Основатель психогенетики как науки

baby 1399332 1920 Советы на день

11.1. История психогенетики

11.1. История психогенетики

Хотя психогенетика является сравнительно молодой наукой, ее проблемы издавна волновали человека. Вопросы биологического («природного») равенства или неравенства людей обсуждались еще в Древней Греции. В последующие исторические эпохи этот вопрос неоднократно рассматривался в самых разных аспектах. Длительное время спор шел о добрых и злых «началах» в природе человека. Так, французские просветители полагали, что человек по своей природе добр, а их оппоненты утверждали, что зол. В глубокую древность уходят корнями различные классификации и типологии личности и такие «науки», как физиогномика и графология, пытавшиеся разгадать природные задатки и особенности личности человека.

Начало научного изучения индивидуальных различий положил Ф. Гальтон (1822–1911), который первым поставил вопрос об их природе и происхождении, собрав большой экспериментальный материал. Ф. Гальтон был всесторонне одаренным ученым, проявившим себя во многих областях (географии, антропологии, математике и др.). С 1865 г. его интересы сосредоточились на проблеме способностей и их наследования. В 1869 г. Ф. Гальтон опубликовал книгу «Наследственный гений», где утверждал наследственную предопределенность одаренности. В 1875 г. он выпустил статью «История близнецов как критерий относительной силы природы и воспитания», которая положила начало близнецовому методу.

Ф. Гальтон явился основателем такой науки, как евгеника (он сам предложил этот термин), задачу которой видел в изучении способов улучшения наследственности человека. Ф. Гальтон утверждал: «… Когда биологи будут располагать достаточными сведениями о наследственности, люди будут скрещивать себя так, как до этого они скрещивали животных». Евгеника на многие годы «монополизировала» изучение природных основ человека и разнообразия их проявлений. В ней сформировались два направления.

Позитивная евгеника рассматривала мероприятия по увеличению рождаемости в семьях с хорошей наследственностью, способствующие сохранению и повышению качества генов, определяющих благоприятные признаки.

Негативная евгеника разрабатывала мероприятия по снижению в человеческой популяции количества «вредных» генов, предупреждению дальнейшего их распространения. В этих мероприятиях предусматривалась широкая разъяснительная работа среди населения, стерилизация мужчин и принудительные аборты у женщин с неблагополучной наследственностью, активное внедрение методов контрацепции, ограничение числа детей в семьях с низким социальным положением.

Идеи позитивной евгеники нашли свое наиболее законченное выражение в работах выдающегося американского генетика, лауреата Нобелевской премии Г. Меллера. Итоги своих евгенических размышлений Г. Меллер опубликовал в книге «Выход из мрака» (1935), где предлагал ввести в практику искусственное оплодотворение женщин, используя для этого сперму выдающихся доноров. Он также пропагандировал создание «евгенической республики», где все граждане будут улучшаться генетически. Г. Меллер с большой симпатией относился к Советскому Союзу, в 1933–1937 гг. работал в СССР. Его письмо к И. В. Сталину от 5 мая 1936 г. с предложением «евгенизации» СССР было написано в «истинно большевистском» стиле. Однако в 1948 г. Г. Меллер в знак протеста против гонений на генетику вышел из состава АН СССР.

Другой крупный американский генетик того времени Ч. Дэвенпорт, который внес неоспоримый вклад в изучение наследственности человека и анализ разнообразия признаков, также был убежденным сторонником евгеники. Именно его книга «Наследственность в связи с евгеникой» (1911) положила начало широкому распространению евгеники в США. Дэвенпорт не сомневался в генетической природе преступности. Он также полагал, что каждая раса в процессе эволюции приобрела специфические адаптивные черты к определенной среде. Межрасовые браки приводят к дисгармонии физических и психических качеств, а это означает дисгармонию с внешней средой.

Вопрос равенства-неравенства человеческих рас обсуждался в евгенике с особой остротой. Большинство известных генетиков, сторонников евгеники, стояли на позициях превосходства белой расы и наследственной предопределенности как пороков, так и достоинств. Так, в 1919 г. вышла книга американского генетика Э. Иста (он является основоположником изучения полигенного характера наследственности человека) «Инбридинг и аутбридинг, их генетическое и социальное значение». В ней автор выдвигает аргументы о неполноценности негров, считая, что браки людей разных рас нарушают гармоничную работу генов, сложившуюся в результате естественного отбора.

В 1921 г. в Нью-Йорке состоялся II Международный евгенический конгресс, на котором доминировали сугубо расистские взгляды. Наибольшее внимание участников конгресса привлек доклад норвежского генетика Д. Мьеена, который привел обширный материал, подтверждающий дисгармоничный характер браков между лопарями и скандинавами, приводящих к психопатологии, преступности, неврозам, слабоумию. Выступления Д. Мьеена против смешанных браков имели особую убедительность, поскольку сам он был противником расизма.

Идея неравенства рас нашла свое отражение в основных руководствах по генетике человека того времени: Е. Фишер, Э. Бауэр, Ф. Ленц «Наследственность человека» (1928) и Г. Дженнингс «Биологические основы природы человека» (1930).

Итогом евгенических умонастроений можно считать принятие «Манифеста генетиков» на VII Международном генетическом конгрессе в Эдинбурге (1939), в котором содержалась программа улучшения будущих поколений людей.

Скоропалительные выводы сторонников евгеники по проблемам, имеющим большой социальный резонанс, послужили причиной ее активной критики. После Второй мировой войны евгеника как наука тихо исчезла с научного горизонта. Но не исчезли поднимаемые ею проблемы. В 1950 г. было принято Заявление ЮНЕСКО о равенстве всех рас. Текст второго Заявления (1951 г.) был разослан 106 крупнейшим антропологам и генетикам мира с просьбой прокомментировать его содержание. Из 80 ответов 23 ученых полностью принимали положения Заявления, 26 – лишь частично, а в 31 письме содержались резкие возражения, особенно против пунктов, признающих сходство рас по умственным способностям. Против Заявления выступили крупнейшие генетики того времени Г. Меллер, Р. Гейтс, А. Стертевант, К. Дарлингтон и др.

В психологии проблема индивидуальных различий и наследования умственных способностей сфокусировалась вокруг вопроса о достоверности результатов тестов интеллекта (IQ). Начало дискуссии положила статья профессора психологии Калифорнийского университета Беркли А. Дженсена, в которой утверждалось, что умственные способности на 80 % детерминированы генотипом и что только 15 % негров имеют IQ, равный среднему его значению для белых (Jensen А., 1969). Многие последующие исследования указывали на незначительность социально-экономического фактора. Показатели IQ американских индейцев не отличались от показателей белых, а показатели IQ детей-негров, воспитанных белыми, практически не изменялись.

Выступление А. Дженсена поддержал крупнейший психолог Англии Г. Айзенк. Однако экстраполяция результатов тестов интеллекта как критерия оценки самого интеллекта сразу же встретила решительные возражения. Споры вокруг IQ не утихают до сих пор. Эта проблема подробно рассмотрена ниже.

Такова предыстория психогенетики, вернее вопросов, связанных с проблемой индивидуальных различий человека. Методические и методологические подходы к анализу этих различий были сформулированы еще в 1900 г. немецким психологом В. Штерном (1871–1938) в книге «О психологии индивидуальных различий». Именно В. Штерн впервые ввел термины «дифференциальная психология» и «коэффициент интеллекта».

Термин «психогенетика» одним из первых предложил К. Холл, который в 1951 г. писал: «…Психогенетика, как система знаний о наследственности психологических признаков, пока скорее обещание, чем реальность…. Для формирования психогенетики как науки недостаточно установить, что определенные признаки передаются наследственным путем… Генетический анализ, картирование генов, механизм их действия являются основными задачами психогенетики. Короче говоря, психогенетика должна быть подобна биогенетике» (Холл К., 1960, выделено автором – Н. К.). Я привел столь длинную цитату, поскольку считаю, что она предельно точно отражает задачи направления, сформулированные в самом начале его становления.

К сожалению, не могу констатировать, что развитие психогенетики в дальнейшем пошло согласно видению К. Холла. Психологическая составляющая «психогенетики» явно доминировала над генетической. Это можно объяснить тем, что исследования по психогенетике проводили в основном психологи, а не биологи-генетики. Поэтому предначертание К. Холла остается по-прежнему актуально и сейчас, в XXI в. Не способствовало прогрессу исследований и продолжающееся удаление психологии от естествознания, обострение кризисных явлений в самой психологии, о чем я уже писал ранее (Курчанов Н. А., 2008).

В 1958 г. вышла работа ведущего специалиста в области дифференциальной психологии А. Анастази «Среда, наследственность и вопрос “как”», сыгравшая важную роль в пересмотре взглядов на психику: от стремления провести четкую границу – что «от наследственности», а что «от среды», к анализу взаимодействия этих факторов (Anastasy А., 1958). Начиная с 1960-х гг., на развитие психогенетики влияют фундаментальные работы по генетике поведения животных, этологии, молекулярной генетике, психофизиологии. Внедряются новые математические методы. В разных странах осуществляются многолетние исследовательские программы, включающие диагностику широкого спектра индивидуальных особенностей. Однако путь «от гена к психике» оказался весьма долгим. И сегодня в этой области еще больше загадок, чем готовых ответов.

В западной литературе термин «психогенетика» не прижился и сейчас практически нигде, кроме России, не употребляется. Вопросы психогенетики рассматриваются в рамках генетики поведения. У нас термин «психогенетика», как раздел, ориентированный сугубо на изучение человека, прочно закрепился в силу личных предпочтений одного из основателей этого направления в России И. В. Равич-Щербо (1927–2004). Можно долго спорить о правомочности этого термина. В научной терминологии до сих пор чувствуются антропоцентрические тенденции, выражающиеся в «специальных» науках для человека. Другим примером может служить психофизиология. В данном издании термин «психогенетика» оставлен, поскольку он, в первую очередь, ориентирован на российских студентов.

В самые последние годы зарождается еще одно направление – психогеномика, занимающаяся поиском конкретных генов, определяющих те или иные психологические признаки. Ее проблем мы коснемся в последующем изложении.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

8. История лошади

8. История лошади Лошади нам встречаются на каждом шагу, и мы даже не подозреваем, что это одно из любопытнейших животных прошлого. А ведь ее прапрапрадеды совершенно не походили на современного коня. У нашей лошади на каждой ноге только по одному пальцу, на который она и

ИСТОРИЯ ОБЕЗЬЯН

ИСТОРИЯ ОБЕЗЬЯН Как мы уже говорили, млекопитающие произошли от зверообразных пресмыкающихся, вероятно, в начале мезозойской эры, около 200 миллионов лет назад. В течение долгого времени, почти всю мезозойскую эру, они мало менялись. В те давние времена преобладали

История повторяется

История повторяется Симпозиум по биоэнергетике 8-го Международного биохимического конгресса был вынесен в Люцерн. Других симпозиумов в сентябрьские дни 1970 года в Люцерне не проводилось, и потому любой оказавшийся там биохимик наверняка имел представление о

ИСТОРИЯ ОБ ОДУВАНЧИКЕ

ИСТОРИЯ ОБ ОДУВАНЧИКЕ Однажды Лысенко, работая над введением к своей книге «Теоретические основы дарвинизма», подвел итоги сделанному. Он перечислил главное — то, о чем было рассказано на этих страницах, и то, о чем мы не успели рассказать: ускорение полевой жизни

I ВШИВАЯ ИСТОРИЯ

I ВШИВАЯ ИСТОРИЯ Начало лета! Июньское утро обещало чудесный день. Солнце светило прямо в окна серого здания в Дейвице, где тогда находился Паразитологический институт Чехословацкой академии наук, и будто ожил обычно угрюмый фасад, новыми красками заиграла жестяная

История с бормашиной

История лошади

История лошади Теплокровность и улучшенное пищеварение помогли млекопитающим в совершенстве освоить растительные корма. Кишечные бактерии разлагают и сбраживают даже самые грубые растительные ткани. У многих непарнокопытных, хоботных и грызунов брожение происходит в

1.1. История генетики

1.1. История генетики Хотя возраст генетики как науки немногим более 100 лет, история ее зарождения уходит в глубь веков. История генетики – это не просто история конкретной науки, а, скорее, самостоятельный раздел биологии, где переплелись биологические, психологические и

11.2. Методы психогенетики

11.2. Методы психогенетики Поскольку методы классической генетики обычно неприменимы к исследованию человека, в психогенетике разработаны собственные методы.Генеалогический метод. Метод исследования семей и анализ их родословных. Чем больше поколений включает

9.1. История вопроса

9.1. История вопроса Многовековая история поиска ответа на вопрос о роли биологического в человеке была полна драматической борьбы, часто выходящей за рамки научного диспута. Дискуссии не утихают до сих пор. В этом плане интересно проследить историю взглядов на роль

История о непорочных индейках

История о непорочных индейках Разделившись на два пола, животные поставили жирный крест на первом мятеже органелл. Но победа оказалась временной. Цитоплазматические гены начали новое восстание, на сей раз — с целью извести всех самцов, оставив только самок. Это может

Дарвинистская история

Дарвинистская история Это научное направление называется дарвинистской историей, которую «традиционные» историки воспринимают со скептической ухмылкой (что весьма предсказуемо). С их точки зрения, накопление богатства само по себе не требует какого-либо объяснения. С

История, легенда и строение

Как история нас достает

Как история нас достает Однажды моя коленка раздулась до размеров грейпфрута, и одному из моих коллег из отделения хирургии пришлось долго мять и сгибать ее, чтобы понять, растяжение ли это, или разрыв одной из связок, или повреждение хрящевых прокладок внутри сустава.

История фенетики

История фенетики Всерьез о фенах как наследственно обусловленных признаках фенотипа заговорили сравнительно недавно. Первым к этому понятию вернулся А. С. Серебровский в философском анализе проблем эволюционной генетики в 1939–1941 гг. в книге «Некоторые проблемы

Источник

Психогенетика

Категории Психогенетика | Под редакцией сообщества: Психология

Психогенетика – междисциплинарная область знания, изучающая роль генотипа и среды в формировании психологических и психофизиологических признаков человека. Термин «психогенетика» предложен в 1951 году К. Холлом для выделения в генетике поведения направления, связанного с изучением психологических признаков.

Содержание

↑История развития психогенетики

Работы Ф. Гальтона вызвали чрезвычайный интерес у психологов во всем мире. Под их влиянием, например, американский исследователь Джеймс Марк Болдуин, чьи идеи легли в основу теории Жана Пиаже (ведущей современной теории интеллектуального развития), создал теорию наследственной обусловленности адаптации (1895). В России работы Ф. Гальтона переводились и обсуждались психологическим сообществом как на конференциях, посвященных проблеме наследуемости психических функций, так и на страницах ведущего в то время журнала «Вопросы философии и психологии».

В-третьих, ранние исследования роли наследственности и среды в происхождении индивидуальных различий получали, часто не по вине ученых, весьма расширительное толкование, и их результаты применялись для формирования социальной политики в наихудшем ее варианте. В нацистской Германии евгенические теории были использованы для создания теории расового превосходства и на их же основании проводилась стерилизация «неполноценного» населения. В США в середине 20-х г. были приняты законы об иммиграции, ограничивающие въезд в страну по национальному признаку (чтобы не ухудшить генетический фонд нации). В 60-х г. американские и британские представители генетики поведения пытались дать рекомендации для национальных образовательных программ, которые по сути ограничивали доступ к образованию наименее обеспеченной части населения, но, к счастью, они не были приняты.

В итоге психогенетические работы оказались под пристальным, и далеко не доброжелательным, наблюдением как психологов, так и генетиков. Анализировались методы анализа генетики поведения; подвергались резкой критике выводы исследований; предлагались возможные варианты интерпретации, которые можно было бы подтвердить или отвергнуть, только проведя десятки новых исследований. Даже первичный материал проверялся и пересчитывался. Все это привело к, может быть, неожиданным для критиков, но несомненно положительным результатам: методическая база генетики поведения стала более усовершенствованной; экспериментальные выборки значительно увеличились и стали формироваться с учетом самых разных параметров; альтернативные интерпретации, высказанные в критических работах, проверялись во множестве исследований, а выводы стали значительно более взвешенными.

В 80-ые г. в генетике поведения, занимающейся изучением природы психологических признаков, изменились приоритеты в исследовательской проблематике. Если до этого в качестве основного предмета исследования выступали те или иные психологические особенности ( роль генотипа и среды в формировании их индивидуальных различий), то сейчас на первом плане оказалась проблема развития. Исследование возрастных изменений и их детерминант (генотипических и средовых) значительно расширило область пересечения интересов генетики поведения и психологии, включив психогенетические данные в орбиту дискуссий, ведущихся в психологии, и в какой-то мере введя теоретический контекст психологии развития в анализ результатов генетики поведения.

Во-первых, в работах, проводящихся в русле генетики поведения, стала оцениваться роль генотипа и среды в преемственности психологического развития, а также было продемонстрировано увеличение роли генотипа с возрастом.

Во-вторых, появились исследования собственно средовых условий развития, к чему толчком послужили парадоксальные данные о соотношении внутри- и межсемейных детерминант в общей дисперсии психологических характеристик. Как свидетельствовали данные разных экспериментальных работ, для формирования индивидуальных различий в самых разных психологических особенностях индивидуальная среда оказалась более значимой, чем общая, совпадающая у членов одной семьи. Эти данные побудили исследователей, разрабатывающих генетическую проблематику, не только проанализировать возрастное изменение средовых влияний на индивидуальные различия, но и обратиться к качественному анализу средовых условий, т.е. обратиться к традиционной психологической проблематике.

В-третьих, отказавшись от противопоставления наследственности и среды, исследователи попытались понять, как эти факторы взаимодействуют. Теоретически необходимость именно такого ракурса психогенетических исследований была высказана еще в конце 50-х г. ХХ в. известным дифференциальным психологом Анной Анастази в статье «Среда, наследственность и вопрос «как?», однако экспериментальные исследования начались лишь спустя 20 лет.

Локусы количественных черт включают в себя не единичные, а многие гены, определяющие вариативность сложных (в частности психологических) признаков. Предполагается также, что различные нарушения развития, имеющие полигенную природу, определяются теми же самыми генами, что и нормальные признаки, но располагаются на концах (экстремумах) распределения нормального признака.

При поисках локусов количественных черт, которые для психологических признаков только начинаются, можно как рассмотреть отдельные признаки, так и использовать многовариантный анализ. В последнем случае применяется следующая схема. Прежде всего анализируются взаимосвязи интересующего признака с его коррелятами. Например, при психогенетическом исследовании интеллекта (Luciano et al., 2003) были отобраны показатели, связанные с обработкой информации (время реакции) и обнаружившие высокие генетические корреляции с показателями интеллекта (т.е. их вариативность определялась теми же генетическими влияниями, что и вариативность интеллекта). Далее планируется проведение молекулярно-биологического исследования и предполагается, что использование ковариирующих показателей (эндофенотипов) повысит вероятность обнаружения локусов количественных черт, связанных с этими психологическими признаками, а также позволит «развести» гены, влияющие на когнитивные характеристики разных уровней (интеллект и лежащие в основе его характеристики, в данном случае разные показатели времени реакции).

↑Основные понятия генетики поведения (психогенетики)

Прежде чем перейти непосредственно к описанию данных, полученных при изучении природы индивидуальных различий в психологических особенностях человека, необходимо дать некоторые комментарии по поводу понятий, которые используются в генетике поведения (и которые будут упоминаться в книге); описать способы, с помощью которых определяются показатели наследуемости тех или иных характеристик; сформулировать цели, которые преследуются в экспериментальных работах, проводящихся в контексте генетики поведения.

Причиной индивидуальных различий (или межиндивидуальной вариативности, или дисперсии) могут быть как генотипические влияния, источником которых является набор генов данного человека, так и средовые влияния, включающие в себя все возможные негенетические воздействия (особенности воспитания, пренатальные и постнатальные условия развития, последствия травм и болезней и т.д.). Возможность условного разделения генотипических и средовых влияний (определения их сравнительного вклада в вариативность той или иной черты) основывается на двух предположениях.

Во-первых, предполагается, что генетические различия между людьми могут проявляться в различиях фенотипических, т.е. в тех, которые видны в поведении людей и, в частности, в их психологических характеристиках. Из этого предположения следует, что для изучения вклада генотипических влияний в различия между людьми возможно исследовать те особенности, которые доступны для внешнего наблюдателя и могут быть измерены в эксперименте.

Во-вторых, предполагается, что генотипические и средовые влияния можно оценить, сравнивая между собой людей, имеющих разную степень генетического сходства, т.е. близких и дальних родственников. Если близкие родственники окажутся более похожими по некоторому признаку, чем дальние, то можно предположить, что на вариативность этого признака влияет генотип. Если сходство по признаку не увеличивается как функция родственной близости (числа общих генов), то можно говорить о его средовой детерминации.

На этих предположениях построены методы, которые используются для исследования роли генотипа и среды в формировании индивидуальных различий. Наиболее распространенными из них являются близнецовый метод, метод разлученных близнецов, семейный метод и метод приемных детей.

Близнецовый метод основан на сравнении степени сходства монозиготных (МЗ) близнецов, которые развиваются из одной оплодотворенной яйцеклетки (из одной зиготы) и имеют одинаковый набор генов, со степенью сходства дизиготных (ДЗ) близнецов, развивающихся из двух оплодотворенных яйцеклеток (из двух зигот) и имеющих в среднем половину общих генов. Проведя эксперимент (измерив психологическую характеристику в выборке близнецовых пар), мы можем определить внутрипарное сходство МЗ близнецов и внутрипарное сходство ДЗ близнецов по внутриклассовому (или внутрипарному) коэффициенту корреляции. Если внутрипарное сходство МЗ близнецов окажется выше, можно предположить, что генотип оказывает влияние на вариативность изучаемого признака. Отсутствие значимых различий во внутрипарном сходстве МЗ и ДЗ близнецов будет свидетельствовать в пользу средовой детерминации признака.

Таким образом, сравнение сходства в разных парах родственников (например, МЗ и ДЗ близнецов, или сиблингов и полусиблингов, или родителей-детей и бабушек/дедушек-внуков) позволяет подтвердить или опровергнуть гипотезу о том, что исследуемый признак формируется под влиянием генотипа.

Математическим выражением этого влияния, вычисляемым на основании сопоставления разных пар родственников, является показатель наследуемости. Показатель наследуемости равен доле вариативности изучаемого признака, которая определяется генотипом, в общей фенотипической вариативности, т.е. он оценивает, в какой степени индивидуальные различия, наблюдаемые в популяции определяются генетическими различиями между людьми.

Следует помнить, что показатель наследуемости свидетельствует исключительно о роли генотипа в формировании индивидуальных различий (или межиндивидуальной вариативности, дисперсии) изучаемого признака, а не о влиянии генотипа на абсолютные значения признака. Независимо от того, насколько велика роль генотипа в детерминации индивидуальных различий, абсолютные значения характеристики могут кардинальным образом меняться под влиянием средовых причин. Для пояснения смысла показателя наследуемости приведем результаты конкретного исследования.

В одном из первых исследований приемных детей, проведенном в 40-х годах ХХ в., было продемонстрировано увеличение на протяжении дошкольного возраста сходства по интеллекту приемных детей с их биологическими матерями, несмотря на то, что дети их не знают и ими не воспитываются (Skodak, Skeels, 1949). Сравнив с помощью регрессионного анализа показатели интеллекта детей, когда им исполнилось 7 лет, с показателями интеллекта их биологических и приемных матерей исследователи обнаружили, что интеллект ребенка оказывается тем выше, чем выше интеллект его биологической матери. С показателями интеллекта приемных матерей такой связи обнаружено не было. Показатель наследуемости, вычисленный на основании внутрипарного сходства детей с биологическими матерями и детей с матерями, которые их усыновили, был равен 0,7.

Тот факт, что показатель наследуемости имеет отношение к индивидуальным различиям, а не к абсолютным величинам характеристики, имеет два следствия. Во-первых, высокое значение показателя наследуемости не означает заданности и неизменности характеристики; во-вторых, показатель наследуемости может меняться как при изменении частоты генов в популяции, так и при изменении средовых условий развития. В связи с этим показатели наследуемости одной и той же характеристики, полученные в разных культурах, могут быть различными. Изменение показателя наследуемости может быть также следствием социальных изменений, произошедших внутри одной и той же культуры. Более благоприятная среда развития (например, улучшение системы образования) создаст возможности для лучшей реализации задатков способностей и может привести к тому, что индивидуальные различия по когнитивным характеристикам будут связаны преимущественно с генотипическими различиями.

Внутрипарное сходство родственников при условии, что вся вариативность определяется только аддитивной генетической вариативностью (первый столбец) и только неаддитивной генетической вариативностью (второй столбец)

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector