Природные объекты как недвижимое имущество

fashion 2309519 1920 Советы на день
Содержание
  1. Природные объекты как недвижимое имущество
  2. Разграничение движимого и недвижимого имущества
  3. Законодательство о недвижимости
  4. Недвижимость по ГК
  5. Недвижимость как объект капитального строительства
  6. Некапитальные постройки
  7. Не любая недвижимость облагается налогом
  8. Поделиться
  9. Распечатать
  10. Категория земли: как определить и что можно построить
  11. Что такое «категория земли»
  12. Виды категорий земель
  13. Земли населенных пунктов
  14. Земли сeльcкoxoзяйcтвeннoгo нaзнaчeния
  15. Промышленные земли
  16. Земли лесного фонда
  17. Ocoбo oxpaняeмыe пpиpoдныe тeppитopии
  18. Земли водного фонда
  19. Земли государственного запаса
  20. Как определить категорию земли
  21. Перевод земли из одной категории в другую
  22. Что такое недвижимость, меняют ли ситуацию последние разъяснения ВС РФ?
  23. Андрей Илларионов, эксперт Ассоциации налоговых консультантов
  24. Андрей Никонов, старший партнёр Компании «Пепеляев Групп»
  25. Игорь Павельев, налоговый консультант, советник государственной гражданской службы РФ 1 класса
  26. Сергей Рюмин, управляющий партнер ООО КАФ «ИНВЕСТ-АУДИТ»
  27. Алексей Артюх, партнер Taxology
  28. Никита Дейнега, старший юрист, руководитель практики налогового и административного права в Maxima Legal
  29. Николай Андреев, руководитель налоговой практики ЮК «Зарцын и партнеры»
  30. Аркадий Брызгалин, генеральный директор в Группе компаний «Налоги и финансовое право»

Природные объекты как недвижимое имущество

ОБЪЕКТЫ ОЦЕНКИ СТОИМОСТИ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ

Объектами оценки стоимости природных ресурсов могут выступать:

1. запасы природных ресурсов;

2. природные объекты, находящиеся в собственности, а также различные права, связанные с их использованием (аренда, концессия, право застройки и т.д.);

3. экосистемные услуги и экологические блага (функции, выполняемые природными объектами);

4. экологический ущерб.

Под запасами природных ресурсов понимается их количество, которое при извлечении или добыче может стать товаром или предметом личного потребления. Например — запасы нефти и газа в месторождениях, численность животных в охотничьих угодьях за древесины в лесных насаждениях и т.д.

Под природным объектом понимается определенное пространство, территория или земельный участок со всем, что находится в пределах.

Природные объекты — это совокупность природных ресурсов (тел и сил природы) расположенных в границах определенных земельных участков или участков недр. К ним относятся территории, занятые месторождениями полезных ископаемых, ценными (в том числе и охраняемыми) экосистемами, лесными, охотничьими, сельскохо-зяйственными и иными угодьями.

Природными объектами являются:

• месторождения полезных ископаемых и их отдельные участки;

• замкнутые водные объекты;

• рыболовные участки рек, нерестилища;

• рыболовные участки шельфа;

• нелесные естественные экосистемы (участки степи, речных пойм и т.д.);

В России в соответствии с Гражданским кодексом к недвижимым вещам относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения и др. Под это юридическое определение попадают практически все природные объекты, включая месторождения полезных ископаемых и древесную растительность. Земельные участки отнесены к объектам недвижимости, наравне со зданиями, сооружениями, лесами и др.

С экономической точки зрения природный объект — это единый объект недвижимости, с которым обычно имеют дело оценщик, оценивая имущественный комплекс, представленный зданием и земельным участком под ним. В отношении природных объектов роль здания или сооружения, а в терминах оценки недвижимости улучшений, выполняют растительность, например древостой для леса, собственно полезные ископаемые, содержащиеся в месторождении.

С юридической точки зрения, земля с находящимися на ней предметами или вещами, которые нельзя переместить, не повредив их, является сложной вещью, так как образуют совместно с землей единое целое, используемое как одна вещь. Под это юридическое понятие подпадают практически все природные объекты, а именно леса, обособленные водные объекты и др.

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Источник

Разграничение движимого и недвижимого имущества

Письмо Федеральной налоговой службы № БС-4-21/2584@ от 14.02.2020

Если для возведения объекта требуется разрешительная документация, то он является объектом капитального строительства и, скорее всего, будет относиться к недвижимости. Если возведение объекта не требует специального разрешения, и его можно переместить без особого ущерба или изменения основных характеристик, то такой объект можно отнести к отделимым улучшениям земельного участка и признать движимым имуществом.

Пока в ГК РФ не уточнены понятия движимого и недвижимого имущества, ФНС дает многочисленные разъяснения, как проверять правомерность отнесения имущества к движимому или недвижимому в целях налогообложения. Налогом на имущество организаций облагается только недвижимость. Движимое имущество из состава объектов налогообложения исключено. Чаще всего налоговики ссылаются на действующее гражданское законодательство, а в данном случае они использовали рекомендации из письма Минэкономразвития и нормы Градостроительного кодекса.

Законодательство о недвижимости

НК РФ не содержит понятий «движимое имущество» или «недвижимое имущество». В статье 11 НК РФ говорится, что в таком случае необходимо использовать определения, содержащиеся в иных отраслях законодательства. Так, к недвижимости относятся:

здания, сооружения, объекты незавершенного строительства, помещения, машино-места (п. 1 ст. 130 ГК РФ);

все виды жилых помещений: дом, в том числе многоквартирный или его часть, комната, квартира и ее часть (ст. 15 ЖК РФ);

жилые строения (п. 9 ч. 5 ст. 8 Федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости»);

дачи, гаражи (приложение № 3 к Федеральному закону от 10.01.2003 № 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации»).

Кроме того, объект может признаваться недвижимостью по закону (п. 1 ст. 130 ГК РФ). Это:

линии связи (Федеральный закон от 07.07.2003 № 126-ФЗ «О связи»);

космические объекты (Закон РФ от 20.08.1993 № 5663-I «О космической деятельности»);

беспилотные воздушные судна (п. 1 ст. 33 Воздушного кодекса).

Недвижимость по ГК

Главные критерии недвижимости содержат статьи 130–131 ГК РФ: возможно или невозможно перемещать объект и обязан ли владелец регистрировать права на недвижимость.

С учетом этого для подтверждения правильности отнесения имущества к недвижимости нужно устанавливать следующие обстоятельства:

есть ли запись об объекте в ЕГРН;

если сведений в реестре нет, есть ли прочная связь объекта с землей и действительно ли его невозможно переместить без несоразмерного ущерба назначению (за исключением воздушных и морских судов, судов внутреннего плавания и иных объектов, относящихся к недвижимости в силу прямого указания федерального закона: земельные участки, жилые помещения и др.).

Движимым признается все имущество, которое не является недвижимостью (п. 2 ст. 130 ГК РФ).

Права на недвижимость подлежат обязательной государственной регистрации (ст. 131 ГК РФ). Если объект зарегистрирован в ЕГРН, он, скорее всего, недвижимость.

государственная регистрация права не является обязательным условием для признания объекта недвижимостью (определение ВС РФ от 30.09.2015 № 303-ЭС15-5520);

недвижимым могут признать и незарегистрированный объект (п. 38 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25).

Недвижимость как объект капитального строительства

В письме от 12.02.2020 № Д23и-4183, которое ФНС направило своим территориальным органам, Минэкономразвития напоминает, что оно готовит поправки в ГК РФ в части совершенствования законодательства о недвижимом имуществе.

Аналогичное определение дано сооружению, которое предназначено для выполнения производственных процессов различного вида, хранения продукции, временного пребывания людей, перемещения людей и грузов (подп. 23 п. 2 ст. 2 Закона № 384-ФЗ).

Таким образом, здание (сооружение) включает в себя совокупность сетей и систем инженерно-технического обеспечения (каковыми являются системы водоснабжения, канализации, отопления, вентиляции, кондиционирования воздуха, газоснабжения, электроснабжения, связи, информатизации, диспетчеризации и др.).

Все эти составные части функционально связаны со зданием (сооружением) так, что их перемещение без причинения несоразмерного ущерба назначению объекта недвижимого имущества невозможно.

Если имущество входит в состав имущественного комплекса и не может использоваться самостоятельно или если без него недвижимость теряет свои функциональные качества, его учитывают в составе недвижимости и облагают налогом (см. письмо ФНС от 23.04.2018 № БС-4-21/7770).

Если же движимый и недвижимый объекты могут функционировать порознь, то и учитывать их можно по отдельности. Так, в письме ФНС от 28.08.2019 № БС-4-21/17216@ приведены примеры из судебной практики, в которой движимостью признаны:

кабельная линия связи газопровода-отвода;

Это важнейшие критерии недвижимости. Но, исходя из разъяснения, содержащегося в комментируемом письме, этих критериев недостаточно. Под объектами капитального строительства нужно понимать те здания и сооружения, которые строятся на основании разрешений на строительство (уведомлений о начале строительства).

Вероятность признания капитального объекта после завершения его строительства объектом недвижимости весьма высока.

Это подкреплено решениями Верховного Суда РФ, из которых также следует, что для признания объекта недвижимостью нужны те же условия, что и для признания здания (сооружения) объектом капитального строительства: наличие разрешения (уведомления) о строительстве и наличие самостоятельной хозяйственной ценности, то есть возможности быть отдельным предметом в гражданском обороте.

Некапитальные постройки

Объекты, по которым получение разрешения на строительство не требуется, не могут являться объектами капстроительства.

К некапитальным постройкам относятся, к примеру, киоски, навесы и другие подобные сооружения.

Некапитальная постройка – это сооружение, которое не имеет прочной связи с землей и конструктивные характеристики которого позволяют осуществить его перемещение и (или) демонтаж, последующую сборку без несоразмерного ущерба назначению и без изменения его основных характеристик.

Такие постройки Градостроительный кодекс не признает ни объектами капстроительства, ни объектами некапитального строительства. Они могут быть признаны неотделимыми улучшениями (составными частями) земельного участка и с большой вероятностью классифицированы как движимое имущество.

Некапитальная постройка, как правило, не становится недвижимостью.

Не любая недвижимость облагается налогом

Остается лишь добавить, что не все недвижимое имущество в обязательном порядке облагается налогом на имущество. Не облагается налогом недвижимое имущество, перечисленное в пункте 4 статьи 374 НК РФ, в частности:

земельные участки и иные объекты природопользования (водные объекты и другие природные ресурсы);

объекты, признанные объектами культурного наследия (памятниками истории и культуры) народов РФ федерального значения;

суда, зарегистрированные в Российском международном реестре судов, ядерные установки, используемые для научных целей, ледоколы, космические объекты и др.

Поделиться

Распечатать

НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ ДЛЯ БУХГАЛТЕРА
Электронная версия популярного журнала

Новые документы с комментариями экспертов. Журнал помогает бухгалтерам разбираться в значениях и смыслах новых документов по учету и налогам.

Источник

Категория земли: как определить и что можно построить

756261587138775

Больше половины территории России занимают земли лесного фонда, при этом для жилищного строительства больше всего подходят земли населенных пунктов. Вместе с юристами разбираемся в категориях земель и в том, что на таких территориях можно строить.

Содержание

Что такое «категория земли»

Категория земельного участка — это описание свойств территории и правовой режим ее использования, coблюдeниe кoтоpoгo кoнтpoлиpyeтcя нa зaкoнoдательном ypoвнe. Всего таких категорий семь (ст. 7 Земельного кодекса РФ):

Категория земельного участка является его важнейшей характеристикой (данные об этом указываются в Едином государственном реестре недвижимости, ЕГРН) и определяет то, каким образом данный земельный участок можно использовать.

При этом целевое назначение и категория земли — это не совсем одно и то же. «Категории земель — это система классификации всех территорий России, которая основана на их целевом назначении. В свою очередь целевое назначение — это система характеристик: экологических, геологических, биологических, которые определяют цель и способ эксплуатации земли. Целевое назначение участка — это разделение земельных участков по категориям (например, земельный участок сельскохозяйственного назначения) и видам разрешенного использования (например, для индивидуального жилого строительства (ИЖС))», — пояснил руководитель практики юридической компании «Интерцессия» Григорий Скрипилев.

К примеру, участок садового некоммерческого товарищества (СНТ) может относиться к категории сельскохозяйственных земель, а основной вид использования такой земли — ведение садоводства и огородничества. Сам земельный участок нужно использовать по назначению. Например, нельзя на участке для ведения огородничества построить капитальное жилое строение, а на землях лесного фонда вовсе нельзя строить капитальные сооружения. Если не соблюдать требования, то землю могут и изъять.

756261587997953

Читайте также

Виды категорий земель

Как уже было сказано выше, Земельный кодекс предусматривает семь категорий земель, каждая из них предполагает свое целевое использование. Рассмотрим эти категории подробнее.

Земли населенных пунктов

Это земли, находящиеся внутри границ населенных пунктов и поселений и предназначенные для их застройки и развития. Такие участки пpeднaзнaчeны для плaнoвoй зacтpoйки (многоэтажные дома), cтpoитeльcтвa индивидyaльнoгo жилья и вeдeния пoдcoбнoгo xoзяйcтвa. Также в cocтaв нaceлeнных пyнктов входят oбщecтвeннo-дeлoвыe, пpoизвoдcтвeнныe, peкpeaциoнныe зoны и инжeнepнo-тpaнcпopтнaя инфpacтpyктypa.

Строительство на этих территориях возможно в соответствии с градостроительным регламентом. Например, на участках, предназначенных под индивидуальное жилищное строительство, нельзя построить многоэтажку.

Земли сeльcкoxoзяйcтвeннoгo нaзнaчeния

К данным землям относятся территории за пределами населенных пунктов, которые используются для производства сельхозпродукции. Сюда также включены вспомогательные объекты: дороги и коммуникации, водоемы для полива, сооружения для первичной переработки сельхозпродукции, защитные насаждения вокруг полей и так далее.

Комментарий юриста

Антон Емелин, адвокат, старший̆ партнер МКА «Аронов и Партнеры»:

— Отдельная значимая часть сельхозземель — земли дачных, садовых, огородных некоммерческих товариществ, которые расположены за границами населенных пунктов. Зачастую под застройку переводятся именно земли сельхозназначения с помощью изменения вида разрешенного использования (ВРИ) с «для сельскохозяйственного производства» на «дачное строительство». На таких участках можно построить дачный дом.

На сельхозземлях с ВРИ «сельхозпроизводство» возможно строительство дома. Он может быть высотой до трех этажей и площадью до 500 кв. м. На сельхозземлях с ВРИ «для ведения крестьянского фермерского хозяйства» возможно строительство дома и объектов крестьянско-фермерского хозяйства.

Промышленные земли

Это территории, которые отвeдeны для cтpoитeльcтвa и paбoты пpeдпpиятий пpoмышлeннoгo кoмплeкca: фaбpик, зaвoдoв, энepгocтaнций и т. д. На промышленных землях строительство жилья не предусматривается по общему правилу. Но и тут многое зависит от вида разрешенного использования земельного участка. Например, вид разрешенного использования может предусматривать размещение на таком участке общежития для рабочих.

Земли лесного фонда

Это участки, покрытые лесом, a тaкжe пpoceки, лecныe дopoги и зaбoлoчeнныe мecтнocти в чepтe лeca. Такие земли иcпoльзyютcя для вeдeния лecнoгo xoзяйcтвa, кoтopoe чaщe вceгo зaключaeтcя в лecoycтpoитeльнoм зoниpoвaнии. По данным Рослесинфорга, сейчас общая площадь лесов на территории России составляет 1187,6 млн га (около 65% всей площади страны). В среднем на каждого жителя приходится 5,1 лесных га. При этом с 2010 года площадь российских лесов увеличилась на 4,3 млн га. Это сопоставимо с размером территории Дании.

Комментарий юриста

Антон Емелин, адвокат, старший̆ партнер МКА «Аронов и Партнеры»:

— В лесах по общему правилу возможно только строительство рекреационных некапитальных объектов, а также благоустройство территории. По факту под таким наименованием могут быть большие капитальные здания с назначением «физкультурно-оздоровительный комплекс» (ФОК). Также бывают ситуации, когда жилые дома размещены на землях лесного фонда без оформления земельных отношений еще советского времени. Под такими домами землю не выделяли в собственность, это так называемые поселки при лесничествах. Они расположены на землях лесного фонда. Собственники таких домов сейчас могут по лесной амнистии оформить земельные участки лесного фонда в собственность. Вопрос нового строительства здесь не стоит.

Ocoбo oxpaняeмыe пpиpoдныe тeppитopии

Это земли, которые имеют особое природоохранное, научное, историко-культурное, эстетическое, рекреационное, оздоровительное и иное ценное значение. К ним относятся заповедники, национальные парки, заказники, лечебно-оздоровительные курорты и так далее. На территории таких земель запрещены все виды производств. Строительство жилых объектов и других капитальных строений возможно только с разрешения контролирующих органов (Минприроды, местных администраций).

Земли водного фонда

Teppитopии, кoтopыe зaняты вoдными oбъeктaми, a тaкжe пpибpeжныe зoны вoдoeмoв. Cюдa oтнocят yчacтки пoд пpиpoдными и иcкyccтвeнными вoдoeмaми, лeдникaми, гидpoтexничecкими coopyжeниями и oбъeктaми вoднoгo xoзяйcтвa. При этом во многих случаях земли под водными объектами располагаются и на землях населенных пунктов при их нахождении в границах населенного пункта, и на землях особо охраняемых природных объектов (например, озера в национальном парке).

Земли государственного запаса

К землям госзапаса относятся территории, которые находятся в государственной или муниципальной собственности и не используются гражданами или юрлицами. Такие земли не относятся ни к oднoй из пepeчиcлeнныx выше кaтeгopий. Они составляют зeмeльный peзepв cтpaны. Земли запаса могут использоваться только после перевода их в другую категорию.

756261589333344

Читайте также

Как определить категорию земли

Чтобы узнать, к какой категории относится земельный участок, собственнику можно обратиться к бесплатному сервису Росреестра «Публичная кадастровая карта». Для этого необходимо открыть публичную кадастровую карту Росреестра. Затем ввести в поисковую строку кадастровый номер земельного участка. После чего получить данные о категории земель и виде разрешенного использования в режиме онлайн. Также можно заказать выписку из Росреестра, в которой содержатся сведения о категории земельного участка. Ее стоимость — 250 руб.

Целевое предназначение земельного участка определяется региональными властями. Чтобы присвоить земельному участку категорию, нужно подготовить соответствующее ходатайство, собрать необходимые документы (дoкyмeнты, кoтopыe пoдтвepждaют пpaвa нa yчacтoк, кaдacтpoвый нoмep oбъeктa), подать их в Росреестр и дождаться официального решения.

Перевод земли из одной категории в другую

Законодательство позволяет переводить территории из одной категории в другую и менять ее назначение. Порядок этой процедуры peглaмeнтиpyeт Ф3 «O пepeвoдe зeмeль или зeмeльныx yчacткoв из oднoй кaтeгopии в дpyгyю». Обычно необходимость перевода земли из одной категории в другую возникает при расширении населенного пункта зa cчeт пpилeгaющиx к нeмy сельхоззeмeль или пepeвoда пpoмышлeнныx oбъeктoв в другие категории в результате peкyльтивaции.

Также категория земли может поменяться у лесов, которые будут признаны природоохраняемыми территориями. Для каждой ситуации действуют свои правила перевода. Например, включение в границы населенного пункта сельхозтерриторий потребует изменения генплана. Ранее действовало ограничение о том, что кадастровая стоимость сельхозземли должна быть ниже средней кадастровой стоимости по району. Сейчас таких ограничений нет.

Комментарий юриста

Григорий Скрипилев, руководитель практики юридической компании «Интерцессия»:

— Перевести земельный участок из одной категории в другую — возможно. Собственник земельного участка обладает таким правом. В основном перевод возможен в отношении сельхозземель, промышленных территорий. Чтобы перевести земельный участок из одной категории в другую, нужно обратиться с соответствующим заявлением в уполномоченный орган (Росреестр). В документе следует обосновать необходимость перевода земельного участка, указать кадастровый номер земельного участка и приложить дoкyмeнты, кoтopыe пoдтвepждaют пpaвa нa yчacтoк. После чего заявление будет рассматриваться, затем — вынесено решение об одобрении перевода или отказе по каким-то основаниям (ошибки в заявлении, ограничения на перевод и т. д.).

Также есть земли запаса, которые не могут использоваться, пока не будут переведены в другую категорию. Например, есть участок, который относится к землям запаса. Человек желает им пользоваться. Он может обратиться в Росреестр или местную администрацию с заявлением, что хочет стать собственником или арендовать данный земельный участок и перевести в определенную категорию. Это тоже возможно. Сложно или невозможно перевести территории, которые имеют статус особо охраняемых (заповедники, нацпарки), то же самое с землями водного фонда.

Источник

Что такое недвижимость, меняют ли ситуацию последние разъяснения ВС РФ?

0ed61bdae08fec9f96e2089a0b97135d

Как налоговая изменит свой подход, обсуждали юристы.

Андрей Илларионов, эксперт Ассоциации налоговых консультантов

Именно этот вопрос последние несколько лет волнует всех налогоплательщиков. Прошло уже шесть лет, как ВС РФ пришел к выводу, что государственная регистрация права на вещь устанавливается в целях обеспечения стабильности гражданского оборота и не является обязательным условием для признания ее объектом недвижимости, (пункт 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ»).

С тех пор, судебная практика в определении относится ли имущество к недвижимости наработала принципы определения недвижимого имущества. Принципа установленного ГК РФ, что к недвижимым вещам относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства, оказалось недостаточно, и поэтому, судебная практика исходит из следующих пяти принципов:

Три последних принципа, на мой взгляд, носят оценочный характер, и поэтому вызывают много споров, что привело, как и в случае со ст. 54.1 НК РФ, к ситуации правовой неопределенности.

Вообще, ФНС взяла на вооружение такой механизм, как определение некоторых принципов налогообложения, вместо конкретных норм. На практике данный подход приводит к тому, что налогоплательщик становится беззащитным перед возможными претензиями налоговиков.

Недавно ВС РФ выпустил следующее Определение ВС РФ № 308-ЭС20-23222 от 17.05.2021 года, суд дал следующие разъяснения (спор касался того вопроса, считать ли энергоустановку недвижимостью или оборудованием).

Вещь является недвижимой либо в силу своих природных свойств (абзац первый пункта 1 статьи 130 ГК РФ), либо в силу прямого указания закона, что такой объект подчинен режиму недвижимых вещей (абзац второй пункта 1 статьи 130 ГК РФ).

В соответствии с классификаторами оборудование не относится к зданиям и сооружениям, формируя самостоятельную группу основных средств, за исключением прямо предусмотренных в классификаторах случаев, когда отдельные объекты признаются неотъемлемой частью зданий и включаются в их состав (например, коммуникации внутри зданий, необходимые для их эксплуатации; оборудование встроенных котельных установок, водо-, газо- и теплопроводные устройства, а также устройства канализации).

Соответственно, по общему правилу исключения из объекта налогообложения, предусмотренные подпунктом 8 пункта 4 статьи 374 и пунктом 25 статьи 381 НК РФ, применимы к машинам и оборудованию, выступавшим движимым имуществом при их приобретении и правомерно принятым на учет в качестве отдельных инвентарных объектов, а не в качестве составных частей капитальных сооружений и зданий.

Таким образом, одним разъяснением ВС РФ стало больше, но неопределенность сохраняется, пока существуют оценочные принципы, а не конкретные нормы права.

Андрей Никонов, старший партнёр Компании «Пепеляев Групп»

Использование обтекаемых формулировок затруднит либерализацию судебной практики по этому направлению. В Определение ВС РФ № 308-ЭС20-23222 от 17.05.2021 года указано, что:

Определение повторяет ранее сделанный СКЭС вывод о том, что льгота применима «к машинам и оборудованию, выступавшим движимым имуществом при их приобретении и правомерно принятым на учёт в качестве отдельных инвентарных объектов, а не в качестве составных частей капитальных сооружений и зданий». Использование союза «и» означает, что нужно соблюдение обоих условий. Мало того, что правила бухучёта и ОКОФ должны позволять отдельно учесть оборудование, его ещё и нужно купить отдельно (не в составе недвижимости). Интересно в связи с этим, если б гостиница со смонтированной рядом энергоустановкой и зданием, в котором она смонтирована, были куплены вместе как недвижимое имущество, то вердикт был бы в пользу инспекции? Судя по Определению, учесть в составе здания такую энергоустановку нельзя, нужно учесть как оборудование. Таким образом, второе условие (отдельный учёт) соблюдено, но первое (покупка в качестве движимого имущества) нет.

Тогда возникает вопрос с другим указанным СКЭС критерием: равенство. Купивший оборудование вместе со зданием энергоустановки или вместе с комплексом недвижимого имущества (гостиничного комплекса) не должен ставиться в неравное положение по сравнению с тем, что купил тот же набор по частям, из разных мест и затем сложил «паззл» в комплекс.

Правомерное принятие на учёт в качестве отдельного объекта– это ещё одна поляна для споров. Один или несколько предметов одного или разного назначения, имеющие общие приспособления и принадлежности, общее управление, смонтированные на одном фундаменте, в результате чего каждый входящий в комплекс предмет может выполнять свои функции только в составе комплекса, а не самостоятельно – учитываются как единый объект. Но если СПИ у этих частей существенно отличаются, то каждая учитывается как самостоятельный инвентарный объект. Вектор споров понятен: существенно различаются СПИ или нет, может отдельно функционировать или не может, все ли признаки конструктивно сочленённых предметов должны присутствовать или большинство и т.п.

Мой прогноз с учётом всего этого. Изменит Определение судебную практику? Да, судам понадобится дополнительное обоснование для отказа в праве на льготу в тех ситуациях. Нужны будут дополнительные аргументы по вопросам, ранее в круг анализа не включавшимся. Станет ли судебная практика либеральнее?

Зависит от того, где рассматривается суд, и кто его рассматривает:

Игорь Павельев, налоговый консультант, советник государственной гражданской службы РФ 1 класса

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации в своем Определении от 17.05.2021 № 308-ЭС20-23222 разрешила спор, связанный с наличием у налогоплательщика права на освобождение от налогообложения налогом на имущество объекта основных средств, который налогоплательщик расценивал в качестве объекта движимого имущества, на который распространяется льгота, предусмотренная подпунктом 8 пункта 4 статьи 374 и пунктом 25 статьи 381 НК РФ, а налоговый орган расценил в качестве объекта недвижимого имущества, на который не распространяется освобождение от налогообложения, предусмотренное подпунктом 8 пункта 4 статьи 374 и пунктом 25 статьи 381 НК РФ.

При толковании норм права, закрепленных в подпунктах 8 пункта 4 статьи 374 и пункта 25 статьи 381 НК РФ, суд отбросил в сторону буквальное толкование указанных норм, поскольку понятия движимого и недвижимого имущества, используемые законодателем при их формулировании не позволяли, по мнению суда, однозначно решить вопрос о наличии или отсутствии у налогоплательщика права на льготу, предусмотренную подпунктами 8 пункта 4 статьи 374 и пунктом 25 статьи 381 НК РФ.

Вместо этого, суд, взяв за основу содержание положений подпункта 8 пункта 4 статьи 374 и пункта 25 статьи 381 НК РФ, выявленное в Постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 21.12.2018 № 47-П, пришел к выводу о том, что льгота, установленная указанными нормами права должна предоставляться тем субъектам налоговых правоотношений, которые осуществляют инвестиции в обновление производственного оборудования, понимая под указанным оборудованием основные средства, выделяемые в самостоятельную группу основных средств в соответствии с Общероссийским классификатором основных фондов ОК 013-2014 (СНС 2008), кроме прямо предусмотренных в классификаторах случаев, когда отдельные объекты признаются неотъемлемой частью зданий и включаются в их состав (например, коммуникации внутри зданий, необходимые для их эксплуатации; оборудование встроенных котельных установок, водо-, газо- и теплопроводные устройства, а также устройства канализации) и вне зависимости от того, будут ли после завершения монтажа указанные основные средства образовывать сложную вещь с объектом недвижимого имущества.

Безусловно, что подход к толкованию положений подпункта 8 пункта 4 статьи 374 и пункта 25 статьи 381 НК РФ, продемонстрированный Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации, является позитивной новостью для налогоплательщиков, которая позволит разрешить большое количество спорных вопросов связанных с предоставлением льгот при налогообложении движимого имущество в их пользу.

Вместе с тем, необходимо отметить, что толкование норм права, Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации, в этом деле, как и при рассмотрении дела № А76-46624/2019 (дело ООО «Фирма Мэри»), все больше и больше начинает напоминать не собственно толкование норм права, а нормотворчество.

Сергей Рюмин, управляющий партнер ООО КАФ «ИНВЕСТ-АУДИТ»

Специалисты в области налогообложения уже на протяжении нескольких лет поднимали вопрос о недостаточной четкости критериев, которые используются для деления имущества на движимое и недвижимое в целях налога на имущество. Применение в качестве критерия такого деления принципов зафиксированных в ст.130 ГК РФ показало свою неэффективность. Отказ от такого подхода было продекларирован впервые в Определении СКЭС ВС РФ от 12.07.2019 № 307-ЭС19-5241 по делу № А05-879/2018 ЗАО «Лесозавод 25». Напомню, что в данном деле судьи решили, что принципиальным для налоговых целей является вопрос, выполняет ли такое имущество какую-либо самостоятельную функцию или оно предназначено только для обслуживания недвижимой вещи (здания, сооружения и т. д.), а не наличие у объекта тесной физической связи со зданием, сооружением или иной недвижимостью и способности функционировать только в такой взаимосвязи.

Однако даже этот подход не внес полной ясности в вопрос деления имущества на движимое и недвижимое и споры налогоплательщиков и налоговых органов по данному вопросу продолжились. Определение ВС РФ № 308-ЭС20-23222 от 17.05.2021 г. стало новым шагом в этом направлении. В нем ВС РФ продолжи и конкретизировал свой подход высказанный 2 года ранее. В частности судьи отметили, что ни связь с землей, ни регистрация в ЕГРН не могут быть безусловными критериями, по которым объект относят к недвижимости. В этих целях надо исходить из правил бухучета, а именно: если имущество по ОКОФ считают оборудованием, а не зданием или сооружением, то оно движимое. Согласно классификации объектов основных средств (Общероссийский классификатор основных фондов (ОКОФ) ОК 013-2014 (СНС 2008) действующий с 01.01.2017 и ранее действовавший ОКОФ ОК 013-94) оборудование не относится к зданиям и сооружениям и формирует самостоятельную группу основных средств. Исключение — прямо предусмотренные ОКОФ случаи, когда отдельные объекты признаются неотъемлемой частью зданий и включаются в их состав (например, коммуникации внутри зданий, необходимые для их эксплуатации; оборудование встроенных котельных установок, водо-, газо- и теплопроводные устройства, а также устройства канализации).

В письме от 21.05.2021 № БС-4-21/7027 «О критериях разграничения видов имущества (движимое или недвижимое) в целях применения гл. 30 НК РФ» ФНС России фактически согласилась с принципом предложенным Верховным Судом, что делить движимое и недвижимое имущество при расчете налога на имущество организаций нужно по ОКОФ. Новые более четкие критерии деления имущества и тот факт, что федеральная налоговая служба официально довела своё мнение о необходимости их применения до сведения территориальных налоговых органов безусловно снизит количество споров по данному кругу вопросов.

Насколько, покажет время, но однозначно, что риски по налогу на имущество организаций в ряде ситуаций все равно сохранятся. В частности споры видимо сохранятся по многофункциональному оборудованию, установленному в зданиях (сооружениях), по сложным неотделимым объектам в составе которых есть отдельные инвентарные объекты и в других аналогичных ситуациях.

Алексей Артюх, партнер Taxology

После появления в 2019 году известного Определения СКЭС ВС РФ по делу ЗАО «Лесозавод 25» у многих налогоплательщиков появилась надежда на прекращение нараставших как снежный ком споров о переквалификации объектов основных средств из движимого имущества в облагаемую налогом недвижимость. При этом чаще всего такая переквалификация производилась не за счет установления у спорного объекта тесной связи с землей в соответствии со статьей 130 ГК РФ, а через признание его частью более крупной сложной или неделимой вещи, как правило, несомненно недвижимой.

К сожалению, одного дела «Лесозавода 25» оказалось недостаточно, чтобы прекратить волну доначислений, основанных на включении в состав более крупных объектов иных, самостоятельных инвентарных учетных единиц.

Разумеется, ничего подобного в позиции СКЭС ВС РФ в 2019 году не присутствовало: противопоставление по критерию движимости-недвижимости через раздел или код ОКОФ Коллегия никогда не предлагала.

И в свежем Определении Суд подтверждает эту позицию, неоднократно повторяя и перефразируя свои тезисы двухлетней давности, в то же время дополняя их, например, прямо указывая, что нормы гражданского законодательства о сложных и неделимых вещах (статьи 133, 134 ГК РФ) не коррелируют с налоговыми целями освобождения имущества от фискальной нагрузки, а следовательно, приниматься во внимание, по общему правилу, не должны.

Справедлив и другой вывод судей: установление объекта налогообложения по налогу на имущество организаций в статье 374 НК РФ зависит не только от гражданско-правовых норм, но и одновременно от правил бухгалтерского учета, которые содержат собственные критерии как отнесения объекта к основным средствам, так и его идентификации в качестве обособленной, самостоятельной инвентарной единицы. В ПБУ 6/01 такими критериями являются выполнение объектом отдельной функции и отличные сроки полезного использования, позволяющие обособить объект от бесспорной недвижимости (это ярко проявляется, например, в спорах о технологических трубопроводах, которые сегодня признают частью эстакад под ними несмотря на различие в сроках полезного использования в 5-10 раз).

К слову, под недвижимостью СКЭС ВС РФ понимает, как это впервые прямо упомянуто в Определении, здания и капитальные сооружения. В качестве же противопоставления используется формулировка «обновление производственного оборудования и создание некапитальных сооружений», что позволяет приравнять между собой налогово-правовой режим оборудования и собственно некапитальных сооружений. Это совершенно логично, поскольку в силу пункта 10.2 статьи 1 ГрК РФ некапитальные сооружения по определению не имеют прочной связи с землей и потому не могут быть недвижимостью. Очевидно, это противопоставление капитальных и некапитальных сооружений должно опровергнуть популярный в практике довод о том, что все сооружения являются недвижимостью просто в силу присвоения им такого кода ОКОФ. Вообще использование ОКОФ здесь необходимо не для классификации недвижимости (составители Классификатора исходили из иных критериев), а для понимания, что перед нами: самостоятельный учетный объект, имеющий свой код, или часть другого, более крупного. И только после этого в отношении каждого объекта нужно устанавливать признаки связи с землей и квалифицировать в качестве недвижимости.

Примечательно, что СКЭС ВС РФ оценила и другой распространенный в рамках данной категории споров аргумент о том, что спорный объект (энергоустановка в данном случае), будучи изъятым из места монтажа, не сможет функционировать вне технологической системы. Этот довод встречается практически во всех спорах, касающихся энергетических объектов, технологических трубопроводов и т.п. Однако Суд прямо отвечает, что он направлен на недопустимую оценку целесообразности действий налогоплательщика и никакого отношения к физическим характеристикам вещи в свете статьи 130 ГК РФ не имеет. Таким образом, монтаж спорного объекта даже с использованием относительно протяженных коммуникаций (кабелей и линий электропередач, как в комментируемом деле) не изменяет физические характеристики вещи и не позволяет считать такой объект недвижимостью, если он функционально не предназначен для улучшения функционирования здания или капитального сооружения, к которому прикреплен.

Представляется, что с появлением позиции ВС РФ должны признаваться неправомерными наиболее популярные аргументы налоговых органов по данной категории споров:

Комментируемое Определение не столько предлагает новые, сколько конкретизирует и более четко расставляет по местам те подходы, которые были заложены в деле ЗАО «Лесозавод 25», но не были услышаны на практике. И в данном свете значимость Определения сложно переоценить. В то же время существует серьезная вероятность того, что инерционная судебная практика не сразу и не полностью воспримет предлагаемые Верховным Судом подходы, как это неоднократно происходило и после дела «Лесозавода 25», и по другим вопросам – и тогда Суду придется вновь и вновь пересматривать дела с разными фактическими обстоятельствами по той же проблеме.

Широкое распространение и применение подходов из Определения позволит минимизировать необоснованные претензии к добросовестным налогоплательщикам, в частности, не злоупотребляющим манипуляциями в учете основных средств.

Представляется, что накал споров вокруг машин и оборудования должен существенно снизиться, при этом сегодняшние переквалификации некапитальных сооружений тоже должны уйти в прошлое (впрочем, без пересмотра ВС РФ спора по данной категории объектов все же есть серьезный риск длительного отторжения судами изложенной позиции).

Не стоит, однако, забывать и о другой связанной категории споров – о налоговой квалификации различных улучшений земельных участков (площадок, замощений и проч.), которые могут быть основными средствами, однако не отвечают признаку самостоятельной вещи (имущества). Несмотря на то, что такие объекты в практике СКЭС ВС РФ, а до того – Президиума ВАС РФ – неоднократно признавались улучшениями участка, а не самостоятельными вещами, в налоговых целях подобные объекты внезапно признаются сооружениями, подлежащими налогообложению. Конечно, такие объекты стоят особняком от машин, оборудования и некапитальных сооружений, однако их квалификация тоже вызывает массу вопросов.

Разумеется, текущие и будущие споры не прекратятся с появлением Определения от 17.05.2021. Однако оно дает хороший повод для корректировки правовых подходов в таких делах, а также для переоценки методик и рисков в учете налогоплательщиков, которые нередко нуждаются в детальном обосновании квалификации спорных объектов еще до того, как на них обратит свой взор налоговая служба.

Никита Дейнега, старший юрист, руководитель практики налогового и административного права в Maxima Legal

В бурных дискуссиях об обоснованности подхода, занятого Верховным Судом РФ по делу ООО «Фирма «Мэри»», (возможность реконструкции при установлении умысла налогоплательщика на получение выгод от работы с «техническими» компаниями) определение по рассмотренному в тот же день делу ООО «Юг-Новый век» было несколько отставлено на второй план, в то время как оно обладает не меньшей значимостью для разрешения дел другой категории – квалификации имущества в качестве движимого или недвижимого для целей налогообложения.

Прежде всего, нужно оговориться и отдать должное коллегам из ВС РФ, которые, не имея отношения к первопричинам правоприменительной проблемы налоговых споров о движимом-недвижимом, коими, как представляется, выступают, прежде всего, неудачные законодательные решения, всеми силами стремятся найти выход из правого тупика и хоть сколько-нибудь повысить уровень определенности по данному вопросу.

Такое упорство в реализации намерения «навести порядок» (безотносительно степени его результативности), безусловно, заслуживает поддержки. Чего не скажешь о подходе ФНС РФ, которая, несмотря на декларируемую озабоченность проблемой и высказываемые на разнообразных площадках и в различных письмах добрые намерения в отношении спорного имущества определенных категорий (например, улучшений земельных участков), нисколько не снижает активность территориальных инспекций в переквалификации все более широкого круга объектов в недвижимые.

Правовая позиция высшего суда по комментируемому делу оставляет смешанные чувства. Представляется, что ВС РФ, пытаясь найти сбалансированное, справедливое и универсальное решение, достиг цели лишь отчасти.

С одной стороны, суд низвергает значение для налоговых целей гражданско-правовых критериев (прочность связи с землей, невозможность раздела вещи в натуре без разрушения, повреждения или изменения назначения, использование нескольких вещей по общему назначению), а также сведений ЕГРН, и ориентирует на использование формализованных бухгалтерских критериев признания имущества основным средством и ОКОФ, который отграничивает машины и оборудование от зданий и сооружений. Соответственно, по мысли ВС РФ, по общему правилу, машины и оборудование, принятые на учет в качестве отдельных основных средств, не подлежат обложению налогом на имущество.

С другой стороны, суд в ходе своих рассуждений обращает внимание на необходимость разграничения «инвестиций в обновление производственного оборудования и создание некапитальных сооружений от инвестиций в создание (улучшение) объектов недвижимости – зданий и капитальных сооружений». В этой связи, безусловно, отрадно, что некапитальные сооружения, по всей видимости, также должны освобождаться от налогообложения. Однако, именно критерий прочности связи с землей (который был ВС РФ дисквалифицирован) в соответствии с градостроительным законодательством позволяет отличить капитальные сооружения от некапитальных (см. п. 10.2 ст. 1 ГрК РФ).

Таким образом, если в отношении зданий, с одной стороны, и машин с оборудованием, с другой, наступила некоторая определенность (относительная, поскольку речь идет только об общем правиле, из которого существуют исключения – например, коммуникации в здании – оборудование, подлежащее налогообложению), то в отношении сооружений задача не решена.

Более того, можно сказать, что ситуация в данной части усложнилась – если ранее, после принятия ВС РФ известного определения от 12.07.2019 № 307-ЭС19-5241 (заявитель – ЗАО «Лесозавод 25») казалось, что единственным гражданско-правовым признаком, который можно и нужно исследовать для определения облагаемости налогом отдельных основных средств, является прочность связи с землей, то сейчас оказалось, что и этот признак, по мнению суда, является негодным. В этой связи становится совсем неясно, каким образом необходимо разграничивать необлагаемые «инвестиции в некапитальные сооружения» от облагаемых «инвестиций в капитальные сооружения».

Также, к сожалению, суд напрямую не отверг наиболее одиозный из имеющихся у налоговых органов критерий «технологической взаимосвязи». Да, из системного толкования текста комментируемого определения можно сделать вывод о том, что никакие признаки, характеризующие взаимосвязь (в т. ч. технологическую) основных средств между собой, не должны использоваться для признания тестируемого объекта облагаемым налогом, если он правомерно выделен в качестве отдельной инвентарной единицы. Однако, практика истолкования нижестоящими судами позиций ВС РФ (в частности, на примере дела Лесозавода 25) показывает, что они нечасто используют системное толкование текста определений высшего суда, игнорируя все то, что из них вытекает, но напрямую в них не отражено.

Подытоживая, комментируемое определение предлагает решение для множества спорных ситуаций квалификации имущества для налоговых целей, однако, исчерпывающим его назвать нельзя. Будем с интересом следить за развитием практики суда по данной категории споров (в том числе, по таким объектам как сооружения и улучшения земельных участков).

Николай Андреев, руководитель налоговой практики ЮК «Зарцын и партнеры»

Определение ВС РФ № 308-ЭС20-23222 от 17.05.2021 года, на мой взгляд, данное станет очередным поводом для витка противостояния налоговой и налогоплательщиков.

Кроме того, это замечательный показатель того, как в нужных ситуациях налоговые органы то вспоминают о фундаментальных понятиях гражданского права (вещь и принадлежность, сложная вещь и т.д.), так и забывают.

В этот раз, кажется, налоговые органы снова решили забыть.

Почему это интересно?

До того суды многие годы указывали не недопустимость вмешательства в экономическую целесообразность сделки со стороны налоговых органов. Все эти годы такое указание было скорее спасением для налогоплательщиков, теперь же стало способом борьбы с ними.

Аркадий Брызгалин, генеральный директор в Группе компаний «Налоги и финансовое право»

К сожалению, проблема налогообложения движимого/недвижимого имущества превратилась в настоящее время в своеобразную погоню за налогоплательщиком. Очень часто, налоговые органы, получив решение суда в свою пользу по какому-то объекту, немедленно начинают «тиражировать» дела по другим налогоплательщикам в поисках у него таких же объектов в целях их переквалификации и доначисления налогов.

Но самое главное то, что однозначного способа разрешения этой проблемы не существует. Даже если законодатель и судебная практика выработают более менее четкие критерии разделения имущества на движимое/недвижимое, всё равно возникнут «пограничные» ситуации, когда какие-то признаки объекта станут спорными, относящимися и «туда и сюда» и возникнет конфликт.

Однако невозможность окончательного разрешения проблемы не означает, что ей не надо заниматься.

Во-первых, исходя из современных реалий сам законодатель должен проявить инициативу, обобщить подходы судов и каким-то образом вмешаться в ситуацию посредством «правового регулирования».

Во-вторых, мне кажется, что и ФНС могла бы выйти с каким-то «обобщающим» письмом-разъяснением, в котором обозначить свою ведомственную позицию по этому вопросу и сориентировать налогоплательщиков. Как, например, было сделано ФНС по практике применения ст.54.1 НК РФ (см. письмо ФНС от 10.03.2021 № БВ-4-7/3060@).

И еще очень важный момент.

Я убежден, что большинство объектов, по которым возникают споры, действительно не имеют однозначных «критериев относимости». В этих условиях, нет ничего удивительного, что налогоплательщик учитывает объект в качестве «движимого» не в результате какого-то злонамеренного уклонения, а именно в результате своего упрощенного понимания.

Поэтому было бы очень хорошо, если бы налоговые орган, смог бы не только предложить методологию, или какой-то общий алгоритм разрешения спорных ситуаций, но и дать налогоплательщику время на исправление собственных ошибок.

Ведь это ненормально, когда налоговые проверки по налогу на имущество организаций начинают напоминать «поиск добычи», как, к сожалению, это сейчас не редко случается.

Совместная работа законодателя и практика, разумный срок на исправление ошибок позволят существенно снизить конфликтность этой темы и на порядок сократит количество налоговых споров, в которых сейчас, кстати никто не заинтересован.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector