Онейроид можно определить как

fashion 1031469 1920 Советы на день

Онейроид можно определить как

Онейроид — грезеподобное, сновидное помрачение сознания с нарушениями ориентировки и самосознания, с фантастическими переживаниями и видениями, складывающимися в определенный сюжет и образующий единое целое (космические полеты, приключения и др.), активным участником которого больной себя чувствует.

Эпидемиология онейроида

Истинный онейроид часто является кульминацией в развитии приступа рекуррентной шизофрении, реже встречается при других заболеваниях.

253

Клиника ( признаки ) онейроида

На первых этапах развития онейроида отмечаются нарушения сиа, затем появляется бред инсценировки: больному кажется, что все вокруг него специально подстроено и именно для него разыгрываются сцены. В это время у больного появляется двойная ориентировка: он одновременно находится в реальном и фантастическом мире, отчасти понимая это. Далее начинает нарастать фантастическая бредовая симптоматика, и появляется ложное осознание исключительности собственной личности и миссии.

Больной переживает красочные фантазии: посещает другие миры, может быть в раю или аду, является освободителем всего человечества, управляет движением планет и др., но его поведение не соответствует переживаниям: он находится отрешенным от окружающей обстановки в ступорообразном или субступорообразном состоянии, с открытыми глазами и устремленным вдаль неподвижным взглядом (глаза могут быть и закрыты); безмолвен или бессмысленно патетически возбужден, мимика застывшая, напряженная или восторженная. Иногда имеет место восковая гибкость, а некоторые больные могут и ходить с «очарованной улыбкой».

Грезеподобное состояние может сочетаться с признаками делирия, вербального галлюциноза или острого параноида. В отличие от делирия, при онейроиде наблюдается не внушаемость, а (чаше) негативизм, нет типичного для делирия симптома пробуждаемое™ (А. А. Портнов, Д. Д. Федотов, 1967).

Главными признаками онейроида являются отрешенность от внешнего мира, фантастические бредовые переживания, двойная ориентировка, исключительность собственной личности и несоответствие переживаний н поведения больного.

По выходе из онейроида выявляются частичные воспоминания, более полные и последовательные — о субъективных явлениях и недостаточные, либо полностью утраченные — о реальных событиях. Продолжительность — до нескольких недель.

101

Неотложная ( первая ) помощь при онейроиде

Неотложная помощь аналогична лечению делирия.

Вопросы госпитализации в психиатрическую больницу решаются в индивидуальном порядке, в зависимости от тяжести и характера основного заболевания.

Источник

Онейроид

onejroid

Общие сведения

Онейроид является психопатологическим синдромом, при котором происходит качественное нарушение и помрачение сознания особого вида, напоминающего грезоподобную дезориентировку.

При онейроидном синдроме у человека в голове разворачиваются фантастические картины, возникают сновидные и псевдогаллюцинаторные переживания, которые могут переплетаться с реальностью или полностью её замещать. Состояние дезориентированности в пространстве и времени, помутнение сознания, пассивность обычно вызваны участием больных в их псевдогаллюцинаторных ситуациях. Это не аменция так как она представляет собой постоянный безрезультатный поиск ориентировки и не оглушение для которого характерно отсутствие ориентировки. Кроме того, участниками переживаемых ситуаций при онейроиде могут становиться находящиеся рядом люди, поэтому симптоматика часто напоминает делириозное состояние.

Главным признаком данного патопсихологического состояния становится дезориентация в собственной личности, её двойственность, полное изменение восприятия, трансформация собственного «Я» может доходить до превращения в птицу, растение или даже неодушевленный предмет.

Онейроидный синдром обычно манифестирует у подростков и имеет черты кататонического ступора. Для пожилых особ онейроидные бредовые переживания нехарактерны.

Краткая историческая справка

В 1894 году Э. Регис состояние психозов, вызванных инфекциями и интоксикациями называл онирическим бредом, но в 1909 году французским психиатром Г.Г. де Клерамбо было предложено именовать этот синдром онейроидным бредом. Спустя 15 лет В. Майер-Гросс издал книгу, к которой описал состояние спутанности сознания и форм онейроидного переживания у пациентов, страдающих от психозов, которые ныне считают рекуррентной шизофрений, являющейся наиболее полной формой заболевания, протекающей в несколько последовательных этапов.

Термин происходит от древнегреческих слов онейрос – сновидение и ейдос – вид.

Патогенез

Онейроидный синдром может разворачиваться в несколько этапов. Сначала у людей возникают симптомы аффективного расстройства, которые могут продолжаться неделями и даже месяцами. Затем наступает этап бредового настроения, который длится часы или дни, а также бред в течение дней или недель с инсценировками и ложными узнаваниями, значениями и интерметаморфозами. Далее наблюдается острая фантастическая парафрения и только потом истинный онейроид с помрачением сознания продолжительностью в часы или даже дни.

Если онейроид вызван экзогенно-органическими заболеваниями или интоксикациями, то его развитие стремительное – может занимать всего несколько минут и происходить на фоне симптомов, характерных для этих заболеваний.

С.Т. Стоянов выделяет такие этапы формирования онейроидного синдрома. Он считает, что патология начинается с вегетативных общесоматических нарушений, затем приходит бредовое настроение, далее наступает этап аффективно-бредовой дереализации и деперсонализации, который в итоге вызывает онейроидную кататонию.

Редуцирование симптомов происходит в обратном порядке. В классической форме закономерное развитие онейроида происходит у людей с шизофренией и оно называется эндогенным. Для экзогенно-органического онейроида, не считая сенильного, характерно приступообразное течение, но кульминация аналогична шизофренической.

Классификация

Существует несколько классификаций онейроида. При учете ориентации событий в окружающем мире онейроидный синдром бывает:

Если берут во внимание такой фактор как преобладание аффекта, то онейроид может быть экспансивным или депрессивным. Первый является маниакальным и отличается возникновением восхищения, умиления, проникновения и прозрения, тогда как депрессивный вызывает у больного апатию, чувство тревожности, раздражительности и бессилия.

Расстройство «Я» и невроз может проявляться в виде утраты активности, простоты и жизнеспособности человека. К более сложным нарушениям идентичности относятся ощущения непроницаемости, утраты стабильности и границ собственного «Я», его видоизменение, перевоплощение, раздробленность, растворенность, а в некоторых случаях больным кажется, что они являются неодушевленными, раздвоенными или даже расстроенным личностями.

Причины

Причинами онейроидного синдрома являются эндогенные и экзогенные органические поражения и расстройства, включая:

Симптомы

Онейроид как помутнение сознания влияет на различные когнитивные, психологические и физиологические функции, вызывая расстройство речи, эмоциональной составляющей, памяти и пр.:

На этапе кульминации — истинного ориентированного онейроида фантазии больного имеют ориентировку на окружающий реальный мир и нарушения самосознания, то есть он может становиться полноценным участником событий псевдогаллюцинаций, достигая грёзоподобного онейроида. Однако, нужно учитывать, что закономерное развитие поэтапного, медленного бреда происходит не всегда.

Особенности грезоподобных переживаний при онейроиде

Псевдогаллюцинации больных обычно сценического характера и отличаются нестандартностью и фантастичностью. Они чем-то напоминают сновидения, при этом из-за отсутствия внешней проекции — все события происходят внутри сознания, заполняя субъективное психическое пространство. Это отличает грезоподобные переживания от истинного галлюцинаторного синдрома.

Картины при онейроиде яркие, с диковинным содержанием, могут иметь сюжетную линию соединенных между собой различных сцен. Тематика бывает космической, урбанистической, средневековой, религиозной, апокалиптической и т.д., отмечается диссоциация в поведении между реальностью и фантазиями, в которых больной играет главную роль. В отличие от делирия (delirium с латинского — безумство) — больные часто находятся в спокойном состоянии, оцепенении, в своих грезах, их внимание невозможно привлечь, тогда как делириозный синдром заставляет людей быть крайне активными, способными наносить вред себе и окружающим. Но, есть ученые, которые считают, что проффесиональный делирий имеет много схожих черт с онейроидом.

Для состояния после пережитого онейроидного бреда достаточно часто характерно ощущение недоумения и растерянности, а также развитие частичной амнезий, но не в такой значительной мере как при делирии. При этом память обычно сохранена относительно болезненных переживаний, тогда как реальные события забыты. В результате тяжелых органических поражений состояние может ухудшаться и переходить в аменцию или оглушение.

Анализы и диагностика

Для определения онейроидного состояния важнейшими оказываются данные анамнеза, клинические проявления и беседа с самим больным, а также с его близкими и родственниками. Схожими составляющими фабулы психического расстройства обладает ониризм и профессиональный делирий, поэтому состояние требует применения методов сравнительной диагностики.

Лечение

Людям, пережившим онейроидные бредовые переживания эндогенного характера необходимо лечение в психиатрической больнице.

При экзогенном происхождении онейроида тактика лечения выбирается в зависимости от этиологии заболевания, повлекшего такое нарушения сознания. Если у пациента выявляются признаки токсикомании, наркомании или алкоголизма, то ему назначают дезинтоксикационную терапию. Если природа поражений инфекционная – то используются препараты, к которым чувствителен возбудитель заболевания. Когда причина недуга кроется в сосудистых поражениях или других органических нарушениях головного мозга, то в таких случаях лечат основное заболевание.

Источник

Онейроид можно определить как

Общая психопатология

• Зрительные представления и псевдогаллюцинации следуют одни за другими так, что одна ситуация как бы вытекает из другой (сценоподобность, сноподобность — подобно тому как мы видим сон, только этот «сон» пациент видит в состоянии бодрствования и не может от него избавиться), эти образы могут переплетаться с деталями окружающей обстановки (например, больной чувствует себя в пучине моря, которое изображено на фотообоях в его палате) или восприниматься изолированно от того, что окружает пациента.

• Больные ощущают себя участниками действия (т.е. «перевоплощение» в героев грез — от каких-либо известных исторических персонажей, например Жанны д’Арк, до совершенно неестественных перевоплощений — больной говорит, что он превратился в зодиакальное созвездие Сковороды»), находящимися в «центре борьбы добра и зла». Часто это сопровождается чувством восторженности (при экспансивном варианте. Например, пациент чувствует себя спасителем Земли, так как он только что, летая в космосе, остановил руками падающий метеорит), недоумения либо полного ужаса (при депрессивном варианте — больная находится в полном отчаянии, так как видит, как на глазах у нее рушится вся Вселенная — «планеты сходят со своих осей и падают на Солнце», «знает», что это она виновата в этом).

• Характерна отрешенность от окружающего — погруженность в свои переживания, в то время как реальную обстановку воспринимают лишь частично. Часто можно отметить «двойную ориентировку» — больной одновременно признает, что он физически находится здесь (например, в больнице), но на неком другом (духовном, «астральном» и пр.) плане он (его душа, аватар, астральное тело и др.) находится совершенно в другом мире. Например, больная при поступлении в стационар говорит, что чувствует, будто «одновременно» физически находится в приемном покое больнице, а какая-то часть ее «в это время ползет улиткой по склону лунного кратера».

• Переживания как бы «поглощают», «завораживают», «зачаровывают» больных до состояния двигательного оцепенения — т.е. проявления от кататонического субступора с периодами обездвиженности (застывания) вплоть до развернутого кататонического ступора.

• После выхода из состояния обычно наблюдается частичная амнезия реальных событий, воспоминания о болезненных переживаниях сохранены лучше.

• Наблюдается преимущественно при шизофрении. В этих случаях полное развитие онейроида обычно проходит ряд стадий (дереализации, иллюзорных, галлюцинаторно-бредовых расстройств и т.п.), что занимает достаточно большое время. Длительность онейроида обычно составляет недели.

Клинические примеры см. в главе «Шизофрения». В мировой психиатрии данный вид помрачения сознания в настоящее время описывается редко.

Источник

Онейроид можно определить как

Онейроидно-кататонический синдром в практике детского психиатра: проблематика, клиническое наблюдение

Дифференциальная диагностика эндогенных психозов у детей и подростков остается актуальной проблемой психиатрии, обусловленной завуалированностью психопатологической симптоматики в связи с возрастной незрелостью психических структур. В практической работе детского врача психиатра имеет большое значение своевременная верификация данных психопатологических состояний, определяя правильность терапии пациентов с онейроидно-кататоническим синдром.

Специалисты БУЗОО «Клиническая психиатрическая больница им. Н.Н. Солодникова» и ФГБ ОУВО «Омский государственный медицинский университет» представили клинический случай, мальчика 13 лет, госпитализированного в детский круглосуточный психиатрический стационар в порядке оказания неотложной помощи, иллюстрирующий динамику развития онейроидно-кататонического синдрома.

Анамнестические сведения: наследственность психопатологически отягощена по линии матери ребенка: у близких родственников диагностированы шизофрения, эпилепсия, умственная отсталость. Ребенок воспитывается в полной многодетной семье. В семье 7-ро детей, отношения между детьми доброжелательные.

Анамнез жизни: ребенок от пятой беременности, вторых срочных родов. Настоящая беременность протекала с угрозой прерывания, неоднократного стационарного сохранения. Масса при рождении 3420 г., длина тела 48 см. Родился с асфиксией вследствие однократного обвития пуповиной. Закричал не сразу. Из роддома выписан на 5-ые сутки домой с диагнозом: ишемическое перинатальное поражение ЦНС, синдром возбуждения.

Рос спокойным ребенком, предпочитал игры в одиночестве. Держался в стороне от детей, к контакту с ними не стремился, в коллективные игры не вовлекался. Обучение в школе начал в возрасте 7-ми лет по общеобразовательной программе. К общению с одноклассниками также не стремился, на переменах предпочитал сидеть за партой, первым в разговор не вступал. Всегда отмечалась сверхценность увлечений, так с 2013 г. ребенок стал увлекаться динозаврами, позже стал высказывать мысли о том, что считает себя динозавром, издавал характерные для животного звуки, копировал движения тираннозавра, перестал откликаться на свое имя, однако, по просьбе родителей помогал по хозяйству, все действия совершал в образе динозавра. Родители считали это затянувшейся игрой. Продолжал посещать занятия в школе, успеваемость оставалась прежней, несмотря на то, что ребенок перестал давать устные ответы на уроках.

Анамнез заболевания: мать считает, что состояние ребенка резко ухудшилось 21.03.2018 года после бессонной ночи, мальчик стал говорить матери, что видит у себя на теле червей, пытался пинцетом вытаскивать их личинки из своих глаз. Утверждал, что видит, как по всему его телу ползают черви, при этом был тревожным, боялся наступать на ноги, заявлял, что когда он наступает на свои ноги, то чувствует как из него вылезают черви. Постоянно мыл руки и лицо, объяснял это тем, что смывает червей. В течение последующих двух дней состояние оставалось прежним, затем стал говорить матери, что слышит голоса умерших дедушек и бабушек, которые якобы просят его помочь им выйти из могил. Поведением обнаруживал наличие страхов, боялся ходить в туалет, начал высказывать мысли, о том что у него появились пластины в голове, при этом постоянно держался за голову руками. На протяжении всего времени мальчик поддерживал контакт только с матерью, с остальными членами семьи не общался. 23.03.2018 года обратились к врачу-психиатру диспансерного отделения для детей, направлен на госпитализацию в детский круглосуточный стационар в порядке оказания неотложной помощи.

Соматическое состояние на момент поступления: общее состояние удовлетворительное.

Неврологическое состояние на момент поступления: очаговых и менингеальных знаков нет. Голова обычной формы и размеров. Лицо симметричное. Глазные щели равномерные. Движения глазных яблок в полном объеме. Сухожильные рефлексы оживлены, без разницы сторон. Статика и моторика не нарушены. Патологических знаков нет.

Психическое состояние

Динамика наблюдения

В первые сутки в утренние часы психическое состояние средней степени тяжести. В вечернее время первых суток психическое состояние тяжелое, осмотрен в постели лечащим врачом совместно с дежурным реаниматологом, на обращенную речь не реагировал, глаза не открывал, отмечался повышенный тонус мышц верхних конечностей, при попытке изменить положение тела, сохранял приданную телу позу, «застывал».

Отмечались симптомы: воздушной подушки, восковой гибкости. Утратил глотательный рефлекс, перестал самостоятельно мочиться. В соматическом статусе отмечалось повышение t тела до 38 градусов, повышение АД до 130/80мм.рт.ст., сохранялось обильное слюноотделение. По тяжести состояния, после совместного осмотра был переведен в ПИТ ОКПБ, где ребенок начал получать инфузионную терапию глюкозо-солевыми растворами, ноотропами, витаминами группы В, назначались гормональные препараты.

В динамике наблюдения в реанимационном отделении в течение последующих восьми суток психическое состояние оставалось тяжелым, продуктивному контакту практически был не доступен, не реагировал на обращенную речь, сохранялись проявления каталепсии в виде восковой гибкости, продолжал принимать пищу энтерально, мочеиспускание осуществлялось через катетер.

На восьмые сутки пребывания в отделении реанимации наметилась слабоположительная динамика в психическом состоянии в виде кратковременного продуктивного контакта, пациент стал реагировать на шепот, отмечались попытки ответить при помощи сжатия пальцев руки врача, морганиями глаз. Восстановился самостоятельный глотательный рефлекс и мочеиспускание. Нивелировались явления каталепсии. При осмотре реаниматологом, нарушений функций в работе витальных органов не отмечалось, решением консилиума на 9-ые сутки пациент для дальнейшего лечения из отделения реанимации был переведен в стационар общего типа.

На двадцать пятые сутки был проведен консилиум врачей-психиатров в составе научных сотрудников кафедры Психиатрии ОмГМУ, решением которого, в связи со слабо выраженной положительной динамикой на проводимой психофармакотерапии в лечении был назначен Оланзапин 5мг/с.

На 7-ой день приема оланзапина 5мг/с пациент начал вставать с постели при помощи медицинского персонала, выходить из палаты, передвигаться по коридору, ходить в туалет. На тридцать четвертые сутки пребывания в стационаре пациент начал самостоятельно ходить, принимать пищу. Свободное время проводил в холле с другими пациентами. На вопросы врача отвечал односложно, в рамках заданного вопроса. В беседе с врачом продолжал утверждать, что находится дома, говорил, что врач – это его брат. В ответ на просьбу рассказать о том, что помнит о событиях, которые переживал ранее, уверенно рассказывал, что длительное время путешествовал с капитаном, называет имя капитана, путешествовал по различным морям, видел всякие ужасы, электрическую акулу, которая может ранить людей, во время своего рассказа поведением обнаруживал наличие обильной галлюцинаторной симптоматики.

В ходе наблюдения отмечается положительная динамика в психическом состоянии в виде сохранности всех видов ориентировок, доступности продуктивному контакту, купирования острой психопродуктивной симптоматики, нормализации фона настроения. В беседе с врачом отрицал наличие обманов восприятия, поведением не обнаруживал, не отрицал того, что ранее видел НЛО, в котором сидели черепахи, разговаривали, говорили разное, то плохое, то хорошее. При расспросе активно рассказывал о своих сновидениях, которые были ранее, сравнивал их с фильмом Аватар, сожалел о том, что больше таких ярких сновидений не видит.

Был проведен повторный консилиум врачейпсихиатров с привлечением научных сотрудников кафедры психиатрии ОмГМУ, решением которого в лечении был отменен Оланзапин, для поддерживающей терапии назначен Клозапин 50мг в сутки в два приема.

Патопсихологическое обследование

Во время обследования испытуемый периодически замирает, смотрит в сторону, начинает говорить на непонятном языке. Меняется выражение лица, на вопросы не реагирует. После этого испытуемый продолжает выполнять задания без напоминания инструкции. При расспросе отвечает, что ему что-то мешает, показывает на область губ. При этом лицо краснеет и появляются слезы. Вербальные ассоциации по созвучию. Перенесенный смысл метафорических выражений, объясняет «светлая голова – просветленный, героический значит», «каменное сердце – не выложит тайну друга».

Окончательный диагноз: острое шизофреноподобное расстройство, онейроиднокататонический синдром. F 23.20.

И.В. Гранкина, Е.С. Воробьев, Л.В. Смачная, Э.А. Каспирович, Т.Ю. Полякова

Источник

Онейроид можно определить как

Этот синдром в подростковом возрасте чаще всего возникает при шизоаффективных психозах, особенно вслед за маниакально-подобными состояниями, при которых экстаз с восторженным выражением лица и патетическим тоном малосвязных высказываний сочетается с относительной малоподвижностью. Реже онейроидному ступору предшествует кататоническое возбуждение. Еще реже онейроидный ступор развивается на высоте депрессивных фаз шизоаффективного психоза.

Подобные состояния были названы онейроидной кататонией [Молохов А. Н., 1936], поскольку в первой половине XX столетия гораздо чаще встречались выраженные ступорозные состояния. Но еще тогда было отмечено, что глубокие степени ступора (ригидный, негативистский) для онейроидной кататонии не характерны.

В настоящее время у подростков онейроидные переживания обычно развиваются при неглубокой мышечной заторможенности, точнее — обездвиженности, которое правильнее расценивать как субступорозное состояние. Больные лежат в постели в позе спящих. На лице застывшее выражение блаженного восторга, а иногда и страха. При обращении могут вообще не реагировать, как будто видят сон, но добудиться их невозможно. Могут отвечать как бы автоматически, отмахиваются, гонят от себя. Указания совсем не выполняют или делают требуемое (повернуться, открыть глаза, показать язык, проглотить пищу, подаваемую с ложки) после многих повторений и понуканий. Пассивным движениям обычно сопротивления не оказывают. В какие-то моменты может появляться симптом восковой гибкости: конечности или голова застывают в приданной им позе, однако подобное положение удерживается лишь короткое время. Усаженные часто застывают надолго в одном положении с отрешенным видом.

В период обездвиженности расспросить о характере, онейроидных переживаний трудно. О них можно догадываться по отдельным репликам. Иногда удается получить короткие ответы, подтверждающие наличие сноподобных фантазий. Подробно о них больные рассказывают по миновании состояния обездвиженности или при его прерывании посредством внутривенного вливания 2—5 мл 5 % барбамила. Подростки охотно описывают свои фантастические грезы, содержание которых вполне соответствует признакам онейроидного синдрома [Mayer-Gross W., 1924]. Фантазии носят яркий красочный характер, это — подвижные, быстро меняющие друг друга сцены, иногда логически не связанные друг с другом, чем они сходны со сновидениями. Фантастические персонажи могут разговаривать друг с другом и даже обращаться к подростку. Но с обонятельными обманами во время онейроидных переживаний сталкиваться не приходилось.

В отличие от делирия, во время онейроида больной никогда не предпринимает активных действий — не убегает от преследователей, не ищет насекомых, не ловит крыс и т. п. Отношение больного к онейроидным переживаниям напоминает восприятие зрителя, захваченного тем, что ему показывают. Так, например, 17-летний подросток сравнил эти переживания с увлекательным кинофильмом, когда «забываешь, что ты в кино, и живешь вместе с героями картины».

Содержание онейроидных переживаний определяется в основном двумя типами аффектов — экстазом или страхом (смотрят «фантастические фильмы» и «фильмы ужасов»). Один из этих аффектов может удерживаться постоянно или они могут перемежаться. Фабула же зависит от веяний времени, прежних увлечений подростка, россказней, бытующих в компании его сверстников. Полеты в космос, жизнь инопланетян, увлекательные путешествия, сюжеты, почерпнутые из фантастических книг и детективных фильмов и романов представляются на фоне экстаза. Катастрофы, ядерные взрывы, гигантские цунами, обрушивающиеся на города, землетрясения, массы диких зверей, змей, отвратительных насекомых, которыми кишат дома и улицы, становятся предметом видений на фоне аффекта страха. Чувство страха при этом своеобразно, оно сочетается с любопытством и своеобразным интересом («сладкая жуть», по словам одного подростка). «Все люди превратились в скелеты. Эти скелеты бегали по городу и теряли свои кости. Было и страшно, и смешно сразу»,— рассказал о своих переживаниях 13-летний подросток.

Происходящие вокруг события могут причудливо вплетаться в содержание онейроидных грез. При этом может наблюдаться симптом «двойной ориентировки» («Когда меня везли в больницу в машине «скорой помощи», мне казалось, что я лечу на космическом корабле, хотя в то же время я знал, что еду в машине»).

В некоторых случаях в грезоподобных фантазиях отчетливо выступает склонность к символическому толкованию окружающего. Подростку 17 лет казалось, что он не в больнице, а в школе, где готовят разведчиков и над которой «шефствуют все виды Вооруженных Сил»: санитар, который носил тельняшку, был «от военно-морского флота»; постовая сестра, сидевшая у переговорного устройства, была «от войск связи»; небольшого роста, крепкого сложения молодой врач —«от космонавтов» и т. п. Символическое изображение могут получать и прежние внутренние конфликты. Перед болезнью 16-летний подросток увлекался одноклассницей, которая склоняла его к половому сношению, а он никак не мог решиться. Во время онейроида ему представилось, что он стоит перед красивой аркой и чей-то голос ему то говорит «войди», то «не входи».

Сексуальные переживания для онейроида не характерны. Во время субступора подростки не онанируют. Лишь иногда можно услышать о возвышенно-эротических фантазиях.

Во время онейроидного ступора и субступора кормить больных часто приходится с рук. Бывают запоры, подолгу не мочатся, реже больные бывают неопрятны — мочатся и испражняются в постель. Выраженных вегетативных нарушений обычно не наблюдается.

Выход из состояния онейроидного ступора может быть как внезапным (его больные сами сравнивают с пробуждением), так и постепенным, когда обездвиженность и сноподобные фантазии то ослабевают, то вновь усиливаются. Есть указания, что становление ремиссий может затягиваться на много месяцев, даже до 1,5—2 лет [Симашкова Н. В., 1986].

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector