Общины как формы самоуправления

woman 2564660 1920 Советы на день

Общинные формы самоуправления

Крестьянская община, будучи замкнутой самоорганизующейся социальной системой, с догосударственных времен была основой, на которой базировалась государственная политика на протяжении многих веков.

Являясь непосредственно корневым устоем общественной жизни, общинное самоуправление оказалось поразительно устойчивым системным элементом российской государственности.

На протяжении многих веков жизнь подавляющего большинства населения самого крупного государства мира определялась крестьянской поземельной общиной, которая вобрала в себя опыт сотен поколений. Без коллектива крестьянская семья не могла бы выжить в суровых условиях, особенно в ранний период существования Российского государства. Вся практическая деятельность общины строилась на принципах соборности. Такие ее особенности, как народность, коллективизм и жизнестойкость, сформировали основные черты русского национального характера.

Освобождение крестьян, устранение полицейской опеки над ними, перевод из разряда крепостных в разряд податных сословий, сохранение и развитие круговой поруки на фоне организации общественного крестьянского самоуправления создавали иллюзию общинного пути развития как самобытной почвенной перспективы России.

В многонаселенных общинах созывался большой, или общий, сельский сход (как правило, два раза в год). Малые сходы представляли интересы небольшой группы дворов и созывались по мере надобности.

Правом решающего голоса обладал крестьянин-домохозяин. Зачастую большую патриархальную семью, состоящую из трех и более поколений, представлял с правом решающего голоса только один «большак». Женщины правом голоса обладали не повсеместно. Зачастую они не допускались на сходы.

Демократической чертой сходов было стремление достичь решения не механическим большинством, а единогласием.

По определению С.Ю. Витте, именно общинное, земское и сословное самоуправление являлись фундаментом российской государственности*(99). Это мнение относится к периоду Российской империи.

Роль крестьянской общины признается и для становления социалистической государственности. В частности, академик Ю.С. Кукушкин полагает, что крестьянские общинные традиции дали новый сплав, из которого были созданы Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов*(100).

Накануне Октябрьской революции в Положении о Советах крестьянских депутатов, принятом на Первом Всероссийском съезде Советов крестьянских депутатов, состоявшемся в мае 1917 г., общины, как однотипные с сельскими Советами организации, вписывались в общегосударственную систему крестьянских Советов, выполняя функции ее низовых организаций. Делегаты съезда не отделяли общины от Советов неприступной стеной. Наоборот, они подчеркивали родовую близость этих институтов и возможность их взаимозаменяемости*(101).

Объясняя происхождение новой власти в России, князь В.Н. Львов заявил, что «Совет есть осколок общинного управления и поэтому понятен народу». Развивая этот тезис, он продолжил: «Таким образом Советская власть есть национальная революционная власть, созданная самим русским народом»*(102).

Высокая жизнеспособность общин, их устойчивость, сохранение своего значения в различных общественно-экономических формациях объясняется исключительными историческими обстоятельствами.

Общинная демократия и в наши дни способна наиболее полно реализовывать формы непосредственного (прямого) народовластия, обеспечивать защиту реальных местных интересов населения малых пространств; в определенной мере на ней основывается современная реформа местного самоуправления, встроенного во властные вертикали. Сельские сходы и собрания жителей городских микрорайонов являются конституционно-правовым институтом местного самоуправления, отраженным в Федеральном законе 2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Источник

Общинное местное самоуправоение

Зарождение общинного местного самоуправления, его экономическая и территориальная основы. Общая характеристика ключевых форм осуществления местного общинного самоуправления. Его компетенция и особенности соотношения с центральной властью в государстве.

Рубрика Государство и право
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 16.12.2011
Размер файла 16,0 K

ba

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

1 Зарождение общинного местного самоуправления

2 Экономическая и территориальная основы общинного самоуправления

3 Формы осуществления местного общинного самоуправления

4 Компетенция местного общинного самоуправления

5 Соотношение местного общинного самоуправления с центральной властью

1 ЗАРОЖДЕНИЕ ОБЩИННОГО МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ

Историю местного самоуправления на территории нашей страны можно разделить на два длительных по времени периода.

Первый период охватывает время становления и развития общинного строя у славян, объединения производственных общин в союзы общин и городские поселения, разделения власти на центральную и местную.

Второй период связан с образованием и развитием государства и принятием Христианства на Руси.

Следует заметить, что самоуправление вообще существовало у древних славян еще при родовом устройстве. Местное же самоуправление зарождается, когда появляются союзы общин, объединившиеся на основе экономических и политических интересов, на определенной территории и образовавшие вертикальное соподчинение власти, например, в Греции, Риме, Сербии и т. д. Впервые правовое оформление оно получило в Риме в 1 веке до нашей эры. У славян община зарождается со времен разложения родового строя и переселения их с побережья Дуная на русские земли. Славяне стали переселяться с Дуная тогда, когда их родовой быт был сильно потрясен и даже расстроен Римлянами и Греками, которые постепенно занимали их земли, строили там свои города. Переселение происходило по принуждению. Близкое и продолжительное соседство славян с греками и римлянами на Дунае развило в них потребность общественного устройства.

И.Д. Беляев утверждает, что «славяне уже пришли на Русь, находясь в известной степени развития», что «общественное устройство у них не было родовое, а общинное». Общины же представляли собой по сущности и форме самоуправляющиеся единицы, которые формировались самим народом. В.Д. Иванов считает, что у славян община была формой только территориальной организации. С этим нельзя, по-видимому, согласиться, учитывая процесс становления территориальной общины. Об этом будет сказано несколько позднее. К.С. Аксаков доказывает, что община постоянно была основой русского общественного устройства. Соседство с Римом, Грецией, Сербией, где самоуправление в виде общин появилось и действовало значительно раньше, безусловно, оказало влияние на славянские племена. О влиянии Греции и Рима на славянские народы замечает С.М. Соловьев.

Таким образом, общины как самоуправляющиеся единицы, по утверждению русских ученых, появились в результате разложения родового строя и переселения славян с побережья Дуная. В основу формирования общинного самоуправления были положены производственный и территориальный факторы.

2 ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ОСНОВЫ ОБЩИННОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ

Объединение славян в общины было обусловлено экономическими интересамии стремлением организовать защиту от нападения неприятеля.

Следует обратить внимание на то, что в основу деятельности общин было положено производственное, трудовое начало. Люди осознавали, что без создания продукта или товара первой необходимости, без приобретения его путем промысла, без строительства жилья существование невозможно.

Изначально община имела не столько территориальный признак, сколько производственный. Затем развитие производственных общин, как форм самоуправления, постепенно приводит их к свободному объединению по интересам на определенной компактной территории. Такова, например, эволюция купеческих общин, объединявших в одно целое людей различных племен. Купцы составляли свои общины (сотни), которые имели своих выборных старост (сотских) и жили улицами или слободами.

Свои общины имели черные люди, к которым относились ремесленники и разнорабочие, земледельцы и сельские промышленники, а также торговцы, не записанные в купеческие общины. Черные люди в городах жили также по интересам улицами, в селах на зелях общин, объединенных смежными экономическими интересами.

Развитие собственного общинного производства подтверждается широкими внешнеэкономическими связями славян с народами других стран. Производственные товары и продукты славянские купцы доставляли в Византию, Болгарию, Литву, Грецию и т. д. О торговле Кривичей с Византией свидетельствует Император Константин Порфирородный, писатель Х века. Он отмечает, что в Константинополь ежегодно приходили купеческие лодки из Смоленска в июне месяце, или около этого времени. О торговле славян воском, медом, мехами, кожами, железом детально рассказывает Валентин Иванов.

Объединение людей на производственной основе по интересам стало отправной точкой зарождения производственного общинного самоуправления. Следует заметить, что с развитием производства совершенствовалось и общинное управление, улучшался быт и жизнь людей, повышался уровень цивилизации. Конечно же, это измерялось не годами, а целыми столетиями.

Наиболее распространенной на Руси была сельская община. Но, со временем жизнь потребовала формирования городских общин. Это, по-видимому, диктовалось нарастающим процессом разделения труда и необходимостью обеспечения защиты от неприятеля.

Переселение в чужую землю, занятую финскими и латышскими племенами заставило славян строить города и жить общинами.

Уличи и Тиверцы, жившие по побережью Черного моря, от нижнего Дуная до Днепра, по утверждению баварского географа, относящегося ко второй половине IX века, построили соответственно 318 и 148 городов. Города имели также Дулебы, Волыняне, Древляне, Поляне, Северяне, Кривичи, Новгородцы, Половцы. То есть общинное устройство имело широкое распространение на Руси до 988 года. Б.А. Рыбаков утверждает, что города появились на Руси в VII и VIII веках. Ключевский считает, что они появились в VIII веке. Сами общины представляли собой такую форму осуществления власти и управления, которая по организации, структуре, форме и содержанию представляла ячейку самоуправления.

Структура местного самоуправления в данный период носила производственно-территориальный характер. Производственные, купеческие общины, общины черных людей, сформированные на основе экономических интересов, размещались в различных частях города.

В Новгороде и Пскове в качестве таких частей были концы и улицы. Другие города и пригороды имели только уличное деление. В более поздние времена части территориальных общин стали называться в зависимости от того, какой вид деятельности был сконцентрирован на данной компактной территории. Например, в Новгороде были Гончарский конец и Плотницкий конец, являвшиеся административными единицами. Это свидетельствует о том, что здесь концентрировалось развитие ремесленного и строительного дела.

Итак, местное самоуправление проявлялось в форме производственных и территориальных обпин. Говоря о производственно-территориальном характере общин, Б. Чичерин замечает, что община это корпорация, составленная из корпораций различного характера по интересам. С одной стороны, в Новгороде существовали территориальные общины: концы, улицы, с другой стороны, «сословные союзы суть ремесленные цехи, купеческие гильдии или товарищества». Все люди, объединившиеся в общины на основе трудовой деятельности, собственности и несения повинностей, принимали непосредственное участие в управлении общественными делами. Они были зависимы от общества, организуясь в определенные формы. Коркунов К.М. считает, что организация самоуправления устанавливает зависимость от общества. История общинного самоуправления подтверждает это. Участие в управлении принимали только члены общин.

3 ФОРМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ МЕСТНОГО ОБЩИННОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ

общинный местный самоуправоение

Местное самоуправление существовало в форме непосредственной и представительной демократии. Самоуправление производственных, территориальных общин проявлялось в том, что большинству из них была присуща вечевая форма управления.

О наличии общинного местного самоуправления в пригородах у Кривичей и Смолян по их главному городу свидетельствует Нестор. Он говорит, что Смольняне, также как и Новгородцы, управлялись в древности вечем и, что вече старшего города Смоленска было руководителем всех кривских пригородов. Это утверждение свидетельствует о наличии вече в пригородах как формы местного самоуправления, которое зависело от общего городского вече. Подобным образом вече действовало в древнем Полоцке, о чем свидетельствует запись Нестора.

Город выступал в роли политического центра, определявшего основную стратегическую линию по всем направлениям, которую должны были выполнять пригороды, представлявшие собой местное общинное самоуправление с относительной самостоятельностью. Общегородское вече представляло собой совокупность представителей производственных общин.

Производственная, корпоративная связь, образующая крепкие союзы из самостоятельных общин, послужила основой формирования центрального представительства, то есть местное общинное самоуправление переросло в народное представительство на уровне городов и земель. Такая форма построения центральной власти придавала ей экономическую и политическую значимость, ибо власть опиралась на производство и собственность.

А. Васильчиков, оценивая роль самоуправления, делает следующий вывод: «справедливо и верно, что самоуправление, при постепенном и благоразумном развитии, ведет неминуемо к народному представительству; и как ручьи, следуя естественному склону почвы, сливаются в реки и моря, так отдельные местные учреждения, следуя естественному ходу событий, стекаются в общие представительные собрания».

В данный период, можно сказать, уже сложилась своеобразная модель местного самоуправления в виде форм непосредственной и представительной демократии. Вече и сходки, в которых принимали участие все жители тех или иных частей города или пригорода, состоявшие в общинах, можно вполне назвать формой непосредственной демократии.

Выборных должностных лиц, избираемых на вече, можно отнести к форме представительной демократии. В то же время выборные должностные лица, например, старосты, осуществляли функции исполнительных органов, то есть они выступали в качестве представительного и в качестве исполнительного органа местного самоуправления.

Немаловажным признаком наличия местного самоуправления в городах является, на наш взгляд, образование на посадских улицах отдельных общин. Члены этих общин назывались уличанами и имели своих выборных уличанских старост. У них были даже свои уличанские суды, сходки и веча.

4 КОМПЕТЕНЦИЯ МЕСТНОГО ОБЩИННОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ

Уже в тот далекий от нас исторический период в реальной жизни сложились элементы понятия компетенции самоуправляющихся общин.

Компетенция осуществлялась общинами через вече и избираемые ими органы посредством реализации прав и обязанностей применительно к определенным предметам ведения, например, старостам.

Посадские и тысяцкие относились к исполнительной власти. Посадники Новгорода, принимали участие в суде, вели непосредственно переговоры с соседними государствами. Тысяцкие в Новгороде регулировали торговлю, были судьями по торговым делам.

Мы видим, что старший город решал общегосударственные проблемы с помощью непосредственной формы демократии, которой являлось вече, и с помощью выборных должностных лиц, представлявших исполнительную власть.

Что же касается вече улиц, отдельных профессиональных общин, пригородов и их выборных должностных лиц, то они решали задачи на основе решений вышестоящего, общегородского вече, приближенного к нуждам и потребностям местных жителей.

Сюда, по-видимому, относились вопросы организации сбора налогов, обработки земли, производства различного рода продуктов и товаров, развития ремесла и промыслового дела, обустройство территорий и т.д.

К компетенции вече общин, улиц, пригородов были также отнесены вопросы избрания своих старост и других выборных должностных лиц. В ряде случаев местное вече осуществляло судебные функции, как суд первой инстанции.

Кроме того, следует заметить, что в связи с тем, что все-таки вече избирало своих старост, оно определяло и круг их полномочий. Такими полномочиями были: участие старост в общегородском вече, право старост представлять других участников в общегородском вече.

Старосты и другие выборные лица осуществляли экономические функции и оперативное управление делами местного значения, собирали народ на вече, вели вече, организовывали работу общин, представляли их интересы в различных отношениях, вплоть до заключения международных договоров.

Правовую основу организации и деятельности местного самоуправления составляли решения вече старшего города, а также принимаемые на их основе собственные решения вече частей города, улиц, пригородов, отдельных общин. Местное нормотворчество не должно было противоречить решениям, принимаемым на вече старшего города. Центральным актом, в какой-то мере регулирующим правовое положение местного самоуправления, является Договор князя Игоря с Греками от 945 года.

Первое указание этого договора касается значения земщины на Руси. На первой странице договора встречается целый ряд имен послов, отправленных в Грецию для заключения договора. Здесь, кроме послов от Игоря, от сына его Святослава, от княгини Ольги встречаются имена послов от какой-то славянки Предславы, от дружинников и от купцов. То есть здесь мы встречаем представителей общин, как самоуправляющихся единиц.

Конечно же, наличие тех или иных полномочий и их реализация связаны с материальной базой общинного самоуправления. Б. Чичерин считал, что выгоды, т. е. положение членов общины зависят от ее имущественного состояния. По его утверждению, как частная корпорация, община имела свое имущество, свое хозяйство, свой бюджет, улицы, дороги, водные пути, здания. Она владела также землей. По существу дела, общине принадлежало имущество, предназначенное для общественных потребностей. Наличие имущества, как раз и являлось основой властных полномочий общины, с помощью которых она осуществляла свои функции.

Б. Чичерин рассматривал общину как местный союз в отношении к своим членам, как юридическое лицо, владеющее имуществом, как центр управления.

То есть уже в данный период местное самоуправление в форме общины располагало всеми необходимыми признаками экономической и юридической самостоятельности.

5 СООТНОШЕНИЕ МЕСТНОГО ОБЩИННОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ С ЦЕНТРАЛЬНОЙ ВЛАСТЬЮ

Важнейшим вопросом, имеющим актуальное значение на протяжении всех периодов развития местного самоуправления является вопрос о его взаимоотношении с центральной властью.

В данный период взаимоотношения строились, судя по утверждению Нестора, по принципу подчиненности пригородов старшим городам, являвшимися политическими центрами. Нестор говорит следующее: «Новгородцы бо изначала и Смоляне и Кыне, яко же на думу, на вече сходятся, и на чем старшие сдумают на том и пригороды станут». Из этого вытекает, что решения, принимаемые на вече старшего города, являлись законом обязательным к исполнению воли, в том числе вече, должностными лицами и органами местного самоуправления пригородов, улиц, общин и т. д.

В Новгородской земле, где вече сильно ограничивало княжескую власть, князь в меньшей степени мог влиять на местные органы. У него фактически отсутствовало право на собственность, на осуществление действенных финансовых и налоговых операций. Даже старосты, которые избирались уличанскими, пригородными вече, фактически не подчинялись князю. Они подчинялись решениям вече старшего города и тех вече, которые их избрали. Это свидетельствует о большой значимости и действенности народной власти в лице вече и избираемых им должностных лиц.

Земщина вполне могла воздействовать на князя и заставить его выполнять определенные задачи. Так, например, киевская земщина заставила князя Святослава отказаться от похода в Дунайскую Болгарию, когда в его отсутствие на Киев напали печенеги. И Святослав выполнил указание земщины.

Взаимодействие с центральной властью состояло и в том, что в состав общегородского вече обязательно входили представители частей старшего города, улиц, общин, пригородов. Подобная форма, судя по источникам русского права, а также по выводам ряда юристов и историков, была достаточно распространенной на Руси.

Такой подход к формированию высшего законодательного органа, каким являлось вече старшего города, объединяло интересы людей, как в политическом, так и в экономическом смысле.

В конечном итоге это стало одним из важных шагов к формированию государственности. Вначале славяне объединялись вокруг городов, затем города стали тяготеть к более крупным политическим центрам. Объединение крупных городов с их пригородами как раз и составило в итоге то, что называется государством.

Применительно к данному периоду самоуправление можно определить как непосредственное участие народа в местном внутреннем управлении, организованном на уровне общин, улиц, частей города, пригородов, базирующееся на основе собственного производства, собственности, выборности должностных лиц, зависимости от решений центральной представительной власти по определенному кругу вопросов, самостоятельности в решении задач местного значения.

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Правовые основы организации местного самоуправления. Основные теории о сущности, природе и системе местного самоуправления, его основные принципы и функции. Особенности организационных форм осуществления местного самоуправления (общая характеристика).

реферат [49,6 K], добавлен 29.05.2015

Понятие, функции и принципы местного самоуправления. История становления местного самоуправления в Росси. Система и полномочия органов муниципальной власти. Правовая, территориальная и организационная и экономическая основа местного самоуправления.

курсовая работа [61,4 K], добавлен 16.02.2011

Понятие и принципы местного самоуправления. Правовые основы местного самоуправления. Территориальные основы местного самоуправления. Финансово-экономические основы местного самоуправления. Ответственность местного самоуправления.

курсовая работа [35,7 K], добавлен 23.08.2007

История местного самоуправления. Этапы формирования местного самоуправления в России. Понятия и принципы местного самоуправления. Предметы ведения и структура местного самоуправления. Формы осуществления, правовые акты, гарантии местного самоуправления.

реферат [52,6 K], добавлен 15.01.2011

Основные теории местного самоуправления. Общая характеристика и основные принципы местного самоуправления. Системы местного самоуправления за рубежом. Экономическая основа местного самоуправления в Российской Федерации. Глава муниципального образования.

курсовая работа [69,8 K], добавлен 05.08.2010

Понятие местного самоуправления как одной из форм реализации народом принадлежащей ему власти. История возникновения и развития местного самоуправления в России. Формы участия и непосредственного осуществления населением местного самоуправления.

контрольная работа [23,7 K], добавлен 23.08.2010

Территориальные основы местного самоуправления и их место в системе органов местного самоуправления. Вопросы реформирования территориальной организации местного самоуправления. Реализация новых принципов территориальной организации в Тюменской области.

дипломная работа [102,8 K], добавлен 02.06.2010

Источник

История местного самоуправления в России

Местное самоуправление Древней Руси

Зарождение общинного местного самоуправления. Историю местного самоуправления на территории нашей страны можно разделить на два длительных по времени периода.

Первый период охватывает время становления и развития общинного строя у славян, объединения производственных общин в союзы общин и городские поселения, разделения власти на центральную и местную.

Второй период связан с образованием и развитием государства и принятием христианства на Руси.

Таким образом, общины как самоуправляющиеся единицы, по утверждению русских ученых, появились в результате разложения родового строя и переселения славян с побережья Дуная. В основу формирования общинного самоуправления были положены производственный и территориальный факторы.

Экономическая и территориальная основы общинного самоуправления. Объединение славян в общины было обусловлено экономическими интересами и стремлением организовать защиту от нападения неприятеля.

Следует обратить внимание на то, что в основу деятельности общин было положено производственное, трудовое начало. Люди осознавали, что без создания продукта или товара первой необходимости, без приобретения его путем промысла, без строительства жилья существование невозможно.

Изначально община имела не столько территориальный признак, сколько производственный. Затем развитие производственных общин как форм самоуправления постепенно приводит их к свободному объединению по интересам на определенной компактной территории. Такова, например, эволюция купеческих общин, объединявших в одно целое людей различных племен. Купцы составляли свои общины (сотни), которые имели своих выборных старост (сотских) и жили улицами или слободами.

Свои общины имели «черные люди», к которым относились ремесленники и разнорабочие, земледельцы и сельские промышленники, а также торговцы, не записанные в купеческие общины. «Черные люди» в городах жили также по интересам улицами, в селах на землях общин, объединенных смежными экономическими интересами.

Объединение людей на производственной основе по интересам стало отправной точкой зарождения производственного общинного самоуправления. С развитием производства совершенствовалось и общинное управление, улучшались быт и жизнь людей, повышался уровень цивилизации. Конечно же, это измерялось не годами, а целыми столетиями.

Наиболее распространенной на Руси была сельская община. Но со временем жизнь потребовала формирования городских общин. Это, по-видимому, диктовалось нарастающим процессом разделения труда и необходимостью обеспечения защиты от неприятеля.

Переселение в чужую землю, занятую финскими и латышскими племенами, заставило славян строить города и жить общинами.

Сами общины представляли собой такую форму осуществления власти и управления, которая по организации, структуре, форме и содержанию представляла ячейку самоуправления.

Структура местного самоуправления в данный период носила производственно-территориальный характер. Производственные, купеческие общины, общины «черных людей», сформированные на основе экономических интересов, размещались в различных частях города.

В Новгороде и Пскове в качестве таких частей были концы и улицы. Другие города и пригороды имели только уличное деление.

В более поздние времена части территориальных общин стали называться в зависимости от того, какой вид деятельности был сконцентрирован на данной компактной территории. Например, в Новгороде были Гончарский конец и Плотницкий конец, являвшиеся административными единицами. Это свидетельствует о том, что здесь концентрировалось развитие ремесленного и строительного дел.

Формы осуществления местного общинного самоуправления. Местное самоуправление существовало в форме непосредственной и представительной демократии. Самоуправление производственных, территориальных общин проявлялось в том, что большинству из них была присуща вечевая форма управления.

Город выступал в роли политического центра, определявшего основную стратегическую линию по всем направлениям, которую должны были выполнять пригороды, представлявшие собой местное общинное самоуправление с относительной самостоятельностью. Общегородское вече представляло собой совокупность представителей производственных общин.

Производственная, корпоративная связь, образующая крепкие союзы из самостоятельных общин, послужила основой формирования центрального представительства, т. е. местное общинное самоуправление переросло в народное представительство на уровне городов и земель. Такая форма построения центральной власти придавала ей экономическую и политическую значимость, ибо власть опиралась на производство и собственность.

В данный период, можно сказать, уже сложилась своеобразная модель местного самоуправления в виде форм непосредственной и представительной демократии. Вече и сходки, в которых принимали участие все жители тех или иных частей города или пригорода, состоявшие в общинах, можно вполне назвать формой непосредственной демократии.

Выборных должностных лиц, избираемых на вече, можно отнести к форме представительной демократии. В то же время выборные должностные лица, например, старосты, осуществляли функции исполнительных органов, т. е. они выступали в качестве представительного и в качестве исполнительного органа местного самоуправления.

Компетенция местного общинного самоуправления. Уже в тот далекий от нас исторический период в реальной жизни сложились элементы понятия компетенции самоуправляющихся общин.

Компетенция осуществлялась общинами через вече и избираемые ими органы посредством реализации прав и обязанностей применительно к определенным предметам ведения.

С. В. Юшков, характеризуя новгородское вече по источникам права, отмечает, что «вече, прежде всего, было законодательным органом». Оно выбирало, сменяло должностных лиц и, следовательно, осуществляло высший контроль за ними. Вместе с тем вече ведало финансами: устанавливало налоги и производило их раскладку. Оно ведало и внешней политикой – объявляло войну и заключало мир. Вече, кроме того, обладало высшей судебной властью.

Мы видим, что старший город решал общегосударственные проблемы с помощью непосредственной формы демократии, которой являлось вече, и с помощью выборных должностных лиц, представлявших исполнительную власть.

Что же касается вече улиц, отдельных профессиональных общин, пригородов и их выборных должностных лиц, то они решали задачи на основе решений вышестоящего, общегородского вече, приближенного к нуждам и потребностям местных жителей.

Сюда, по-видимому, относились вопросы организации сбора налогов, обработки земли, производства различного рода продуктов и товаров, развития ремесла и промыслового дела, обустройство территорий и т. д.

К компетенции вече общин, улиц, пригородов были также отнесены вопросы избрания своих старост и других выборных должностных лиц. В ряде случаев местное вече осуществляло судебные функции как суд первой инстанции.

Кроме того, в связи с тем, что все-таки вече избирало своих старост, оно определяло и круг их полномочий. Такими полномочиями были: участие старост в общегородском вече, право старост представлять других участников в общегородском вече.

Старосты и другие выборные лица осуществляли экономические функции и оперативное управление делами местного значения, собирали народ на вече, вели вече, организовывали работу общин, представляли их интересы в различных отношениях, вплоть до заключения международных договоров.

Правовую основу организации и деятельности местного самоуправления составляли решения вече старшего города, а также принимаемые на их основе собственные решения вече частей города, улиц, пригородов, отдельных общин. Местное нормотворчество не должно было противоречить решениям, принимаемым на вече старшего города. Центральным актом, в какой-то мере регулирующим правовое положение местного самоуправления, является Договор князя Игоря с греками от 945 года.

Соотношение местного общинного самоуправления с центральной властью. Важнейшим вопросом, имеющим актуальное значение на протяжении всех периодов развития местного самоуправления, является вопрос о его взаимоотношении с центральной властью.

В данный период взаимоотношения строились, судя по утверждению Нестора, по принципу подчиненности пригородов старшим городам, являвшимся политическими центрами. Из вышеуказанного выражения Нестора: «Новгородцы бо изначала, и Смоляне, и Кияне и вся власти, яко же на думу на вече сходятся, и на чем старшие сдумают, на том и пригороды станут» вытекает, что решения, принимаемые на вече старшего города, являлись законом, обязательным к исполнению воли, в том числе вече, должностными лицами и органами местного самоуправления пригородов, улиц, общин и т. д.

В Новгородской земле, где вече сильно ограничивало княжескую власть, князь в меньшей степени мог влиять на местные органы. У него фактически отсутствовало право на собственность, на осуществление действенных финансовых и налоговых операций. Даже старосты, которые избирались уличанскими, пригородными вече, фактически не подчинялись князю. Они подчинялись решениям вече старшего города и тех вече, которые их избрали. Это свидетельствует о большой значимости и действенности народной власти в лице вече и избираемых им должностных лиц.

Взаимодействие с центральной властью состояло и в том, что в состав общегородского вече обязательно входили представители частей старшего города, улиц, общин, пригородов. Подобная форма, судя по источникам русского права, а также по выводам ряда юристов и историков, была достаточно распространенной на Руси.

Такой подход к формированию высшего законодательного органа, каким являлось вече старшего города, объединял интересы людей как в политическом, так и в экономическом смысле.

В итоге это стало одним из важных шагов к формированию государственности. Вначале славяне объединялись вокруг городов, затем города стали тяготеть к более крупным политическим центрам. Объединение крупных городов с их пригородами как раз и составило в итоге то, что называется государством.

Применительно к данному периоду самоуправление можно определить как непосредственное участие народа в местном внутреннем управлении, организованном на уровне общин, улиц, частей города, пригородов, базирующееся на основе собственного производства, собственности, выборности должностных лиц, зависимости от решений центральной представительной власти по определенному кругу вопросов, самостоятельности в решении задач местного значения.

Развитие местного самоуправления после принятия христианства

Принятие в 988 г. христианства оказало ощутимое влияние на русское общество. С введением христианства к прежним элементам – славянскому и варяжскому – присоединился новый элемент – византийский в лице христианской церкви и духовенства, пришедших на Русь из Византии.

С появлением христианской веры расширяется круг субъектов самоуправления. Наряду с производственными и территориальными общинами у славянских народов появляется монастырское и церковное самоуправление, сочетающее в себе производственно-территориальный принцип построения.

Территориальной основой местного общинного самоуправления являлись младшие города, пригороды, селения, волости, погосты.

Городами тогда назывались те главные крупные общины, к которым примыкали мелкие общины. Они делились на старшие города и пригороды и имели внутреннее административно-территориальное деление, обусловленное производственным фактором.

Своеобразным было административное устройство Пскова. В административном отношении город Псков делился на шесть концов, или районов. Концы делились на улицы. Остальная территория Псковской земли делилась на 12 пригородов. Пригороды подчинялись кончанским органам власти. К каждому концу прикреплялось по два пригорода.

Сельские общины Руси делились на села и починки, а несколько сел и починков, состоявших друг с другом в связи, составляли новые центры, подчиненные городам, и назывались волостями.

Экономическую основу местного самоуправления составляли различные общины по роду занятий. Общины представляли собой, как правило, немногочисленные производственные или торговые коллективы. Общин насчитывалось на территории улицы, части города, в городе большое количество.

Община основывалась в основном на производстве. Она самостоятельно создавала себе материальную основу и, естественно, имела обособленное имущество, которым самостоятельно распоряжалась. Все вопросы, связанные с распределением результатов труда, решались на общем собрании или вече общины. Община защищала состоявших в ней членов во внешних отношениях, несла ответственность за их действия.

В Пскове значительное место занимали ремесло, строительное дело, торговля. Общины имели такие ремесла, как кожевенное, скорняжное, суконное, портняжное, сапожное, горшечное, шапочное и т. д. Здесь общинами выращивались лен, рожь, хмель, выделывалась пенька, производились воск, рыбий жир, осуществлялись рыболовство, охота, пчеловодство.

Особенно отчетливо показана сущность формирования купеческих общин в Новгороде. Грамота Всеволода церкви св. Ивана на Петрятином дворе указывает: «А кто хочет в купечество вложиться в Иваньское и дасть купцам пошлым людям вклада 50 гривен серебра, а тысяцкому сукно ипьское, а не вложится в купечество и не дасть 50 гривен серебра, ино то не пошлый купец».

Это свидетельствует о том, что в общину могли вступать только те, кто обладал имущественным цензом.

Об имущественном цензе формирования общин свидетельствует Русская Правда: членом верви (общины) признавался только тот, кто ежегодно вносил определенную сумму.

Таким образом, практика и законодательство того периода закрепили имущественный ценз формирования общины, являвшейся первичным институтом местного самоуправления. Из этого следует, что управлять общественными делами имел право тот, кто владел определенным имуществом и входил в состав производственной, купеческой и иной общины.

Формы осуществления самоуправления оставались теми же, что и в дохристианский период.

Местное самоуправление данного периода выступает в роли института управления, с развитием которого связано укрупнение административных единиц путем объединения общин вокруг старших городов и пригородов, создание крупных политических центров.

Старосты и сотские осуществляли исполнительно-распорядительные функции.

Компетенция местного самоуправления в данный период носит более или менее определенный характер. Вече частей города, пригородов, малых городов, волостей, сел выполняло свои функции, избираемые на вече должностные лица – свои.

Например, к компетенции концов города Пскова были отнесены вопросы вооружения определенного количества войск, строительства городских стен, участия при заключении договоров с соседними государствами, управление пригородами, сбор налогов, строительство мостовых в городах, организация производства по различным направлениям.

Компетенция, которой обладали части города или иные самоуправляющиеся производственные и территориальные единицы, разделялась на компетенцию вече и компетенцию выборных должностных лиц.

На вече (собраниях) решались наиболее важные вопросы местного значения и внутренней жизни общин, а также имеющие общегородское значение.

Выборные должностные лица (старосты, сотники) обладали компетенцией, производной от компетенции вече. Они выступали в роли исполнителей воли, выраженной на вече, и обязаны были реализовать все его решения. За старостами, сотскими были закреплены функции исполнительно-распорядительного характера. Вече (собрание) принимало решения, старосты и сотники были обязаны организовать их выполнение.

Союзы общин, в роли которых выступали концы и улицы, имели свои сводные финансовые ресурсы для общественных нужд.

Судя по жизненному уровню Новгородской и Псковской земель, а он был самым высоким на Руси, органы местного общинного самоуправления преобладающую часть продукции и доходов оставляли на собственное развитие. Центральная власть способствовала этому и всячески поддерживала местную власть, составлявшую опору центра. Ибо это было главное условие укрепления и развития государства.

Наличие достаточной материально-финансовой базы позволяло местному самоуправлению решать собственные задачи и задачи, вытекающие из решений вышестоящих вече, вплоть до вече старшего города.

В Русской Правде имеются сведения о том, что вся русская земля в смысле уплаты вир по уголовным делам была разделена на общины, называвшиеся вервями. В статьях Русской Правды по гражданским делам имеются также указания на общинное устройство русской земли.

Важнейшим историческим памятником русского права является Псковская судная грамота, объединившая в себе ряд статей, регулирующих развитие производственных общин и товарно-денежных отношений. В основном эти статьи посвящены нормам гражданского права. К ним отнесены земельные отношения, договоры найма на работу, договоры хранения, поклажи и т. д. Во всех этих правоотношениях участвовали общины, выступавшие в роли юридического лица.

Уставная грамота Всеволода, данная церкви Иоанна Предтечи на Опоках, также является документом, дающим представление о том, что местное самоуправление в Новгороде действовало в общинах, составляющих приходы, улицы, концы.

Уставная грамота Всеволода уже с большей ясностью определяет форму проявления местного самоуправления, его территориальную и производственную основу. Из грамоты следует, что производственные, торговые, промысловые общины объединялись по экономическим интересам на определенной территории для совместных действий.

Соотношение местного самоуправления с центральной властью старшего города в большей мере сохраняет существовавший ранее характер.

Вече старшего города по-прежнему выступало в роли высшего законодательного и политического органа власти объединенных союзов общин. Все его решения были обязательны к исполнению вече соподчиненных по вертикали территорий.

В большей степени князья зависели от земщины. Так, Новгородская, Киевская, Смоленская, Полоцкая, Волынская, Черниговская, Рязанская, Муромская земщины имели весьма сильное воздействие на князей. Свои решения князья должны были согласовывать с земщиной, князей приглашала земщина и даже смещала их с должности.

Внутреннее устройство земщины во время татарского правления оставалось прежним.

В данный период происходит существенное изменение в структурной связи городов и пригородов. Старшие города утратили свое прежнее значение, их практически не стало. Татарское владычество внесло в структуру власти свои коррективы. Если до нашествия татар объединяющим началом было вече старшего города, которому подчинялись все остальные вече, то при правлении татар такого соподчинения по линии вече уже не существовало в большинстве русских земель.

Из этого следует, что монголо-татары разрушили основу, объединяющую славянские общины, – представительную власть, которая концентрировалась в старших городах, являвшихся политическими и торговыми центрами. Разобщение союзов славянских общин, с которым было связано упразднение народного представительства, способствовало длительному удержанию господства монголо-татар над русским народом. Разобщенный народ не представлял для татар опасность.

Таким образом, история данного периода свидетельствует о том, что до нашествия монголо-татар славянские народы имели реальное местное самоуправление и были устремлены к образованию союзов общин в лице городов, старших городов как политических центров, где власть действовала в форме народного представительства.

С вторжением чужеземцев институт народного представительства был упразднен. Это, естественно, отрицательно сказалось на общинном местном самоуправлении. Основы общинного строя были подорваны как политически, так и экономически.

Местное самоуправление в 1497–1785 гг.

Состояние местного самоуправления в этот период определяется отношением к нему центральной власти.

Вначале наметилась тенденция к его развитию, затем к свертыванию. Основой местного самоуправления в данный период по-прежнему оставались общины, занимавшиеся различными видами производства и промысла, а также торговыми делами. Община имела свое собственное постоянное наименование: земля.

Во время царствования Ивана IV система организации местного самоуправления имеет свои определенные особенности. Появляется центральный орган, координирующий или ведающий вопросами земщины: Земский двор или Земский приказ. Он осуществлял надзор за всеми земскими (местными) делами.

Производство по-прежнему являлось определяющим фактором функционирования местного общинного самоуправления. Об этом свидетельствуют развитие ремесла, строительного дела, производство ремонта зданий и сооружений, наличие различных видов промысла, сельскохозяйственного производства и торговли.

В первой половине XVI в. наблюдался подъем ремесленного производства и товарно-денежных отношений. Специализация производства, тесно связанного с наличием местного сырья, тогда носила еще исключительно естественно-географический характер. Союзы общин объединялись по экономическим интересам для решения наиболее объемных промышленных задач.

В сельской местности производственное самоуправление действовало на началах общего и общинного владения землей.

В общем владении состояли земли и угодья, которыми совладели складничества – товарищества с определенными долями каждого члена. Эти доли являлись собственностью вкладчиков и могли быть реализованы посредством разделения общего имущества или частного выдела по требованию владельцев.

Волость представляла собой крупную производственную общину, состоявшую из объединившихся по экономическим интересам более мелких общин. Сюда вошли рыболовецкие общины, общины по обработке земли, общины плотницкие, общины торговые и т. д.

Производственное самоуправление является основой для становления крупной промышленности по отраслям, стимулом для развития внутренней и внешней торговли, источником формирования и совершенствования системы товарно-денежных отношений.

Развитие производственного общинного самоуправления в Новгороде и Пскове стало главным условием могущества этих двух республик, с которыми не могла сравниться ни одна другая область на Руси.

Формы осуществления местного самоуправления были поставлены в зависимость от политики центральной власти.

В самом начале указанного периода в некоторых местностях, например, в Новгороде и Пскове, действовала вечевая форма самоуправления. Новгород и Псков придерживались своих древних традиций. Здесь по-прежнему господствовала вечевая непосредственная и представительная демократия, о которой было сказано раньше. Но эта форма действовала до присоединения Новгорода и Пскова к Московскому государству.

О старостах часто упоминают судебники 1497 и 1550 гг. Судебник 1497 года установил, что на суде кормленщиков должны присутствовать старосты. Без старосты и без других людей наместники и волостели не имели права вести суд.

Из этого следует, что по линии исполнительной власти местное самоуправление имело структуру соподчиненной вертикали. Исполнительная власть на местах даже в этот период была выборной. В Новгороде и Пскове исполнительная власть была выборной и на местном, и на центральном, общереспубликанском уровнях.

Компетенция местного самоуправления складывалась в землях в зависимости от их отношения к Московскому государству. В Новгороде и Пскове до их присоединения к Москве в руках местного самоуправления были сосредоточены все вопросы местного значения: развитие производства, строительство, мощение улиц, ремонт мостовых, ремесло, сельскохозяйственное производство и т. д. Решением важнейших вопросов занималось вече. Исполнительная власть (старосты, сотские) организовывали выполнение решений, принимаемых на соответствующих местных вече, сходах, собраниях.

Период формирования Московского государства внес свои коррективы в соотношение представительных и исполнительных органов местного самоуправления. Выборные старосты, целовальники, сотские, городовые приказчики имели уже более значительный объем полномочий, чем представительные органы.

Непосредственная форма осуществления местного самоуправления (вече) в этот период фактически была ликвидирована. Поэтому компетенция более четко прослеживается через выборные исполнительные органы.

В целом в компетенции органов местного самоуправления находились вопросы постройки и ремонта общественных зданий, содержание в чистоте улиц, организация ночных караулов, сбор городских податей. За всем этим осуществлялся пристальный надзор со стороны Земского двора, или Приказа.

Наиболее полно компетенция местного самоуправления выражена через полномочия и предметы ведения выборных должностных лиц: городовых приказчиков, старост, сотских, десятских, целовальников, дворских. Например, городовой приказчик избирался всеми жителями данной области и выступал охранителем прав народа. Он контролировал: 1) воеводских людей, чтобы они не притесняли жителей при нарядах и других казенных работах; 2) торговлю, чтобы она производилась на узаконенных местах; 3) порядок общинной раскладки в сборе податей и отправлении повинностей; 4) городских старост, сотских и десятских, чтобы они представляли всех пришлых и подозрительных людей, которые окажутся в той или другой городской общине, и др.

По свидетельству Судебника, наместничьи люди не могли никого взять под стражу или заковать в цепи ни до суда, ни после суда, не заявив этого городовому приказчику и его товарищам. В противном случае виновные освобождали взятого из-под стражи и платили за бесчестье в зависимости от звания обиженного.

Кроме городовых приказчиков от земщины были еще выборные старосты нескольких разрядов. К первому разряду принадлежали земские старосты. Они были в тех городах, которые не имели городовых приказчиков, и выполняли те же функции, что и приказчики. Все земские дела осуществлял староста в земской избе. В начальный период царствования Ивана IV начала постепенно складываться официальная, более стройная структура земского самоуправления. Земские избы выступали в роли координационных центров самоуправления.

В уставных грамотах 1555 г. правительство подробно объясняет необходимость замены кормлений земским самоуправлением. В документах отмечается малоэффективная роль наместников, волостелей и праветчиков, недоверие к ним со стороны народа и самого правительства, разорение ими деревень. Полномочия этих должностных лиц передавались выборным от народа старостам.

Расширяя объем компетенции местного самоуправления, центральное правительство тем самым искало реальную опору государства в народной среде.

Соборное Уложение 1649 года стесняет компетенцию местного самоуправления, отменяя участие представителей общества в судебных делах.

Петр I в октябре 1689 г. издал указ, в котором за каждым городом было закреплено право самостоятельно распоряжаться городской землей без разрешения на то воевод и приказных людей, заручившись согласием своего общества, через выборных старост и сотских.

Затем 30 января 1699 г. Петр I издал Указ об учреждении Бургомистерской Палаты, в котором передал управление городскими общинами самим общинам, мимо воевод и приказов. Это способствовало поднятию духа производственных, и особенно купеческих, формирований. В тот же день был издан Указ об учреждении по городам земских изб для ведомства всяких расправных дел между посадскими и торговыми людьми и волостными промышленниками и для управления казенными с них сборами и земскими повинностями и об исключении их из ведомства воевод. В Указе была закреплена норма, усиливающая компетенцию местного самоуправления: «а в земских избах судить и ведать их во всех делах выборным людям, кого они похотят». Из этого следует, что выбирало должностных лиц по своему желанию само общество.

Преследуя цель поднятия общественного фактора и ограничения приказной администрации, Петр I издал 10 марта 1702 г. Указ, в котором повелел, чтобы при городских воеводах по всем городам в суде и управлении участвовали выборные от дворянства.

Таким образом, Петр I, создав условия в начале реформ для участия общества в делах областной администрации, закончил удалением общества от дел местного управления и отдал последнее под опеку приказной администрации и военной силе. Компетенция местного самоуправления вновь ограничивается.

В 1720 г. Петр I сделал новую попытку организации городского самоуправления и установления его компетенции. В Санкт-Петербурге был учрежден Главный магистрат, которому было поручено ведать все городское сословие в России. В 1721 г. был издан регламент или устав главного магистрата, а в 1724 г. дана инструкция магистратам. Две «гильдии» «регулярных граждан» (составлявшие высший и средний слои городского населения) должны были выбирать членов магистрата, состоявшего из одного президента, двух бургомистров и четырех ратманов; магистрат ведал городским управлением и хозяйством, а также казенными сборами и повинностями.

Соотношение местного самоуправления с центральной властью в данный период носило разнообразный характер. Оно в основном определялось политикой центральной власти.

Психология самостоятельности, самодеятельности, инициативы людей, объединившихся в общины в домонгольский период, были уничтожены в народе. После монголо-татарского ига центральные власти также не особо стремились к усилению местного общинного самоуправления. В основном эти устремления заканчивались принятием очередных указов, уставных грамот и т. д. Но в жизни выглядело все иначе. Центральная власть на протяжении всего этого периода уделяла мало внимания восстановлению былой мощи земщины, общины как элементов народной власти, народного представительства.

Если до нашествия монголо-татар местное самоуправление было тесно связано с центральной властью посредством вертикальной соподчиненности вече и народного представительства, каковым являлось вече старших городов, то после нашествия такая связь была утрачена.

После монголо-татарского ига самоуправление все больше и больше стало формироваться сверху. Государство предпринимало попытки навязать свою волю народу. Однако в полном объеме решить эту задачу так и не удалось.

Местное самоуправление в 1785–1917 гг.

Городское самоуправление. Впервые специальное законодательное закрепление местное самоуправление в России получило в конце XVIII в. в ходе проведения реформ, касающихся изменения структуры управления обществом.

В 1785 г. были приняты Жалованная грамота городам и Городовое Положение, объединившие в себе производственный и территориальный принципы становления самоуправления в городах. Муниципальная реформа, произведенная Екатериной II, была не столько реформой, сколько революцией, так как она не усовершенствовала старые учреждения, а поставила на их место совершенно новые, коренным образом отличавшиеся от существовавших.

Были провозглашены принципы всесословности и самостоятельности, являющиеся основными предпосылками истинного самоуправления.

Городовое Положение представляет собой правовой документ, в котором использован системный подход к организации управления обществом. Однако муниципальная революция 1785 г. была заранее обречена, потому что совершена была сверху, чисто кабинетным путем, исходя из теоретических соображений. Кроме того, на практике идея не получила поддержки в самих городах.

В 1800 г. Павел I отменяет созданное Екатериной II городское самоуправление и заменяет его почти чисто бюрократическим управлением. Со вступлением на престол Александра I в 1801 г. действие Жалованной грамоты городам восстанавливается, и Городовое Положение остается в силе до городской реформы 1870 г.

Результатом городской реформы было принятие Городового Положения 1870 г., представляющего собой один из заключительных актов великой эпохи реформ.

В 1892 г. было принято еще одно Городовое Положение, которое внесло коррективы в избирательное право.

Следует обратить внимание на то, что в Положении 1785 г. нет места определениям и научным дефинициям, что нередко можно встретить в нынешних законах. Зато в них есть та самая сущность, которая является главным условием становления и развития самоуправления. Речь идет о собственности, о свободном развитии производства и свободе инициативы граждан, составляющих основу местного самоуправления.

Статья 2 Городового Положения 1785 г. устанавливает, что городу принадлежит навечно недвижимая и движимая собственность: земля, сады, поля, пастьбы, луга, реки, леса, рощи, кустарники, пустыри, водяные и ветряные мельницы.

Территориальную основу городского самоуправления составляли города и посады. В 1870 г. городское самоуправление было введено в 46 губернских и областных городах.

В остальных городах и посадах губерний, исключая западные, предлагалось ввести Городовое Положение, учитывая обстоятельства, по предложению Министерства внутренних дел.

Относительно западных губерний, кроме Киева, а также применительно к городам прибалтийских губерний министр внутренних дел должен был войти в отношения с генерал-губернаторами для подготовки предложений и внесения их в законодательный орган. Иначе говоря, центральная власть, прежде чем вводить городское самоуправление, предварительно согласовывала вопрос с местными генерал-губернаторами. В Санкт-Петербурге, Москве, Одессе городское самоуправление могло быть введено после заключения общих городских дум, которые были затребованы Министерством внутренних дел и направлялись на разрешение законодательного органа. Как видим, правительство применяло избирательный метод введения городского самоуправления.

Ограничение числа городов, в которых вводилось в действие Городовое Положение, преследовало определенные цели. Правительство проводило эксперимент. Естественно, оно с осторожностью относилось к возможности массового внедрения самоуправления в городах. Оно боялось получить для себя мощный противовес в лице самоуправляющихся городов. Поэтому подавляющая часть городов самоуправления не имела.

Местное городское самоуправление занимало незначительное место в системе городов России. В основной части городов действовала система органов государственной власти и управления. Это означало, что самоуправление являлось не опорой государства, а лишь незначительным элементом, полностью зависимым от него, и размещалось на сравнительно небольшой территории страны.

Принятие Городового Положения 1785 г. преследовало далеко идущие цели. Правительство предпринимало меры по становлению и развитию производственной сферы и различных промыслов, которые на всех этапах развития общества были определяющими.

Материальные нормы о собственности, финансах, налогах, правах собственников закреплены в 47 статьях, процессуальные – в 50 статьях. Вопросам организации и компетенции городской Думы посвящено всего 27 статей. Но и они имеют предметное содержание.

Анализ Городового Положения 1785 г. показал, что все его нормы были нацелены на развитие мелкого и среднего производства, на создание как можно большего числа собственников в городах, на подъем инициативы людей, от которых зависело все.

В целях развития торговых отношений, свободного движения товаров ст. 24 Положения отменяла паспортный режим. Ввоз и вывоз производственных товаров, сельхозпродукции, рукоделий был беспрепятственным для всех граждан сельской и городской местности.

Развитие производственного самоуправления осуществлялось по видам ремесел. Ремесла делились на цеха или ремесленные управы. Управы цеха формировались на основе экономического интереса по определенным отраслям. Это вытекает из ряда статей Ремесленного Положения. Так, ст. 3 указанного Положения гласит: «Управы или цехи установить из одинакого ремесла». Аналогичное указание имеется в ст. 9 и 28. Производственное самоуправление приобретало характер специализации ремесел по направлениям.

Гильдии формировались по имущественному цензу. Управы и цеха – только по профессиональному признаку.

Производственное самоуправление по горизонтали представляло собой как бы два разных по содержанию института. Один формировался на основе имущественного ценза, другой – только на профессиональной основе.

Статья 16 Городового Положения гласит: «Мещанские промыслы да защищаются правосудием, и да подкрепляются порядком благочиния». Как видим, экономические права подкреплены юридическими гарантиями. Положение провозгласило полную экономическую свободу мещан и дало юридические гарантии для ее реализации.

Интересным, на наш взгляд, является и тот факт, что в Положении нет ни одной нормы, которая бы предусматривала налоги или какие-либо другие платежи на строительство и создание производств.

Такой подход, естественно, способствовал расширению инициативы людей в создании своего дела, развитию производственной сферы.

Правительство понимало, что вначале необходимо создать широкую производственную инфраструктуру на местах, укрепить ее, дать ей «встать на ноги», а затем уже определять налоги и другие платежи. Налоги взимались только с работающих производств и промыслов, гостиных дворов и т. д. Действовавший порядок создавал все необходимые условия для расширения источниковой базы доходов, что вполне устраивало центральную и местную казну.

Городовое Положение 1870 г., а затем Городовое Положение 1892 г. фактически перечеркнули существенные нормы о реальности городского самоуправления, закрепленные в Городовом Положении 1785 г. Из последнего были исключены: Ремесленное Положение, провозгласившее систему производственного самоуправления, изначально являвшегося основой всякого самоуправления; статьи о свободном, уведомительном порядке создания производств, промыслов, строительства, а также статьи, определяющие главную роль человека-собственника в деле местного самоуправления.

Органы и формы осуществления местного самоуправления, согласно Городовому Положению, приобретают более совершенный, структурированный характер. Так, в соответствии с Городовым Положением 1785 г. гильдии имели свое внутреннее самоуправление, цехи и ремесленные управы – свое.

На уровне города в качестве органа местного самоуправления избирались Городская общая дума и Городская шестигласная дума. Исполнительную власть представлял городской магистрат, выполнявший решения городской думы. Самоуправление города представляло собой трехступенчатую структуру, построенную по принципу соподчиненности. Внизу – гильдии, цеха и ремесленные управы, а также обыватели, именитые граждане, иностранцы и иногородние, посадские люди, наверху – Городская общая дума и Городская шестигласная дума как органы представительные.

Городская общая дума избиралась, согласно ст. 29, 30, 157 Положения, на собраниях городовых обывателей, от гильдий, от цехов, от иногородних и иностранных гостей, от именитых граждан и от посадских людей. Каждая из названных групп граждан имела один голос в городском обществе.

Городская шестигласная дума избиралась на заседании Городской общей думы. Городской глава, бургомистры и ратманы выбирались городским обществом через каждые три года.

К формам проявления местного самоуправления можно отнести выборы в Городскую общую думу, в которых принимали участие все перечисленные группы населения, сходы, собрания горожан, а также отдельных профессиональных цехов и ремесленных управ. Управы избирали сроком на один год своих управных старшин и старшинских товарищей, которые осуществляли руководство в соответствующей ремесленной организации и представляли интересы своих организаций в Городской общей думе.

Кроме того, согласно ст. 11 Ремесленного Положения, все ремесленные управы вообще (в масштабе города) избирали ежегодно ремесленного главу, который представлял их интересы в Городской шестигласной думе. Представительные органы формировались в основном из числа собственников и от производственных единиц.

Таким образом, выборное начало органов самоуправления и должностных лиц на производстве и в масштабах города было одной из главных форм проявления самоуправления по Городовому Положению 1785 г.

В соответствии с Городовым Положением, принятым в 1870 г., к органам городского самоуправления относились городское Избирательное собрание, Городская дума, городская управа.

Городские Избирательные собрания формировались для избрания гласных Городской думы через каждые четыре года. При этом избиратели и избираемые должны были обладать имущественным и возрастным цензом.

Городская дума являлась представительным органом, избранным определенным кругом лиц, обладающих недвижимым имуществом, о чем свидетельствует ст. 17 Городового Положения 1870 г.

Избирательный корпус состоял из влиятельных людей, обладающих собственностью в виде недвижимости и уплачивающих налоги и другие платежи в городскую казну. Неимущая часть населения не допускалась к голосованию. Права голоса лишались граждане, подвергшиеся суду за преступления и даже проступки, влекущие лишение или ограничение прав состояния, или исключение из службы…; отрешенные от должности (в течение трех лет со времени отрешения); состоящие под следствием или судом по обвинениям в преступных действиях…; душевнобольные; лишенные духовного сана или звания за пороки, или же исключенные из сана или звания за пороки, или же исключенные из среды обществ и дворянских собраний по приговорам тех сословий, к которым они принадлежат.

Не имели права голоса также губернатор, члены Губернского по городским делам присутствия, за исключением городского головы, члены губернского Правления и чины местной полиции.

Таким образом, представительные органы местного городского самоуправления создавались путем двухступенчатых выборов. Вначале формировалось Избирательное собрание из числа представителей различных производственных, купеческих единиц, обладающих недвижимостью, а также частных лиц, имеющих в городе недвижимую собственность в общем владении. Затем Избирательное собрание выбирало своих гласных в общую Городскую думу.

Положение 1870 г., по сравнению с Положением 1785 г., преследовало цель свертывания демократических начал в местном самоуправлении. Дискриминация граждан была закреплена в законодательном порядке. Статус граждан определялся в зависимости от их экономического состояния, принадлежности к виду религии и национальности.

Вопросы компетенции городского самоуправления решались в городовых Положениях по-разному. В Городовом Положении 1785 г. она складывалась из совокупности компетенций физических и юридических лиц. И те, и другие имели право на создание и развитие производств и промыслов, гостиных дворов, торговых предприятий, ремесел, а также на выборы Городской общей думы. При этом компетенция определялась наличием собственности.

Компетенция Городской думы носила координационно-контрольный характер, дума координировала все процессы, происходившие в городе, и осуществляла контроль за выполнением законов центральной власти.

Компетенция ремесленных управ и цехов имела внутреннее разделение. Так, собрания и сходы ремесленных мастеров избирали своих представителей в Городскую общую думу, а также ежегодно избирали из своей среды управного старшину и двух старшинских товарищей, заслушивали отчеты ремесленных мастеров о качестве выполненных работ, определяли сроки выполняемых работ, утверждали бюджет, рассматривали наиболее существенные жалобы, поданные управному старшине и его товарищам, устанавливали взыскания за прогулы ремесленников и др.

Объем компетенции собрания, схода как органа непосредственной – демократии в рамках отдельно взятых производств был довольно обширным. Здесь решались ключевые задачи жизни и деятельности коллектива: от экономических до морально-поведенческих. Собрание, сход ремесленников принимали решения, которые были обязательны для всех членов однородной ремесленной управы. Управный старшина и старшинские товарищи выступали в роли исполнительной власти в ремесленных ячейках. Значительным объемом компетенции обладали ремесленные мастера, которые составляли основу производственного самоуправления. Они осуществляли основной объем полномочий, касающихся организации производства, обучения учеников, обеспечения качества выполняемых работ, подбора кадров для зачисления в ремесло.

У каждой ремесленной управы имелась своя собственность. К ней относилось движимое и недвижимое имущество. Управы и цеха ремесленные являлись юридическими лицами и самостоятельно несли ответственность по своим обязательствам.

Компетенция гильдий выражена в общей форме в Городовом Положении. Каждая гильдия, равно как и другие группы граждан, в соответствии со ст. 158–165 Положения, обладали правом выдвижения своих гласных в Городскую общую думу. Компетенция Городской думы ограничивалась чисто хозяйственными вопросами и заботами о нуждах и безопасности населения.

На Городскую думу возлагался также контроль за выполнением Городового Положения и других законов центральной власти.

Компетенция городского главы носила в большей мере организационно-правовой характер. Он созывал Городскую думу, вел ее заседания, проверял полномочия каждого гласного, избранного в думу от различных групп населения, вместе с депутатами составлял городскую обывательскую книгу города и сдавал ее в архив. Других каких-либо полномочий городского главы Положение 1785 г. не предусматривает.

Городской магистрат осуществлял функции исполнительно-распорядительной власти. Он находился в двойном подчинении. С одной стороны, он подчинялся по вертикали губернскому магистрату и губернатору, с другой – Городской думе. Так, в соответствии со ст. 178 Положения городские магистраты обязаны были выполнять законные решения Городской думы и оказывать помощь представителям центральной власти.

В случае нарушения законов и установленных порядков городской магистрат докладывал об этом Губернскому магистрату или Сенату. Компетенция городского магистрата носила чисто контрольный характер.

По Городовому Положению 1870 г. компетенция городского самоуправления приобретает в большей степени организационно-правовой характер. В данном документе преобладают статьи об организации и деятельности городского самоуправления, не имеющие связи с собственностью и производством. Реальная компетенция, основанная ранее на собственности городов и стимулировании производства, превратилась в формальную, выхолощенную идею о самоуправлении.

В Указе о введении в действие Городового Положения не было сказано, какие цели оно преследует. Да и само Положение не содержало существенных замыслов, которые бы способствовали развитию общества, улучшению жизни людей, укреплению основ государства.

Компетенция приобрела завуалированный характер. Две трети статей Положения посвящены названию городских органов, порядку их формирования, внутриорганизационной работе, взаимоотношениям с губернатором, Правительством, Министерством внутренних дел. То, что раньше вправе были делать граждане, оказалось переданным в руки городских властей.

Статья 55 Городового Положения 1870 г. перечисляет полномочия Городской думы: содержание в исправности и чистоте территории города, памятников, устройство пристаней, переправ и перевозов, кровель, дымовых труб и т. д. По всем вышеназванным вопросам дума принимала постановления.

Компетенция городской управы была производна от компетенции Городской думы. В соответствии со ст. 72 Положения 1870 г. Городская управа осуществляла оперативно-хозяйственное управление, решала текущие дела, выполняла постановления Городской думы, занималась сбором и расходованием средств, установленных Думой.

В компетенцию городского головы входили вопросы: организации работы думы, ее созыва, председательствования на ее заседаниях, приглашения на заседания думы заинтересованных лиц, контроля за законностью принимаемых решений городской управой, внесения спорных вопросов на рассмотрение Губернского по городским делам присутствия.

Таким образом, компетенция городского самоуправления на протяжении целого столетия имела тенденцию к изменению, переходила из состояния реальных вещей в состояние абстрактных составляющих ее элементов, оторванных от материальной основы. При этом следует заметить, что чем больший промежуток времени отделяет наше общество от древнего русского периода, тем все меньше и меньше остается шансов для сохранения самоуправления, не говоря уже о его компетенции.

Городовое Положение 1892 г. еще в большей степени сузило рамки городского самоуправления. Круг лиц, принимавших участие в организации и деятельности самоуправляющихся единиц, стал более ограниченным. Люди были поставлены в зависимость от принадлежащего им имущества. Имущественный ценз был поднят именно с той целью, чтобы отлучить большую часть населения от городского самоуправления, подавить его экономическую и политическую инициативу. И, как свидетельствует история, такая цель была достигнута.

Крестьянское и земское самоуправление. Необходимость образования особых органов местного хозяйственно-распорядительного управления возникла одновременно с разработкой положений об освобождении крестьян от крепостной зависимости. 1 января 1864 г. было принято Положение о земских учреждениях, которое получило силу закона. Указом в тот же день оно вводится в действие в 33 губерниях. В течение 1865–1876 гг. земские учреждения были введены в 34 губерниях европейской России и в области Войска Донского. В последнем по требованию верхушки казачества в 1882 г. земства были упразднены.

В объяснительной записке к проекту Положения одной из задач реформы виделось «по возможности полное и последовательное развитие начала местного самоуправления». Такая постановка дела вполне соответствовала тем воззрениям, которые в то время если не господствовали, то были значительно распространены в обществе.

В 1890 г., 12 июня, было принято новое Положение о губернских и уездных земских учреждениях, которое отличалось от Положения 1864 г. Изменения состояли в существенном укреплении позиций дворян в земских учреждениях. В земских собраниях представители дворянства составляли большее число, чем крестьяне и горожане вместе взятые.

В соответствии с Положением 1890 г. выборы земских гласных проводились на двух собраниях: в одном принимали участие только дворяне, во втором – все остальные избиратели, кроме крестьян.

Земская реформа 1864 г. должна была удовлетворить два требования: 1) стремление улучшить местное хозяйственное управление; 2) дать выход «свободным стремлениям общества», т. е. единодушному, громкому запросу на самоуправление, заявленному общественным мнением.

Производство по-прежнему было отправной точкой становления и развития местного сельского самоуправления. В разделе первом ст. 23 Общего Положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости, указывалось: «Крестьянам, вышедшим из крепостной зависимости, предоставляется право наравне с другими свободными сельскими обывателями:

– производить свободную торговлю, предоставленную крестьянам, без взятия торговых свидетельств и без платежа пошлин;

– открывать и содержать на законном основании фабрики и разные промышленные, торговые и ремесленные заведения;

– записываться в цехи, производить ремесла в своих селениях и продавать свои изделия как в селениях, так и в городах;

Все вышеперечисленные положения представляют собой ту самую основу, от которой зависит судьба самоуправления. Ибо производство было и остается решающим фактором для местного самоуправления.

Принятие Положений о крестьянах и о земских учреждениях 1864 г. не означало одновременную и повсеместную кампанию по введению местного самоуправления. Правительство опасалось их распространения на окраины России. Опасность эта заключалась в том, что самоуправление при массовом его распространении могло объединиться в своих требованиях к Правительству и организовать проведение различных мероприятий, неугодных царской администрации. При разобщенной территориальной дислокации земств, значительном удалении их друг от друга, перевесе сил в пользу центральной администрации Правительство чувствовало себя спокойно.

В канун Февральской революции 1917 г. земства действовали в 34 губерниях. Остальная огромная территория страны, включавшая в себя 51 губернию и область с населением 61 млн человек, управлялась исключительно царской администрацией. Местного самоуправления не знали такие регионы, как Прибалтийский край, Степной край, Кавказ, область Войска Донского (с 1882 г.), Архангельская, Гродненская, Виленская, Ковенская губернии и Сибирь.

В этих губерниях преобладало помещичье землевладение. Это позволяло сдерживать инициативу граждан к участию в самоуправлении.

Из 34 названных губерний, где действовали земские учреждения, 27 совпадали с теми губерниями, где было введено городское самоуправление. То же самое касается и крестьянского самоуправления. Самоуправление действовало в основном в европейской части России.

Главным органом сельского самоуправления был сход, состоявший из домохозяев, сельского общества. Компетенция сельского схода складывалась из дел, связанных прямо или косвенно с общественным землевладением, и дел общественного благоустройства и общественного хозяйства.

К числу дел первой категории, по мнению схода, были отнесены: принятие в общество новых членов с правом на надел и увольнение членов общества; разрешение семейных разделов; переделы земель, окончательный раздел общинных земель на подворные участки; распоряжение выморочными наделами; дела по отбыванию повинностей, причитающихся с надельной земли; содержание в исправности проселочных дорог, меж, межевых знаков, проточных вод и канав на общественных землях.

Ко второй категории дел относились: исключение из общества порочных его членов; опека над малолетними и несовершеннолетними сиротами; совещания и ходатайства об общественном благоустройстве, призрении и обучении грамоте; обеспечение народного продовольствия; устройство и поддержание церквей, заведение сельских училищ; принятие мер против заразительных болезней и скотских падежей; содержание караулов в деревнях; призрение престарелых, дряхлых и увеченных членов общества; принятие мер в случаях пожаров, наводнений, а также для истребления саранчи, сусликов, хищных зверей; учреждение сельских банков.

Кроме того, к компетенции сельских сходов относились дела по организации сельского управления, а именно: выборы должностных лиц, назначение им содержания; назначение сборов на мирские расходы; установление добровольных раскладок и употребление мирских капиталов.

К компетенции сельского старосты относились вопросы исполнительного характера. Он выполнял роль исполнительного органа, созывал сходы, председательствовал на них. Староста имел право роспуска схода.

В отдельных случаях сельский староста осуществлял административные функции. Он мог налагать штрафы до 5 рублей и подвергать подведомственных лиц аресту до 7 дней.

Из этого следует, что представительный орган, каковым являлся сход, решал одни вопросы, исполнительный – другие. У сельского схода объем полномочий был больше, чем у старосты.

Наличие такого набора полномочий у схода свидетельствует о том, что при подготовке Положения о крестьянах использовался более или менее системный подход к становлению и развитию самоуправления в сельской местности. По сути сход представлял собой ранее действовавший на Руси союз общин, с ограниченным представительством.

Компетенция сельских сходов обозначена более предметно, чем компетенция земских учреждений. Она носит конкретный характер.

Сельские сходы как форма проявления местного самоуправления действовали до 1917 г. и даже в советский период.

Вследствие состоявшегося в 1874 г. подчинения волостных старшин в дисциплинарном отношении уездным исправникам все волостное управление совершенно подпало под власть полиции, превратившись в ее низший орган. Волостные правления сделались абсолютно чуждыми для крестьян.

Это означает, что сельское самоуправление не должно было подниматься выше уровня села, где для него имелись реальные условия: единый экономический интерес людей, компактность территории, трудовое общение. Все это сближало людей при принятии решений на сходах. Они быстрее приходили к единому мнению, принимали решения и сами их выполняли.

Согласно Положению 1864 г. к предметам ведения земских учреждений были отнесены: устройство путей сообщения; общественное призрение; народное продовольствие; народное здравоохранение; народное начальное образование; общественное благоустройство; тюремное управление; составление смет; раскладка расходования земских сборов; раскладка государственных налогов; мировой суд и суд присяжных.

В соответствии со ст. 2 Положения от 1 января 1864 г. земские учреждения наделялись правом участия не только в управлении, но и в устроении всего хозяйственного быта страны и народа.

Так, в пункте VI им предписывалось иметь попечение о развитии торговли и промышленности.

Вообще-то опасения А. Васильчикова оказались небезосновательны. Жизненная практика подтверждает, что чем шире опека со стороны административных органов, какими бы они ни были, тем больше возможностей для сдерживания процесса производства, расширения местной инфраструктуры.

В литературе часто упоминается о том, что земства решали задачи местного хозяйства. Можно ли согласиться с тем, что содержание арестантских учреждений и квартир для чинов полиции; этапная повинность; устройство и ремонт больших дорог; выделение подвод для разъездов полицейских, жандармов и других правительственных чиновников относились к задачам местного хозяйства? Пожалуй, это в большей мере функции государственных органов. Стало быть, земские учреждения выполняли уже тогда часть государственных функций.

Не следует забывать и о том, что основная часть решений, принимаемых по вышеупомянутым вопросам, подлежала утверждению губернатором или министром внутренних дел.

Согласно Положению о земствах 1890 г. к предметам их ведения были отнесены:

1) заведование местными губернскими и уездными земскими повинностями – денежными и натуральными;

2) заведование капиталами и другим имуществом земства;

3) заведование делами по обеспечению народного продовольствия;

4) содержание в исправности состоящих в ведении земства дорог, дорожных сооружений и бечевников; устройство и содержание пристаней вне городских поселений и попечение об улучшении местных путей сообщения;

5) устройство и содержание земской почты;

6) заведование взаимным земским страхованием имущества;

7) заведование земскими лечебными и благотворительными заведениями; попечение о призрении бедных, неизлечимых больных и умалишенных, а также сирых и увеченных;

8) участие в мероприятиях по охране народного здоровья и предупреждению и пресечению падежей скота; развитие средств врачебной помощи населению и изыскание способов по обеспечению местности в санитарном отношении;

9) заботы по предупреждению и тушению пожаров и попечение о лучшем устроении селений;

10) попечение о развитии средств народного образования и установленное законом участие в заведовании содержимыми за счет земства школами и другими учебными заведениями;

11) воспособление зависящими от земства способами местному земледелию, торговле и промышленности; заботы об охране полей и лугов от порчи и истребления вредными насекомыми и животными;

При этом законодатель пытается ввести критерий разделения предметов ведения между губернским и уездными земскими учреждениями.

К ведению губернских земских учреждений относятся те дела, которые касаются всей губернии или нескольких ее уездов, а к ведению уездных земских учреждений – те, которые касаются каждого отдельного уезда и не подлежат ведению губернских земских учреждений.

Все названные предметы ведения более детально изложены при определении компетенции губернских и уездных земских собраний и их управ. Вначале дана общая компетенция тех и других. Затем выделены особая компетенция губернских земских собраний и особая компетенция уездных земских собраний.

Компетенция губернских земских собраний была более объемна. В соответствии со ст. 63 Положения они решали следующие задачи.

В свою очередь, особая компетенция уездного земского собрания обозначалась в ст. 64 всего лишь тремя пунктами.

Соотношение компетенции губернских и уездных собраний свидетельствует о том, что центральная власть полагала строить самоуправление, начиная с «верхних этажей». В любом случае компетенция губернских собраний была намного объемнее и существеннее, чем уездных.

Из этого следует, что почти все ключевые решения, составляющие основу, на которой базируется местное самоуправление, были поставлены в зависимость от губернатора или министра внутренних дел. Такая процедура принятия решений сдерживала процесс осуществления конкретных дел. Земских учреждений в губерниях было много. Все они принимали огромное количество постановлений. Возможности губернатора и министра внутренних дел по рассмотрению таких решений были, естественно, ограничены.

Но тем не менее земства наращивали темпы развития подведомственного им хозяйства.

Более эффективно они реализовали свои полномочия в области медицинской помощи населению и народного образования.

Положения о земских учреждениях предусматривали разграничение компетенции не только между губернскими и уездными земскими собраниями, но и между собраниями и губернскими и уездными земскими управами, которые являлись исполнительными органами. Земские управы осуществляли исполнительно-распорядительные функции.

Так, в соответствии со ст. 97 Положения о земских учреждениях 1890 г. земские управы вели текущие дела по земскому хозяйству, изыскивали меры к его улучшению, наблюдали за поступлением налогов, контролировали выполнение решений земских собраний, представляли необходимые материалы губернатору и министру внутренних дел, составляли планы на устройство селений, созывали с разрешения губернатора земские собрания на заседание.

Очевидно, что круг полномочий земских управ был значительно меньшим, чем у земских собраний. Это свидетельствует о том, что представительной власти отдавался наибольший приоритет. Земские управы были подотчетны земским собраниям. Компетенция крестьянского и земского самоуправления имела разное содержание. Физические лица и органы крестьянского самоуправления решали более приземленные задачи. Они строили, создавали предприятия, заводили промыслы и т. д. Во главу дела были поставлены полномочия конкретного человека, крестьянина, собственника. Именно ему были созданы условия для развития инициативы в области производства. Человек со своей собственностью выступал в качестве источника появления самоуправления на селе. При этом он обладал определенной компетенцией, включавшей в себя собственность, предметы ведения, права и обязанности.

У земских учреждений возможности были ограничены. Дела их носили оторванный от мирских забот характер. У них не было собственности в том объеме, в каком обозначались предметы ведения, права и обязанности. Функции этих органов в большей мере носили организационно-правовой, управленческий, фискальный характер. Это привело к тому, что самоуправление на уровне губерний и уездов оказалось малоэффективным, а сама его идея была дискредитирована.

Земства нельзя было считать даже органами самоуправления в полном смысле слова как по их составу, так и по кругу действий. По составу потому, что они представляли собой не все население соответствующей территории, а лишь агломерат отдельных классов общества, да еще и представленных неравномерно. По кругу действий потому, что органы самоуправления являлись административной властью центрального управления. Земские учреждения были представлены только особыми органами центрального управления для руководства хозяйством, распорядиться которым самостоятельно они не могли.

Компетенция земских губернских и уездных учреждений по Положениям 1864 и 1890 гг. не ограничивалась чисто хозяйственными делами местного значения. Она подразделялась на две части. К первой части относился собственный круг полномочий земских учреждений, ко второй – делегируемый государством. Можно сказать, что земские учреждения обладали собственной и делегируемой компетенцией. При этом объем делегируемой государством компетенции был значительно больше, чем собственной. Об этом свидетельствуют Положения о губернских и уездных земских учреждениях 1864 и 1890 гг., а также практика земского самоуправления. Объем компетенции земских учреждений определялся степенью зависимости их от государственной власти, т. е. от соотношения с центральными органами и губернатором.

Элементы взаимодействия самоуправления с государственной властью нашли отражение в Городовом Положении 1785 г., согласно которому органы и должностные лица городского самоуправления взаимодействовали с губернатором и даже с Казенной палатой. Это касалось проведения выборов (ст. 30), представления губернатору о своих общественных нуждах и пользах (ст. 36), отчета перед губернатором и Казенной палатой о городовых доходах и расходах, организации исполнения законов и т. д.

В Городовом Положении 1870 г. появились более ярко выраженные нормы о взаимодействии органов местного самоуправления с губернатором, с правительственными учреждениями, с Министерством внутренних дел. Статья 6 Положения прямо зафиксировала, что правительственные установления, земские и сословные учреждения обязаны содействовать городскому общественному управлению. В то же время общественное управление должно было организовать свои отношения с губернским начальством через городского голову или члена городской управы. С Правительством отношения осуществлялись через губернатора и министра внутренних дел.

Вопросы, по которым строились взаимоотношения, были различными: бюджета, налогов, сборов, пошлин, выборов, исполнения законов и положений. Структура взаимоотношений предусматривалась в Городовом Положении 1870 г. не только через функции, т. е. направления деятельности и предметы ведения, но и путем создания органов, через которые предусматривалось осуществление такого взаимодействия. Иными словами, устанавливался механизм взаимодействия.

Взаимоотношение земств с правительственными учреждениями имело более глубокий функционально-структурный характер.

Начиная с 1890 г., с принятием нового Положения о земствах, в систему земств для организации их работы и контроля над ними было введено Губернское по земским делам присутствие. В его состав от губернии входили губернатор, вице-губернатор, управляющий Казенной палатой, прокурор окружного суда. Как видим, здесь присутствовал полный набор должностей от государства.

Со стороны земств были представлены председатель губернской земской управы (он же предводитель дворянства) и один гласный от губернии. В дальнейшем представители земств избирались в Государственную думу. В этот период взаимоотношения носили характер контроля органов государственной власти над местным земским управлением, т. е. действовал принцип подчиненности как по функциям, так и по органам.

Как видим, Правительство особо не жаловало инициативу и предприимчивость земских учреждений, а наоборот, держало их в жестком повиновении и заставляло быть законопослушными.

Земства пытались ограничить во всем, особенно в сфере политики. И когда это не удалось, 12 июня 1900 г. Правительство решило урезать источники существования земств. Принятые в этот день «Примерные правила об установлении предельного земского обложения» запретили земствам увеличивать смету более чем на 3 % по сравнению с предшествующим годом.

Взаимодействие земств с Правительством усилили съезды и совещания земских представителей по различным вопросам, а также Всероссийский земский союз, созданный с разрешения Правительства.

10 июля 1915 г. появились довольно мощное объединение Земгор, Союз городов, которые оказывали помощь военным частям, раненым больным.

В дальнейшем функции взаимодействия с государством расширились в области промышленного производства.

Таким образом, взаимоотношения земств с государством осуществлялись в губернии через губернатора и Губернское по земским делам присутствие, в центре – через министра внутренних дел, Правительство, Государственный Совет и Сенат. Сущность такого взаимодействия состояла в полном контроле действий за земствами со стороны государственных учреждений и должностных лиц.

Местное государственное управление в 1917–1990 годах

Советы рабочих и солдатских депутатов и местные земские органы олицетворяли соответственно два противоположных пути развития революции. Первые – революционно-демократический, а затем и пролетарский; вторые – буржуазный.

История, как уже отмечалось, зафиксировала различное наименование Советов. Это Советы рабочих депутатов, Советы рабочих и солдатских депутатов, Советы крестьянских депутатов, Советы казачьих депутатов, Советы матросских депутатов в 1918 г. Затем произошло объединение отдельных Советов в Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. В стране сложилась единая система Советов, в которой нашел организационное оформление принцип диктатуры пролетариата – союз рабочего класса и крестьянства при руководящей роли рабочего класса. Название Советов было закреплено вначале в Конституции РСФСР 1918 г. Вся власть в стране в центре и на местах, как говорилось в первой Советской Конституции, принадлежит Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Всю систему Советов возглавлял Всероссийский съезд Советов. Органами Советской власти на местах являлись областные, губернские, окружные, уездные, волостные съезды Советов, городские и сельские Советы. Вся система органов государственной власти строилась на основе принципа демократического централизма.

В 1937 г. в Конституции РСФСР название Советов преобразуется. Они стали называться Советами депутатов трудящихся. Затем Конституция РСФСР 1978 г. вводит понятие «Советы народных депутатов», которые действовали до октября 1993 г., когда Указом Президента Российской Федерации они были упразднены.

Были ли Советы органами местного самоуправления в период 1917–1990 годов?

Правовые акты, регулировавшие их организацию и деятельность, свидетельствуют о том, что таковыми они не были. Они представляли собой систему органов государственной власти на местах. Система Советов строилась на основе принципа демократического централизма. Местное самоуправление исключает этот принцип. Компетенция Советов была унифицирована. В системе местного самоуправления она имеет относительное разграничение и отделена от компетенции государственных органов. Советы решали вопросы как местного, так и государственного характера. Но решение этих вопросов имело чисто формальный характер. Ведь известно, что все решения принимались вначале в партийных органах, а затем Советы повторяли то, что утверждалось этими органами. Советы не имели фактического права на самостоятельное решение. По сути, у них не было реальной власти. Она находилась в руках партийных комитетов, выступала в качестве камуфляжа, прикрытия деятельности партийных органов. Под четким надзором партии находилась вся система Советов сверху донизу. Партия организовывала выборы в Советы, назначала руководителей советских органов, устанавливала функции и полномочия Советов.

Советы были подотчетны партийным органам. За период существования Советов лозунг и конституционные нормы о передаче и принадлежности всей власти Советам оказались нереализованными.

Следует обратить внимание на то, что Советы были самыми представительными органами власти на местах. В их состав входили представители самых различных социальных групп населения.

Практика работы Советов свидетельствовала о том, что в их деятельности было много полезного и интересного. Однако в большинстве своем этот опыт оказался невостребованным. Согласно последним советским конституциям система местных Советов народных депутатов была представлена краевыми, областными Советами, Советами автономной области и автономных округов, городскими, районными, районными в городах, поселковыми и сельскими Советами.

Правовые основы организации и деятельности местных Советов. Деятельность Советов регулировалась конституциями, положениями, законами о Советах, постановлениями ВЦИК, Верховных Советов Союза ССР и союзных республик. Кроме того, по вопросам деятельности Советов издавались постановления ЦК КПСС, совместные постановления ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР.

Законодательная практика сложилась таким образом, что законы принимались отдельно по каждому уровню Советов, вплоть до сельского, поселкового. В законах, как правило, функции и полномочия Советов различных уровней дублировались, что не позволяло четко разделить работу по управлению процессами.

В то же время нужно отдать должное законодателю того периода в том, что законы детально расписывали полномочия Советов по сферам деятельности, закрепляли их формы работы по выполнению законов и взаимодействию с населением.

С 1990 по 1993 год Советы выступали в роли основного звена местного самоуправления. Они были одновременно и органами местного самоуправления, и органами государственной власти на местах. Об этом свидетельствуют нормы Конституции Российской Федерации, действовавшей до октября 1993 г., а также Закона РСФСР «О местном самоуправлении». В числе правовых основ деятельности местных Советов можно назвать законодательные акты, регулирующие бюджетные, кредитные, налоговые, земельные, трудовые отношения и т. д.

Вопросы компетенции местных Советов широко раскрыты в трудах К. Ф. Шеремета, О. Е. Кутафина, Г. В. Барабашева, С. А. Авакьяна, поэтому нет необходимости в подробном изложении данного вопроса.

Известно, что ликвидация Советов произошла внезапно, без предварительной проработки вопроса о возможном новом механизме управления на местах, в тот момент, когда Советы, освободившись от партийного руководства, начали постепенно обретать реальную силу, о которой длительное время шла речь на всех «этажах» власти.

Отсутствие нового четкого механизма на местах, как показывает практика, привело к неуправляемой ситуации в масштабе всего государства.

В настоящее время, на наш взгляд, целесообразно как можно быстрее наладить организацию и деятельность органов местного самоуправления, приходящих на смену Советам. Здесь нужна не только законодательная база, но и кропотливая работа с населением с позиции вовлечения людей в процесс управления местными делами. Люди должны почувствовать уверенность в том, что новые органы более продуктивны, чем Советы. Но это можно доказать только на деле, на конкретных примерах улучшения жизни каждого человека.

Территориальное общественное самоуправление. Общественное территориальное самоуправление фактически действовало на территории нашей страны в данный период. Правда, оно не имело в своем названии слова «самоуправление». Не было такого названия и в правовых актах, регулировавших организацию и деятельность общественного территориального самоуправления. Организационная основа, формы самоуправления выражались в собраниях, сходах, комитетах, общественных Советах.

В первые годы Советской власти одновременно с созданием Советов формировались домовые, квартальные (уличные) комитеты. Изначально они представляли собой органы, обладающие значительными автономными полномочиями. Для решения задач эти органы имели финансовые средства. В их компетенцию входило решение задач коммунального и социального характера.

Однако в дальнейшем тенденция самостоятельного развития была приостановлена. Все самодеятельные органы и формы, образованные по месту жительства граждан, были подчинены Советам, их исполнительным органам.

Политическая оттепель 1960-х годов вновь оживляет деятельность домовых, уличных (квартальных) комитетов. Все в большей степени они участвуют в решении вопросов благоустройства территорий, контроля за состоянием жилого фонда, содействуют строительству и ремонту объектов сферы обслуживания населения.

Руководство деятельностью территориальных органов общественного самоуправления осуществлялось со стороны партийных комитетов и исполкомов. При исполкомах были созданы специальные органы, называемые Советами домовых, уличных (квартальных) комитетов, в состав которых избирались представители домовых и уличных (квартальных) комитетов. Советы обладали обширными функциями по координации деятельности всей системы органов и форм общественного самоуправления.

В г. Москве, например, эти органы в свое время сыграли большую роль в деле сохранности и ремонта жилого фонда, озеленения, содержания территорий, воспитания подрастающего поколения, оказания помощи малообеспеченным семьям и инвалидам.

Между органами микрорайонов было организовано соревнование на лучшее состояние жилого фонда, образцовую территорию и т. д.

Такой подход позволял органам власти вовлекать людей в процесс управления на общественных началах, формировать коллективные формы участия людей в созидательных, полезных делах. Все это давало неплохие результаты.

В конце 1980-х годов в г. Москве начинают зарождаться комитеты территориального общественного самоуправления. Одним из ярких примеров становления и деятельности комитетов явился микрорайон Братеево г. Москвы. Именно здесь осенью 1988 г. состоялась учредительная конференция делегатов микрорайона, которая избрала тайным голосованием Комитет общественного самоуправления в составе 55 человек. На конференции было утверждено Положение о Комитете.

Комитеты общественного самоуправления стали создаваться и в других районах г. Москвы. Затем они были созданы в Ленинграде, Свердловске, Челябинске, Архангельске, Новосибирске, Находке и других городах.

В сельских населенных пунктах традиционной формой общественного самоуправления были сходы и собрания граждан, которые имели довольно обширные полномочия. Они заслушивали доклады и информации о работе местных Советов и их органов, обсуждали проекты законов, решений местных Советов по важнейшим вопросам, обсуждали вопросы благоустройства населенных пунктов, сохранности и использования жилищного фонда, коммунально-бытового, культурного и иного обслуживания населения, развития физической культуры и спорта, организации досуга граждан по месту жительства, охраны природы, оказания помощи в проведении сельскохозяйственных работ и т. д.

На сходах и собраниях рассматривались вопросы состояния общественного порядка: самообложения граждан, выдвижения кандидатов в депутаты поселковых сельских Советов и т. д.

Положение закрепило общие нормы о собраниях и сходах, а также нормы, предусматривающие полномочия и порядок подготовки и проведения собраний и сходов. Положение представляет собой документ, закрепляющий системный подход к организации общественного управления по месту жительства.

В соответствии со ст. 17 Положения решения общих собраний, сходов граждан принимаются открытым голосованием и обязательны для исполнения всеми жителями соответствующих населенных пунктов: микрорайонов, кварталов, улиц, жилых домов. Для придания наибольшей значимости решениям собраний, сходов обязанность по их реализации, согласно ст. 18 Положения, возлагалась на соответствующие исполкомы местных Советов. Кроме того, в реализации решений участвовали непосредственно сами граждане.

Организация и деятельность различных комитетов регулировались Положением об общественных сельских, уличных, квартальных комитетах в населенных пунктах РСФСР, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 сентября 1985 г.

Положение создавало довольно широкие возможности по вовлечению населения в процесс общественного управления.

Теоретически органы местного самоуправления составляли в данный период прочную основу местных органов государственной власти, и перспектива у них была неплохая. Однако события, произошедшие в сентябре-октябре 1993 г., предопределили несколько иную ситуацию.

С уходом со сцены государственной власти Советов деятельность огромного народного актива практически оказалась свернута и утратила свою былую значимость. Народ вновь оказался удаленным от государства.

На наш взгляд, в этом плане со стороны центральных органов власти была допущена серьезная политическая ошибка. Не создав ничего нового, центральная власть разрушила свою реальную опору на местах, которая состояла из широкого круга представителей народа, работавших на общественных началах. На возрождение такой инициативы потребуется не менее 10–15 лет.

Местное самоуправление в 1990–1998 годах

Первый этап становления местного самоуправления. Местное самоуправление в нашей стране в течение длительного периода (с 1917 по 1990 год) не получило закрепления в правовых актах. В эти годы сдерживались даже идеи и теоретические рассуждения о местном самоуправлении.

Концепция местных органов власти и управления была обусловлена системой единства Советов и исполнительных органов снизу доверху.

В первые годы Советской власти проявлялась незначительная тенденция сохранения элементов местного самоуправления. В большей мере это выражалось в привлечении и участии трудящихся в деятельности местных Советов.

В 1960-х гг. в партийных документах и научной литературе вновь появляется понятие «местное самоуправление», но оно не удержалось в трудные годы перестройки государственного управления отраслями хозяйства, культуры.

XXVII съезд КПСС возобновил идею и определил стратегию развития социалистического самоуправления народа. Важнейшим политическим событием в истории нашей страны стали XIX Всесоюзная партийная конференция, а затем Съезд народных депутатов СССР, глубоко всколыхнувшие общественное сознание, на которых была озвучена идея социалистического самоуправления и формально определены пути проведения политической и экономической реформ общества.

В принятой конференцией резолюции «О демократизации советского общества и реформе политической системы» было признано необходимым открыть максимальный простор самоуправлению общества, создать условия для полного развития инициативы граждан, представительных органов власти, партийных и общественных организаций, трудовых коллективов.

Введение местного самоуправления было обусловлено рядом причин.

Во-первых, его появление было связано с тем, что усиление ведомственной централизации привело экономику и социальную сферу страны к серьезным осложнениям и деформациям.

Во-вторых, министерства и ведомства, обладая по существу неограниченной собственностью, взяли на себя всю ответственность по управлению страной, но в итоге не обеспечили управляемость.

В-третьих, действовавшие законы о местных Советах представляли собой совокупность декларативных прав и обязанностей, не подкрепленных необходимыми материально-финансовыми ресурсами. К тому же законы полностью дезавуировались ведомственными инструкциями.

В-четвертых, Советы и их исполнительные органы оказались под двойным прессом: с одной стороны, министерств и ведомств, с другой – партийных органов. Последние реально осуществляли руководство хозяйственным и социально-культурным строительством, навязывали Советам свои установки, сковывали их инициативу и самостоятельность, в то же время вину за просчеты относили в адрес Советов.

В-пятых, местная промышленность оказалась полностью «в тисках» центральных ведомств и пришла в упадок. Малые и средние предприятия были подавлены крупными объединениями-монополистами.

В-шестых, государственные органы снизу доверху оказались оторванными от общества. Общество было отдалено от государства.

В результате образовался разрыв между государством и гражданами. Здесь можно вполне применить ленинскую формулу о том, что низы не хотели жить по-старому, а верхи уже не могли жить по-старому. Назрела необходимость проведения реформ сверху. Что-то нужно было делать. Начиная с середины 1980-х годов центральная власть решила провести политические реформы, ничего не меняя в экономике. Реформы начались с изменений в Конституции СССР. Но, поскольку они проводились импульсивно, бессистемно, ничего из этого по существу не вышло.

Переустроенная структура органов государственной власти не соответствовала действовавшим экономическим отношениям. Политическая реформа опережала изменения в экономике.

В 1990 г. был принят Закон СССР «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР». Он определил стратегию местного самоуправления, установил в определенной мере соотношение между центральными и местными органами власти, внес новые элементы в формирование финансовой базы, создал предпосылки для становления и развития коммунального хозяйства.

В Законе обеспечивалось сбалансированное соотношение прав и обязанностей органов местного самоуправления с их материально-финансовой базой.

Принятая в декабре 1993 г. на референдуме Конституция РФ пополнила нормативную базу о местном самоуправлении.

После принятия Конституции РФ, в 1993–1995 гг., наблюдается тенденция принятия положений о местном самоуправлении в краях, областях. Целые разделы о местном самоуправлении появились в уставах краев, областей. В них были воспроизведены статьи Конституции РФ и положения указов Президента Российской Федерации.

В конституциях республик, законах, уставах, положениях о местном самоуправлении субъектов Федерации отражена соответствующая теория местного самоуправления. Субъекты Федерации (26) пошли по пути государственной теории самоуправления, признавая самоуправление продолжением государственного управления (Республики Башкортостан, Саха-Якутия, Коми, Хабаровский край, Свердловская, Амурская области и т. д.). Здесь органы местного самоуправления не были отделены от органов государственной власти при осуществлении управления.

По наименованиям органы местного самоуправления субъектов Федерации имели в тот период различия.

Представительные органы были названы, как правило, думами, собраниями представителей, собраниями граждан, сходами граждан, советами депутатов, собраниями старост, муниципалитетами, земскими собраниями.

В отдельных республиках наименования были установлены в соответствии с национальными традициями.

Начиная с 1995 г. субъекты Российской Федерации принимают законы о местном самоуправлении, о местном референдуме, о выборах, которые в большей мере соответствуют Конституции Российской Федерации и Федеральному закону «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

На смену периоду положений, которые имели временный характер, приходит период принятия законов субъектов Российской Федерации, обеспечивающих определенную устойчивость института местного самоуправления, вселяющих уверенность в его жизнеспособности.

В 2003 г. принят новый Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», введение в действие которого отнесено на 2009 год.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector