Общество как система цитаты

fashion 2309519 1920 Советы на день

Цитаты об обществе

Ни одно общество не может быть хуже, чем люди, из которых оно состоит.

Как только служение обществу перестает быть главным делом граждан и они предпочитают служить ему своими кошельками, а не самолично, — государство уже близко к разрушению. Нужно идти в бой? — они нанимают войска, а сами остаются дома. Нужно идти в Совет? — они избирают депутатов и остаются дома. Наконец у них, в конце концов, появляются солдаты, чтобы служить отечеству, и представители, чтобы его продавать.

Общество разделяется на два больших класса: на тех, кто работает, чтобы жить, и тех, которые живут, чтобы заставлять работать других.

Общество — это коромысло весов, которое не может приподнимать одних, не понижая других.

Общество – свод из камней, который обрушился бы, если бы один не поддерживал другого.

Судить о величии и устойчивости любого общества можно благодаря одному простому критерию, а именно: как это общество заботится о детях, престарелых и больных.

Общество виновато во всем том, что совершается в его пределах, всякая дрянная личность самим фактом своего существования указывает на какой нибудь недостаток в общественной организации.

Общество ненавидит две категории граждан: тех, кто на него нападает, и тех, кто его защищает.

Общество – как воздух: оно необходимо для дыхания, но недостаточно для жизни.

Общество карает за всякое превосходство Самобытный характер, цельная личность, не идущая на компромиссы, повсюду наталкивается на препятствия, со всех сторон встречает неприязнь. Натуры бесцветные и пошлые пользуются особой симпатией Чтобы достичь чего-либо, необходимо быть человеком посредственным и услужливым, уметь раболепствовать.

Я убежден, что, не будь общество насквозь искусственным, простое и подлинное чувство производило бы на людей куда менее сильное впечатление, чем производит в наши дни. Оно радовало бы, но не удивляло, сейчас оно и радует, и удивляет. Наше удивление — это насмешка над обществом, наша радость — дань уважения природе.

Большинство общественных учреждений устроено так, словно цель их — воспитывать людей, заурядно думающих и заурядно чувствующих: таким людям легче и управлять другими, и подчиняться другим.

Здоровое общество всегда в самом себе найдет лекарство против своих заболеваний, а если нет, то ему уже никакое лекарство со стороны власти не поможет.

Каждое общество существует на известном цементе социальной лжи, называть ли ее условностью, приличием или лицемерием.

Двое-трое — это уже Общество. Один станет Богом, другой — дьяволом, один будет вещать с кафедры, другой — болтаться под перекладиной.

Общество подготавливает преступления, преступники их совершают.

Общество походит на улей: нельзя подходить к нему часто без того, чтобы не быть ужаленным.

Каждый человек, кем бы он ни был, старается напустить на себя такой вид и надеть такую личину, чтобы его приняли за того, кем он хочет казаться, поэтому можно сказать, что общество состоит из одних только личин.

Общество никогда не может простить тех, кто ни в чем не повинен.

Общество — коллективная неискренность.

Общество составлено из двух классов: из тех, у которых обедов больше, чем аппетита, и тех, у которых аппетита больше, нежели обедов.

Общество всегда находится в заговоре против человека. Конформизм считается добродетелью, уверенность в себе – грехом. Общество любит не человека и жизнь, а имена и обычаи.

Если человек по природе своей общественное существо, то он, стало быть, только в обществе может развить свою истинную природу, и о силе его природы надо судить не по силе отдельных индивидуумов, а по силе всего общества. — Изречения К. Маркса и Ф. Энгельса взяты из второго издания их сочинений, Госполитиздат, 1955—1968 гг., а также из отдельного издания: К. Маркс и Ф. Энгельс, Из ранних произведений, Госполитиздат, 1956 г.

Как общество рассуждает, так им и управляют. Его право — говорить глупости, право министров — делать глупости.

В неразвитых обществах наибольшие страсти вызывают власть, деньги и женщины, в развитых — деньги, власть и кроссворды.

Все достойное уважения совершено в уединении, то есть вдали от общества.

Причина, побуждающая чувственную душу бежать от общества, заключается в стремлении обрести общество.

Общество испытывает поистине ненасытное любопытство ко всему, любопытства не заслуживающему.

Если бы не существовало таких точек, в которых сходились бы интересы всех, не могло бы быть и речи о каком бы то ни было обществе.

Общество, которое равенство (в смысле равенства доходов) ставит выше свободы, не получает ни свободы, ни равенства.

Общество — не что иное, как результат механического равновесия грубых сил.

Общество деградирует, если не получает импульсов от отдельных личностей, личность деградирует, если не получает сочувствия от всего общества.

История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов.

Именно в серьезности более всего проявляется легкомыслие нашего общества, которое давно разучилось смеяться над собой.

Две вещи делают человека богоподобным: жизнь для блага общества и правдивость.

Человек существует лишь в обществе, и общество формирует его только для себя.

Луи Габриэль Амбруаз Бональд

Единение людей с людьми, основанное на реальном различии между людьми, понятие человеческого рода, перенесённое с неба абстракции на реальную землю,— что это такое, как не понятие общества!

Общество, не способное сохранять чистоту своего искусства, деградирует вместе с ним.

В хорошем обществе добрые должны служить образцом, а злые — назиданием.

Луи Габриэль Амбруаз Бональд

Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя

Люди давно перестали быть мне милы, противны, симпатичны, антипатичны. Для меня общество — лаборатория, новый знакомый — объект для наблюдений, новое слово — человеческий документ. И только. Затем — «не ведая ни жалости, ни гнева, спокойно зрю на правых и виновных, добру и злу внимая равнодушно». Я, дорогая моя Людмила Александровна, в обществе держу себя — как приятель мой, зоолог Свешников, у себя на станции в Неаполе. Притащил ему рыбак какую-то слизь морскую. Меня — passez le mot (от фр. — простите за выражение) — от одного вида её с души воротит, а Свешников прыгает от радости: всего, видите ли, два раза в девятнадцатом столетии учёные наблюдали эту пакость. Как-то раз приезжает он ко мне в Москве, а у меня сидит профессор Косозраков, — знаете, дрянь, доносчик, чуть ли не шпионишка. Не помню, по какому случаю он сделал мне визит. Свешников — на дыбы: можно ли знаться с подобными господами? А я ему: а неаполитанскую слизь помнишь? Она, брат, всё же трижды в столетие показалась, а такие подлецы, как Косозраков, раз в три столетия родятся. Как же мне упустить случай наблюсти столь редкостный экземпляр?

Общество живёт не отрицательными идеями, но идеями положительными.

Мы бы не проделали столь длинный и трудный путь через бесконечную вереницу веков, через глубокие океаны, через высокие горы, через бескрайние прерии, если бы были мягкотелыми и слабодушными. — 30 декабря 1941 г., из выступления в Канадском парламенте

Мы сегодня живем в обществе, насквозь подконтрольном и регламентированном. Крутимся в тисках ограничительных правил, то и дело сверяясь со множеством номеров — на карточках социального страхования, на налоговых декларациях, на кредитных карточках, на текущих и пенсионных счетах и на всяких других бумажках. Нас сделали безликими — и в большинстве случаев с нашего собственного согласия, поскольку эта игра в номерочки на первый взгляд делает жизнь проще, но главное в том, что никто не хочет ни о чем беспокоиться. Нам внушили, что всякий, кто обеспокоен чем бы то ни было, — враг общества. В сущности мы выводок скудоумных цыплят: мы машем крылышками и суетимся, попискиваем, а нас все равно гонят по дорожке, проложенной другими. Рекламные агентства втолковывают нам, что покупать, пропагандисты учат нас, что думать, и даже сознавая это, мы не протестуем. Иногда мы клянём правительство — если набираемся храбрости клясть что бы то ни было вообще.

«В настоящем общественном строе художники должны управлять народами, художники и мудрецы, потому что они — цвет и глава человечества. Это — естественная и необходимая иерархия. Равенство — это абсурд, нелепость и ужасная вещь. Ведь если все равны, то нет ни контрастов, ни различий, всё однотипно, однотонно. Ведь это — идеал примитивного социализма, когда всё материализуется и все качественные различия становятся только количественными.»

Человеческие сообщества были бы не более просвещёнными, чем сообщества муравьёв, будь они так же обособлены.

Жак-Анри Бернарден де Сен-Пьер

Вряд ли что-нибудь может сравниться с тем радостным возбуждением, которое испытываешь, когда в тебя стреляют, но не попадают. — Любопытно отметить, что эти слова процитировал президент США Рональд Рейган, когда в 1981 году на его жизнь было совершено покушение.

Если хотите, чтобы ваше слово в споре было последним, скажите оппоненту: «Пожалуй, вы правы».

Источник

Афоризмы, цитаты, высказывания великих людей про Общество

Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя.

ЛЕНИН (УЛЬЯНОВ) Владимир Ильич

Неравенство естественным образом приводит к материализации высшего класса, опошлению среднего и озверению низшего.

Ни одна женщина не бывает так ветрена и непостоянна, как общественное мнение.

Чем шестерня меньше, тем больше ей приходится вертеться.

ЖУКОВ Александр Николаевич

Первая проблема родителей — научить детей, как себя вести в приличном обществе; вторая — найти это приличное общество.

Все зависит от окружения. Солнце на небе не столь высокого мнения о себе, как свечка, зажженная в погребе.

Овца и волк по разному понимают слово “свобода”, в этом сущность разногласий, господствующих в человеческом обществе.

Общество, окружающие убавляют душу, а не прибавляют. “Прибавляет” только теснейшая и редкая симпатия, “душа в душу” и “один ум”. Таковых находишь одну две за всю жизнь. В них душа расцветает. И ищи ее. А толпы бегай или осторожно обходи ее.

Бывать в обществе просто скучно. А быть вне общества — уже трагедия.

Общество часто прощает преступника. Но не мечтателя.

Общественное мнение правит людьми.

Каждое общество прежде всего требует взаимного приспособления и принижения, а потому, чем оно больше, тем пошлее. Каждый человек может быть вполне самим собою только пока он одинок. Стало быть, кто не любит одиночества — не любит также и свободы, ибо человек бывает свободен лишь тогда, когда он один. Принуждение есть нераздельный спутник каждого общества; каждое общество требует жертв, которые оказываются тем тяжелее, чем значительнее собственная личность.

Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя.

Творец, даровав человеку локти, приспособил его к жизни в обществе.

Я хочу не такого общества, где бы я не мог делать зла, а такого именно, чтоб я мог делать всякое зло, но не хотел его делать сам.

Творец книги — автор, творец ее судьбы — общество.

Человечество всегда будет наказывать тех немногих, кто обладает особым даром, которого нет у остальных, и поэтому они никогда не признают его настоящим.

Не стоит ориентироваться на общественное мнение. Это не маяк, а блуждающие огни.

Не раз уже отмечено, что те, кто занимается физикой, естественной историей, физиологией или химией, обычно отличаются мягким, уравновешенным и, как правило, жизнерадостным нравом, тогда как авторы сочинений по вопросам политики, законоведения и даже морали — люди угрюмые, склонные к меланхолии и т. д. Объясняется это просто: первые изучают природу, вторые — общество;
первые созерцают создания великого творца, вторые вглядываются в дело рук человека. Следствия не могут не быть разными.

Человек немыслим вне общества.

Удаляясь от условий общества и приближаясь к природе, мы невольно становимся детьми: все приобретенное отпадает от души, и она делается вновь такою, какою была некогда и, верно, будет когда нибудь опять.

Люди приходят в кино, чтобы разделить одну и ту же мечту.

Создает человека природа, но развивает и образует его общество.

Научиться вести себя в обществе — так же мучительно, как научиться кататься на коньках. Единственный способ пережить позор — смеяться над собой вместе со всеми.

Человек не создает общества путем свободного договора: он рождается в недрах общества, и вне общества он не мог бы жить, как человек, ни даже стать человеком, ни мыслить, ни говорить, ни хотеть, ни действовать разумно. Ввиду того что общество формирует и определяет его человеческую сущность, человек находится в такой же абсолютной зависимости от общества, как от самой физической природы, и нет такого великого гения, который всецело был бы свободен от влияния общества.

Человек — это слабое животное существо при своем рождении и по своей природе, тем самым поставленный в необходимость сближения с себе подобными, в совокупности с ними приобретает огромные силы, беспрестанно возрастающие, вследствие чего народы сближаются с народами, люди все более и более толпятся и все человечество стремится к соединению в одно целое, — и этим самым человек решительно разнится от всех животных вообще и от петуха в особенности.

В уединении мы счастливей, чем в обществе. И не потому ли, что наедине с собой мы думаем о предметах неодушевленных, а среди людей — о людях?

Тот, кто желает в одиночку бороться против общественных интересов, должен знать, что погибнет.

Слишком большие достоинства подчас делают человека непригодным для общества: на рынок не ходят с золотыми слитками — там нужна разменная монета, в особенности мелочь.

Семейные интересы почти всегда губят интересы общественные.

Последнее слово всегда остается за общественным мнением.

Учись опускаться до уровня тех, среди которых находишься.

В любом обществе простые люди должны жить наперекор существующему порядку вещей.

Общение облагораживает и возвышает, в обществе человек невольно, без всякого притворства держит себя иначе, чем в одиночестве.

Никакой наукой не составите общества, если нет благородного материала, живой и доброй воли, чтоб жить честно и любовно. Наука укажет выгоды и докажет только, что в честным.

Человек создан, чтобы жить в обществе; разлучите его с ним, изолируйте его — и мысли его спутаются, характер ожесточится, сотни нелепых страстей зародятся в его душе, сумасбродные идеи пустят ростки в его мозгу, как дикий терновник среди пустыря.

Удаление от общества необходимо для правды общественной.

Социальная солидарность является первым человеческим законом, свобода составляет второй закон общества. Оба эти закона взаимно дополняют друг друга и, будучи неотделимы один от другого, составляют сущность человечности.

Мы не в силах пренебречь презрением окружающих: у нас слишком мало самолюбия.

Здоровое общество перенесет даже нездоровую критику.

Объединяйтесь, люди! Смотрите: ноль — это ничто, но два ноля уже кое что значат.

Отдельный человек слаб, как покинутый Робинзон: лишь в сообществе с другими он может сделать многое.

Королей и слуг называют лишь по имени, а не по фамилии. Это две крайние ступени общественной лестницы.

Как человека можно распознать по обществу, в котором он вращается, так о нем можно судить и по языку, которым он выражается.

Не обязано ли общество и государство, — предполагая, что оно богаче и средствами, и мыслями, — помогать достижению всестороннего развития способностей и добрых склонностей ребенка? И эти обязанности общества и государства не делаются ли еще священнее там, где они признают воспитание своей монополией?

Тиран — это смесь трусости, тупости, произвола, безответственности и самовлюбленности. Таким образом, он действительно представляет собой большинство общества.

Нет ничего опаснее в обществе, чем человек без характера.

Двое — трое — это уже Общество. Один станет Богом, другой — дьяволом, один будет вещать с кафедры, другой — болтаться под перекладиной.

Избавляться от недостатков, присущих землякам твоим. Вода приобретает хорошие или дурные свойства от почв, по которым струится, а человек — от края, в котором родится.

Если хочешь поступать честно, принимай в расчет и верь только общественному интересу. Личный интерес часто вводит в заблуждение.

Человек может служить улучшению общественной жизни только в той мере, в какой он в своей жизни исполняет требования своей совести.

Если правильно понятый интерес составляет принцип всей морали, то надо, стало быть, стремиться к тому, чтобы частный интерес отдельного человека совпадал с общечеловеческими интересами.

Общество находит в литературе свою действительную жизнь, возведенную в идеал, приведенную в сознание.

Общество — это лечебница для неизлечимых.

Общественное мнение — страшный трус: оно боится само себя.

Хорошо воспитанные люди не беседуют в обществе ни о погоде, ни о религии.

Общество не может освободить себя, не освободив каждого отдельного человека.

Легкомыслие нашего общества проявляется в том, что оно давно разучилось над собой смеяться.

Высочайший и священнейший интерес общества есть его собственное благосостояние, равно простертое на каждого из его членов.

Если бы не существовало таких точек, в которых сходились бы интересы всех, не могло бы быть и речи о каком бы то ни было обществе.

Общественное мнение — это судебная инстанция такого рода, что порядочному человеку не подобает ни слепо верить его приговорам, ни бесповоротно их отвергать.

Человек часто остается наедине с самим собой, и тогда он нуждается в добродетели; порою он находится в обществе других людей, и тогда он нуждается в добром имени.

В природе каждое явление — запутанный клубок, в обществе каждый человек — камешек в мозаичном узоре. И в мире физическом, и в мире духовном все переплетено, нет ничего беспримесного, ничего обособленного.

Благосостояние общества уменьшается существованием невежественных, безнравственных или ленивых людей в обществе; эти вредные качества в людях могут быть устранены только двумя способами: заботою о том, чтобы каждый человек получал надлежащее воспитание, и обеспечением человека от нужды.

Между цивилизованным обществом и самой кровавой тиранией нет, в сущности, ничего, кроме тончайшего слоя условностей.

Люди, обладающие характером — это совесть общества…

Для блага общества необходимо, чтобы гений имел право подстрекать к бунту, богохульствовать, оскорблять общественное мнение, развращать юные умы — иными словами, шокировать наших тетушек и дядюшек.

Человек создан для общества. Он не способен и не имеет мужества жить один.

Люди вместе могут совершить то, чего не в силах сделать в одиночку; единение умов и рук, сосредоточение их сил может стать почти всемогущим.

Только в коллективе существуют для каждого индивида средства, дающие ему возможность всестороннего развития своих задатков, и, следовательно, только в коллективе возможна личная свобода.

Человеческая сущность природы существует только для общественного человека: ибо только в обществе природа является для человека звеном, связывающим человека с человеком…

Созидается общество началами нравственными.

Общество нужно изучать по людям и людей по обществу: кто захочет изучать отдельно политику и мораль, тот ничего не поймет ни в той, ни в другой.

Все формы организации общества, как хорошие, так и дурные, имеют одну и ту же первоначальную основу, которую следует иметь в виду при каком бы то ни было изменении этой организации. Эта основа — человеческие страсти. Под страстью не следует понимать просто порочное влечение к чему — нибудь, а вообще всякое страстное желание, жажду, помыслы, стремления, надежды и потребности человека.

Добродетель и порок, моральное добро и зло — во всех странах определяются тем, полезно или вредно данное явление для общества.

Мы не можем жить только для себя. Тысячи нитей соединяют нас с другими людьми; и через эти нити, эту симпатическую связь, наши действия становятся причинами и возвращаются к нам как следствия.

Именно смешные повадки людей делают жизнь приятной и связывают общество воедино.

Общество производит плутов, а образование делает одних плутов умнее, чем другие.

Все достойное уважения совершено в уединении, то есть вдали от общества.

Общество всегда должно требовать от своих членов чуть больше, чем они могут дать.

Общество несравненно более дичает от систематического применения карательных мер, нежели от эпизодически совершаемых преступлений.

Каждый рассуждает об общественном мнении и действует от имени общественного мнения, то есть от имени мнения всех минус его собственное.

Общественность покупает свои мнения так же, как покупают мясо и молоко: ведь это дешевле, чем держать собственную корову. Беда лишь в том, что это молоко состоит в основном из воды.

Общество можно считать тоталитарным, когда все его структуры становятся вопиюще искусственными, то есть когда правящий класс утратил свое назначение, однако цепляется за власть силой или мошенничеством.

Быть человеком в человеческом обществе вовсе не тяжкая обязанность, а простое развитие внутренней потребности; никто не говорит, что на пчеле лежит священный долг делать мед, она его делает, потому что она пчела.

Первый, кто, огородив участок земли, придумал заявить: “Это мое!” и нашел людей достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем гражданского общества. От скольких преступлений, войн, убийств, несчастий и ужасов уберег бы род человеческий тот, кто, выдернув колья или засыпав ров, крикнул бы себе подобным: “Остерегитесь слушать этого обманщика; вы погибли, если забудете, что плоды земли — для всех, а сама она — ничья!”

Человек предназначен для жизни в обществе; он должен жить в обществе; он не полный, законченный человек и противоречит самому себе, если он живет изолированно.

Некоторые авторы настолько смешали понятия “общество” и “правительство”, что между ними не осталось никакого или почти никакого различия; между тем это вещи не только разные, но и разного происхождения. Общество создается нашими потребностями, а правительство — нашими пороками; первое способствует нашему счастью положительно, объединяя наши благие порывы, второе же — отрицательно, обуздывая наши пороки; одно поощряет сближение, другое порождает рознь. Первое — это защитник, второе — каратель.

Ни один человек, который привносит что то в материальное, интеллектуальное и нравственное благосостояние того общества, в котором он обитает, никогда не остается долгое время невознагражденным.

Общество живет признанными истинами.

Быть рабом или быть гражданином — это общественные определения, отношения человека А к человеку В. Человек А как таковой — не раб. Он — раб в обществе и посредством общества.

Общество есть законченное сущностное единство человека с природой, подлинное воскресение природы, осуществленный натурализм человека и осуществленный гуманизм природы.

Я бы хотел жить в обществе, которое пользуется поддержкой власти.

Общественное мнение не терпит резких изменений.

Люди добрые, умные, жалостливые, собравшись вместе, становятся гораздо хуже. Отсутствие чувства личной ответственности пробуждает дурные инстинкты. Боязнь показаться смешным лишает их доброты.

Не надо осмеивать общеуважаемые мнения, вы этим только оскорбляете людей, но не убеждаете их.

Внеобщественный человек не может иметь морали.

К тому времени, как мы созреваем для общества, нам становятся видны все его отрицательные стороны.

Единственным состоянием людей до образования общества была война, и не только война в обыкновенном ее виде, но война всех — против всех.

Жизнь есть счастье только тогда, когда человек может вполне и свободно пользоваться своими силами в расширяющемся направлении, и самая полная и всесторонняя жизнь есть самая счастливая жизнь. А всесторонняя жизнь — только общественная.

Человек любит общество, будь это даже общество одиноко горящей свечки.

Жизнь общества управляется законами, не зависящими ни от чьего произвола.

Секрет успеха в обществе прост: нужна известная сердечность, нужно расположение к другим.

Монастырь — это темница, куда ввергают тех, кого общество выбросило за борт.

В тот самый момент, когда зло перестало бы существовать, общество должно было бы прийти в упадок.

Причина, побуждающая чувствующую душу бежать от общества, заключается в стремлении обрести общество.

Постигая зло, заложенное в природе, преисполняешься презрения к смерти; постигая пороки общества, научаешься презирать жизнь.

Стоит ли исправлять человека, чьи пороки невыносимы для общества? Не проще ли излечить от слабодушия тех, кто его терпит?

Человеку, взятому в отдельности, почти ничего невозможно совершить, но все возможно совершить в обществе и обществом.

Нет достоинства при отсутствии ясных и четких понятий общего блага.

Общество деградирует, если не получает импульсов от отдельных личностей; импульс деградирует, если не получает сочуствия от всего общества.

Общество чрезвычайно способствует развитию нашего воображения. Фантазии наши расцветают за столом столь же пышно, как цветы на хорошо взрыхленной клумбе.

Общество в любом своем состоянии есть благо, правительство же и самое лучшее есть лишь необходимое зло, а в худшем случае — зло нестерпимое…

Прежде всего следует избегать того, чтобы снова противопоставлять “общество”, как абстракцию, индивиду. Индивид есть общественное существо. Поэтому всякое проявление его жизни — даже если оно и не выступает в непосредственной форме коллективного… является проявлением и утверждением общественной жизни.

Как бы ни была богата и роскошна внутренняя жизнь человека, каким бы горячим ключом ни била она вовне, — она не полна, если не усвоит в свое содержание интересов внешнего ей мира, общества и человечества.

Бывают времена, когда нет мнения зловреднее, чем общественное мнение.

Добродетели общества пороки святого.

Мудр тот, кто идет за веком вместе с обществом; а кто стремится вернуться назад… тот безумец.

Грубость стародумовского общества измеряется необходимостью доказывать материальную пользу добродетели.

Как общество рассуждает, так им и управляют. Его право — говорить глупости, право министров — делать глупости.

Нельзя не проникнуться мелочностью воли тому, кто живет в обществе, не имеющем никаких стремлений, кроме мелких житейских расчетов.

Социальная испорченность принимает окраску той социальной среды, где она развивается.

Общество признает и уважает только те достоинства, которые доказаны на деле. Кто хочет точно знать, чего он стоит, может узнать это только от народа и, следовательно, должен отдать себя на его суд.

Это такое общественное устройство, при котором достойнейшие люди, истинная ценность которых наиболее велика, располагают наибольшей возможностью достичь высшего положения независимо от того, куда их поместила случайность рождения.

Единственная сила, способная умерять индивидуальный эгоизм, — это сила группы.

Мораль, стоящая выше классовых противоположностей и всяких воспоминаний о них, действительно человеческая мораль, станет возможной лишь на такой ступени развития общества, когда противоположность классов будет не только преодолена, но и забыта в жизненной практике.

Кто в силу таинственной власти и необходимости, орудием которой служат все вещи, допускает, что все события жизни, хотя и совершаются по внешним, независящим от нас причинам, все же могут быть рассматриваемы как осуществленные лишь ради нас и по отношению к нам (подобно собственным нашим сновидениям), — тому уже нетрудно отнести это и к тому, что, не касаясь нас на деле, совершается вне нас, т. е. к приметам.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector