­че­ние, кото­рое я, кстати, не скры­ваю. После этого в дру­же­люб­ном тоне ста­ра­юсь воз­об­но­вить обще­ние, зача­стую совсем на дру­гую тему. И только спу­стя неко­то­рое время, ино­гда и через несколько часов, воз­врат к теме недо­ра­зу­ме­ния ока­зы­ва­ется воз­мож­ным и более или менее пло­до­твор­ным. Это, навер­ное, назы­ва­ется тер­пе­нием (а может быть, терпимостью?).

Аня и Дима! Мне очень хочется пере­дать вам эти находки и пере­жи­ва­ния, вполне новые для меня самой. Очень помо­гают мне слова «это не он!», кото­рые говорю себе часто.

А какой же «он»? Часто стал класть голову на плечо, когда сидим на диване и вме­сте что-нибудь рас­смат­ри­ваем. На ночь про­сит сде­лать «домик» из оде­яла вокруг головы и плеч и тогда спо­кой­нее засы­пает. Каж­дый день тре­вожно спра­ши­вает, надолго ли мы ухо­дим, и если надолго, то вос­кли­цает: «Какой ужас!» На днях попро­сил схо­дить к учи­тель­нице физики и попро­сить, чтобы она была с ним «помягче».

Как-то при­шел с мно­го­ча­со­вого гуля­ния. До него отка­зался схо­дить в мага­зин. Я в тот день много рабо­тала, ходила в мага­зин, гото­вила – очень устала. Федя, раз­ва­лив­шись на стуле, гово­рит: «Ох, ноги отва­ли­ва­ются»! На что я отве­тила: «Меня не очень это рас­стра­и­вает: у тебя отва­ли­ва­ются от гуля­ния, а у меня – от работы, так что сочув­ство­вать тебе мне как-то не хочется». Посе­рьез­нел, при­тих. Поели – мне надо было схо­дить к зна­ко­мым за пла­фо­ном. Вызвался помочь. На улице был силь­ный голо­лед, страшно было раз­бить пла­фон. Он всю дорогу тро­га­тельно меня под­дер­жи­вал, уве­ще­вая быть осто­рож­ней, заодно шутил, раз­вле­кал рас­ска­зами. Позже при­шел Вик­тор, я стала кор­мить его ужи­ном. Он тоже был уста­лый и охотно при­ни­мал знаки вни­ма­ния. Федя смот­рел­смот­рел и вдруг гово­рит: «Дядя Витя, что это вы! Жена о вас все время забо­тится, а вы – ни ухом, ни рылом!» Вик­тор так и поперх­нулся. А потом мы все долго сме­я­лись, пере­би­рая вся­кие выра­же­ния, вроде «ухом по рылу» или «рылом по уху»… В общем, тро­га­тель­ный «рыцарь», дружба с кото­рым – боль­шая радость, честь и удовольствие.

Чем больше мы так его чув­ствуем, чем больше рас­тет к нему ува­же­ние, тем счаст­ли­вее он ста­но­вился. И голова у него болит неча­сто. Куре­ние пока довели до пол­си­га­реты в день. А вот страхи пока не проходят.

Теперь я хотела бы пого­во­рить с вами немного о дру­гом: для Феди настали кри­ти­че­ские дни. Я встре­чаю сей­час зна­ко­мых быв­ших шести­класс­ни­ков, кото­рые учатся теперь в девя­том. Они воз­му­жали, офор­ми­лись по своим вку­сам, цен­но­стям, куль­тур­ному уровню, кто хочет пова­ром, кто авто­ме­ха­ни­ком, кто в 10‑й класс. Видно, что те, кто не про­чел много книг, уже не ста­нут на путь умствен­ных инте­ре­сов. Уже все случилось!

Федю еще надо вытас­ки­вать из «мину­сов». Мне почти ясно, что из книг много зна­ний он уже не полу­чит. Его нельзя винить в том, что он не добе­рет, и еще более – сни­жать на этой почве его уве­рен­ность в себе.

Он талант­лив, тро­га­те­лен – и бес­ко­нечно нуж­да­ется сей­час не только в под­держке, но и в куль­тур­ной помощи. Через год-два уже будет поздно. А без вас жить где-то в дру­гом месте он, как мы все это уви­дели, не может.

Он, конечно, счаст­лив, что воз­вра­ща­ется к вам. Хочет начать тре­тью чет­верть уже дома. Пере­даем его вам со всеми горе­стями и радо­стями, кото­рые мы делили с ним вместе.

Была бы счаст­лива узнать, что вам будет уда­ваться больше дер­жать его при себе, раз­го­ва­ри­вать с ним, делиться мыс­лями и чув­ствами. И еще… больше обни­мать его и делать «домик». Он все пой­мет и ста­нет вашим вер­ным дру­гом и доро­гим ребен­ком. Тогда и ты, Аня, ста­нешь счаст­ли­вее. А дру­гого пути я не вижу.

9 января

Ну вот, про­во­жаю Федю к вам. Сидим в элек­тричке, едем в аэро­порт. Вчера полу­чили ваши письма. Очень вам сочув­ствуем (Федя гово­рит «и зави­дуем»). Дей­стви­тельно, так много тяже­лой работы и так мало вре­мени оста­ется на все осталь­ное, а глав­ное, на детей – почи­тать, поиг­рать, поговорить.

Федя одно­вре­менно и рад, что едет, и немножко гру­стит, что мы рас­ста­емся. Ему бы хоте­лось, чтобы и мы ехали к вам со всем хозяйством.

Сего­дня много думали и гово­рили с ним, как бы сде­лать так, чтобы у вас было поменьше огор­че­ний и ссор.

Решили, что ссоры, конечно, могут слу­чаться. И тогда мы стали думать, как из них выхо­дить. Поста­ра­лись запом­нить, что глав­ное – это не замол­кать надолго и не сидеть по своим углам, а вме­сто этого, когда схлы­нет пер­вый гнев, поста­раться, чтобы кто-нибудь заго­во­рил. Ведь во время ссоры каж­дый думает, что он оби­жен больше. Можно друг другу ска­зать, чем оби­жен. Напри­мер, так «Мне трудно слы­шать такие крики». Или (гово­рит мама): «Я про­сто при­хожу в отча­я­ние, когда думаю, что из-за этой алгебры можно остаться на вто­рой год!» После этого можно, как гово­рят англи­чане, «сдви­нуть головы вме­сте» и поду­мать-посо­ве­щаться, как выхо­дить из положения.

Мы с Федей решили, что хорошо бы запи­сать пра­вила для роди­те­лей. И вот сей­час, сидя в элек­тричке, пишем их вме­сте. Глав­ный автор – Федя и все слова тоже его (тро­га­тельно, что в своем списке он назы­вает себя «ребен­ком»).

При­бавлю от себя, что Федя – хоро­ший, умный, доб­рый маль­чик. И его у нас все полю­били, даже учителя.

Целую вас всех. Мама.

От автора

Мне трудно доба­вить что-либо к этим пись­мам. Поде­люсь только сво­ими впе­чат­ле­ни­ями: пере­чи­ты­вая их, каж­дый раз удив­ля­юсь, какие вол­шеб­ные изме­не­ния могут про­ис­хо­дить в наших отно­ше­ниях с детьми, даже в очень «запу­щен­ных» слу­чаях. На пер­вый взгляд, шаги к этим изме­не­ниям про­сты: слы­шать и слу­шать, при­ни­мать, тер­петь, любить, а порой и стра­дать, не скры­вая этого. Но чтобы все это было воз­можно, при­хо­дится отка­заться от ста­рого мне­ния, что вос­пи­ты­вать ребенка – зна­чит, сра­жаться с его непо­слу­ша­нием. Если уж нам и при­хо­дится с чем-то сра­жаться, так это с труд­но­стями и про­бле­мами ребенка (и тогда мы с ним союз­ники), но глав­ное – с нашими соб­ствен­ными «есте­ствен­ными» реак­ци­ями, ожи­да­ни­ями и при­выч­ками, нако­нец, с самим духом авто­ри­тар­ной куль­туры, в кото­рой про­жили вот уже три поко­ле­ния роди­те­лей и учи­те­лей. Пре­одо­леть это «куль­тур­ное» насле­дие в себе, пожа­луй, самый тяж­кий труд.

Комментарии к письмам

(1) Здесь мы видим попытки бабушки орга­ни­зо­вать для Феди «зону бли­жай­шего раз­ви­тия», делать вме­сте с ним то, что ему трудно или почти невоз­можно делать одному. Как будет видно ниже, этот путь пона­чалу не при­но­сит успеха, потому что в основе раз­лада Феди­ной жизни лежат глу­бо­кие эмо­ци­о­наль­ные про­блемы. Без помощи ему по этой линии ника­кие «сов­мест­ные дей­ствия» пока помочь не могут.

(2) В книге А.Е. Личко «Пси­хо­па­тии и акцен­ту­а­ции харак­тера у под­рост­ков» можно найти почти порт­рет­ное опи­са­ние ситу­а­ции и пове­де­ния Феди. Автор рас­ска­зы­вает о типич­ных реак­циях детей на труд­ные для них собы­тия или усло­вия жизни. Одна из них – отказ от обще­ния, игр, пищи. Он часто воз­ни­кает у детей, вне­запно ото­рван­ных от матери, семьи, при­выч­ного места жительства.

Дру­гая реак­ция – оппо­зи­ция. Читаем:

Реак­ция оппо­зи­ции может быть вызвана у ребенка чрез­мер­ными пре­тен­зи­ями к нему, непо­силь­ной для него нагруз­кой – тре­бо­ва­нием отлично учиться, про­яв­лять успехи в каких-либо заня­тиях. Но чаще всего эта реак­ция воз­ни­кает из-за утраты или рез­кого умень­ше­ния вни­ма­ния со сто­роны матери или близ­ких. В дет­стве это может слу­читься при появ­ле­нии млад­шего брата или сестры, у под­ростка ту же реак­цию может вызвать появ­ле­ние в семье отчима или мачехи. Ребе­нок раз­ными спо­со­бами пыта­ется или вер­нуть преж­нее вни­ма­ние к себе (напри­мер, пред­став­ля­ясь боль­ным), или доса­дить «сопер­нику».

Подоб­ные нару­ше­ния пове­де­ния под­рост­ков, какими бы «ненор­маль­ными» и даже «боль­ными» они ни каза­лись, очень часто есть не что иное, как здо­ро­вые реак­ции их чув­стви­тель­ной пси­хики на ненор­маль­ные, боль­ные или лучше ска­зать, боле­вые, при­чи­ня­ю­щие душев­ную боль обстоятельства.

Надо при­ба­вить, что подоб­ное стрем­ле­ние вер­нуть себе вни­ма­ние – полу­осо­зна­ва­е­мое или даже неосо­зна­ва­е­мое. Когда ребе­нок нару­шает нормы и тре­бо­ва­ния, не под­чи­ня­ется роди­те­лям, не слу­ша­ется, не учится, то он тем самым сиг­на­ли­зи­рует: «Мне плохо, помо­гите мне». При­зна­ком того, что ребенку плохо, что у него «боль», слу­жат отри­ца­тель­ные чув­ства роди­те­лей – раз­дра­же­ние, гнев, обида, рас­те­рян­ность и отча­я­ние. Это как бы палка о двух кон­цах, на нее наса­жены и роди­тель, и ребе­нок – чем хуже одному, тем хуже и другому.

(3) Страхи – клас­си­че­ский симп­том, или при­знак того, что у ребенка боль­шое внут­рен­нее напря­же­ние, что он не справ­ля­ется с жиз­нен­ными и эмо­ци­о­наль­ными труд­но­стями. Дол­гое мол­ча­ние Феди о своей преж­ней жизни под­твер­ждает то, что именно здесь у него зона силь­ного эмо­ци­о­наль­ного напря­же­ния. Начало обсуж­де­ния – при­знак изме­не­ния пси­хо­ло­ги­че­ской ситу­а­ции к лучшему.

(4) По вос­по­ми­на­ниям автора писем, путь нахо­дить и отме­чать прежде всего поло­жи­тель­ные свой­ства Феди ока­зался спасительным.

(5) Заметьте, с улуч­ше­нием эмо­ци­о­наль­ного само­чув­ствия начи­нает про­яв­ляться есте­ствен­ное стрем­ле­ние ребенка к позна­нию, к раз­ви­тию. Эмо­ци­о­наль­ная неустро­ен­ность, «пло­хое настро­е­ние» бло­ки­руют это стрем­ле­ние, и поэтому эмо­ци­о­наль­ная помощь взрос­лых в таких слу­чаях крайне необ­хо­дима. Непо­сред­ствен­ная ласка, неж­ность как знак при­ня­тия и любви «несмотря ни на что», ока­за­лись очень нужны Феде.

(6) Страхи перед засы­па­нием часто озна­чают, что бес­со­зна­тель­ная сфера ребенка ищет кон­такта с мате­рью. Она как бы гово­рит: если мне будет страшно, то мама при­дет и будет со мной.

(7) Исто­рия со справ­кой ярко иллю­стри­рует бес­со­зна­тель­ное оттал­ки­ва­ние маль­чика от всего, что свя­зано с непри­ят­ными пере­жи­ва­ни­ями. Такое оттал­ки­ва­ние взрос­лые часто при­ни­мают за без­во­лие, лень или упрям­ство. Но это оши­бочно. Подоб­ные «забыв­чи­вость» или сопро­тив­ле­ние воз­ни­кают как есте­ствен­ные защиты пси­хики, ребе­нок борется как может за свое хотя бы мини­маль­ное эмо­ци­о­наль­ное бла­го­по­лу­чие. Уси­ле­нием нажима, нота­ци­ями или кри­ти­кой такие реак­ции пре­одо­леть нельзя – это бес­со­зна­тель­ные меха­низмы, кото­рые силь­нее разум­ных сооб­ра­же­ний и даже созна­тель­ных наме­ре­ний самого ребенка. Уси­ле­ние тре­бо­ва­ний и кри­тика в такой ситу­а­ции вызы­вают у него лишь чув­ства вины и неполноценности.

(8) Фан­та­зи­ро­ва­ние с ребен­ком о сильно жела­е­мом, но невоз­мож­ном часто помо­гает больше, чем «разум­ные доводы».

(9) Как похо­жий слу­чай при­хо­дит в голову зна­ме­ни­тая поще­чина А. С. Мака­ренко. В минуту край­него воз­му­ще­ния и бес­си­лия он отве­сил ее одному из своих вели­ко­воз­раст­ных воспитанников.

Сам А.С. Мака­ренко пере­жил ее в ту минуту как кру­ше­ние всех своих высо­ких педа­го­ги­че­ских иде­а­лов. Однако она ока­зала неожи­данно бла­го­твор­ное дей­ствие на его отно­ше­ния с ребя­тами: лед отчуж­де­ния между ними был сломан.

Воз­вра­ща­ясь к слу­чаю в письме, можно было бы ска­зать на языке наших уро­ков, что бабушка послала Феде очень силь­ное «я‑сообщение».

Краткое послесловие

Хочется поздра­вить вас, доро­гие чита­тели, с тем, что вы отва­жи­лись на серьез­ный труд ради своих детей, да и ради себя тоже.

Наде­юсь, что вы най­дете в этой книге нуж­ные вам зна­ния, помощь и поддержку.

Хочется также побла­го­да­рить мно­гих извест­ных уче­ных и совсем неиз­вест­ных роди­те­лей, а также их детей (не забу­дем и автора наших писем и ее чудес­ного союз­ника – маль­чика Федю) за их напря­жен­ные поиски, душев­ный талант и откры­тия, кото­рые помо­гают нам найти вер­ные шаги к гар­мо­нич­ной жизни в наших семьях.

Ю.Б. Гип­пен­рей­тер. «Общаться с ребен­ком — как?»

При­ме­ча­ния

[1] Тре­нинг роди­тель­ской эффек­тив­но­сти (англ.).

[2] Тре­нинг учи­тель­ской эффек­тив­но­сти (англ.).

[3] К этим вопро­сам мы вер­немся на Уроке 9.

[4] См. цифры после выска­зы­ва­ний родителей.

[5] Мы моди­фи­ци­руем идею «кув­шина» В. Сатир.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector