Притяжение вторая часть как называется

woman 1848949 1920 Советы на день

Вторжение, 2020

И вот тут бы зрителю напрячься: если в «маленьком» «Притяжении» Бондарчук частично разнёс Чертаново, что же будет во втором фильме? А будет всё, если верить создателям картины, весьма эпично: космические корабли – лучше, конфликт – масштабнее, а спецэффекты ещё зрелищнее. Да и география нового фильма значительно шире: жители Камчатки и даже Венгрии смогут узнать на экране знакомые пейзажи.

Что характерно, Бондарчук просит не называть «Вторжение» сиквелом. По словам режиссёра, второй фильм был задуман как кинокартина в той же вселенной, с прежними героями – но сценарий должен был позволить зрителям, не видевшим «Притяжение», понять всё происходящее на экране без подсказок и лишнего напряжения.

Ежедневный грим Александра Петрова для съёмок во «Вторжении» занимал не менее 3 часов. Актёра преображали с помощью наращивания волос и нанесения временных татуировок. Кстати, такой сложный образ для своего героя Петров придумал сам, немало удивив съёмочную группу.

Первый фильм, «Притяжение», заработал в прокате свыше 1 миллиарда рублей, окупившись ещё до выхода в российский кинопрокат – благодаря продаже прав на иностранные релизы. Изначально права купили 74 страны, а затем география показов выросла. На данный момент считается, что с учётом цифрового релиза фильм увидели зрители более чем 90 стран.

Для съёмок «Вторжения» Министерство обороны РФ предоставило съёмочной группе тестовые образцы беспилотных автомобилей, которые на данный момент ещё не вышли в массовое производство.

Финал второго фильма переписывали более 10 раз. Изначально у «Вторжения» было более 70 драфтов сценария.

Оборонное ведомство выделило режиссёру Фёдору Бондарчуку постоянных консультантов, участвовавших в работе над деталями сценария и съёмочном процессе. Кроме того, на съёмках были использованы настоящие вертолёты, БТРы и роботы, предоставленные Минобороны РФ.

В работе над «Вторжением» участвовало две съёмочных группы. В одной было 200 человек, во второй – больше 80. В съёмках самых сложных и эффектных сцен было задействовано около 450 человек, единовременно находившихся на съёмочной площадке.

В процессе съёмок команда, работавшая над кинокартиной, проехала более 10 000 км. Работа велась на Камчатке, в Венгрии, а также в московском Сити, на Курской и в районе Красных ворот. Отдельные сцены снимали на строящемся участке Четвёртого транспортного кольца.

Актёр Юрий Борисов, чей персонаж появляется во втором фильме, прошёл многомесячные тренировки на полигоне и в тренажёрном зале, чтобы выглядеть убедительно в роли военного.

Российский актёр Александр Петров стал невероятно популярным и востребованным у зрителей именно после выхода «Притяжения», а затем – «Льда». Кстати, режиссёр кинокартины «Лёд» Олег Трофим планировал принять участие в работе над «Вторжением».

Большинство иностранных критиков оставили сдержанно-нейтральные отзывы после выхода «Притяжения», однако отдельные зарубежные киноэксперты оценили первую ленту очень высоко – поблагодарив создателей фильма за отсутствие мелодраматических клише.

Источник

Оператор рассказал о связи «Вторжения» с «Притяжением»

ftj

Фильм «Вторжение» перекликается с предыдущей картиной «Притяжение». Однако команда фильма в процессе работы об этом не задумывалась, рассказал оператор Владислав Опельянц.

kinopoisk.ru Vtorzhenie 3414094

«Он не мог быть абсолютно другой. Самое главное объединение этого сиквела — это режиссер, креативная команда», — цитирует его РЕН ТВ.

По словам оператора, команда не думала о том, чтобы сделать фильмы вместе или отдельно, и «делала всё от сердца».

Премьера «Вторжения» состоялась 23 декабря 2019 года в московском кинотеатре «Октябрь». В широкий прокат картина вышла 1 января.

Картина является продолжением ленты Бондарчука «Притяжение», вышедшей на экраны в 2017 году. Действие развивается спустя три года после событий оригинального фильма. По сюжету главная героиня Юлия в исполнении Старшенбаум обретает суперспособности после контакта с пришельцем, а затем становится объектом секретных исследований военных. Однако ее способности интересуют еще и инопланетян, в связи с чем над Землей нависла угроза вторжения.

Фильм «Притяжение», в центре сюжета которого первый контакт землян с инопланетянами, собрал в прокате более 1 млрд рублей при бюджете 380 млн. Как и первую часть, «Вторжение» сняла кинокомпания Art Pictures Studio. При производстве сиквела поддержку оказывали «Национальная медиа группа» (НМГ) и Фонд кино.

Источник

Рецензия на «Вторжение» — сиквел «Притяжения» Федора Бондарчука

upload 0 pic905 895x505 49231

Кадр из фильма «Вторжение» (2019)

Длинный рекап предыдущей серии в формате трехмерного слайд-шоу (повторять содержание мы не будем, но отметим, что местами похоже на клип Radiohead «House of Cards»). Цитата Стивена Хокинга: «Вселенная не значила бы так много, если бы не была домом для людей, которых ты любишь». Финские рыболовы наблюдают падение капсулы в море. С рыболовами ровным счетом ничего не происходит, больше они ни разу не появляются — надеемся на камео в триквеле.

После событий «Притяжения» прошло два года. За это время Юля (Ирина Старшенбаум) и Гугл (Евгений Михеев) поступили в университет, где Константин Богомолов читает философские лекции про искусственный интеллект. Еще вместо Макса Коржа теперь играет Сироткин (это большой плюс), а у героя Александра Петрова случился инсульт, поэтому теперь он не раздражающе орет весь фильм, а самым очаровательным образом кривляется (но чуть-чуть повопить ему все же дают).

upload 3 pic905 895x505 50613

Кадр из фильма «Вторжение» (2019)

Юля тоскует по возлюбленному инопланетянину Харитону (Риналь Мухаметов) и пребывает в полной уверенности, что тот улетел домой, не пообещав вернуться. Вскоре выясняется обратное, и на некоторое время в процесс вклинивается ремейк фильма «Сумерки», где Эдвард Каллен с обаятельной улыбкой всем рассказывает, что у него теперь есть дом, работа и огород. Воссоединиться с девушкой, которую иногда сдают на опыты в поликлинику при Минобороны, добродушный пришелец решил в связи с новой угрозой: нейросеть, написанная его сородичами, сочла Юлю угрозой и вознамерилась уничтожить.

Из всех отечественных новогодних премьер «Вторжение» — пожалуй, самая симпатичная. Во-первых, Федор Бондарчук от фильма к фильму оттачивает режиссуру по-голливудски, а это вполне себе повод для патриотической гордости: он у нас такой, в общем-то, один. Во-вторых, в конечном итоге это доброе развлекательное кино, не претендующее на донесение народным массам каких-то месседжей особой государственной важности (впрочем, потенциал для конспирологии есть, об этом ниже).

upload 1 pic905 895x505 35186

Кадр из фильма «Вторжение» (2019)

Если углубляться в смысловую составляющую, то она может показаться неоднозначной и противоречивой, но все не так критично, как в недавнем «Аванпосте», с которым «Вторжение» внезапно делит имя главного антагониста. Как мы помним, «Притяжение» довольно прямолинейно критиковало ксенофобию, с которым наше общество знакомо непонаслышке. Вторая часть то ли вовсе откладывает этот вопрос в сторону и срубает метафору под корень, то ли (что хуже) предлагает противоположную позицию: здесь пришельцы в лице прагматичного компьютера однозначно неправы.

Не вполне правы оказываются и бунтующие граждане. Симптоматично, что тема народных волнений и протестов так или иначе всплывает чуть ли ни в каждом третьем российском фильме или сериале последних лет. В «Притяжении» жители Северного Чертанова под влиянием местных гопников становились националистами и шли громить приезжих чертей из космоса. Два года спустя народный гнев обращается уже к одному из «своих», а кровожадность намерений заметно возрастает. Если пускаться в конспирологию, то можно еще вспомнить, что неделей раньше «Вторжения» в прокате стартовал «Союз спасения» (сценарист у обеих лент общий — Олег Маловичко), согласно которому декабристы были кучкой истеричных либералов, получивших по заслугам. Есть повод задуматься. В довесок к этому фильм Бондарчука можно интерпретировать как ленту про необходимость суверенного интернета (внешний враг в определенный момент компрометирует все цифровые средства связи), что тоже наводит на мысли. Сам режиссер, однако, говорит, что эту инициативу категорически не поддерживает.

upload 2 pic905 895x505 9856

Кадр из фильма «Вторжение» (2019)

Наконец, не совсем ясно, как воспринимать главную героиню в контексте современных общественных норм. «Притяжение» с оговорками можно было назвать фильмом с профеминистским уклоном: Юля обладала собственной (пусть и абсурдной) волей и собственными (пусть и абсурдными) желаниями, что в совокупности двигало весь сюжет. Вместо того, чтобы ждать, пока ее спасет инопланетный принц, она всю дорогу спасала его самостоятельно. Во «Вторжении» Юля почти всю картину занимает пассивную позицию, а предпринимают какие-либо действия только окружающие ее мужчины. В итоге, впрочем, героиня Старшенбаум решительно отвергает сложившийся вокруг нее патриархат и разражается пламенной речью на тему «Кто дал вам право». Как бы то ни было, главная отечественная критикесса-феминистка Мария Кувшинова считает, что «никакого сексистского зашквара» в ленте нет, поэтому будем считать вопрос до поры до времени закрытым.

Безусловно, в ином случае все эти несостыковки и неувязки изрядно бы раздражали, но вместо этого «Вторжение» почему-то умиляет, развлекает и веселит — а следовательно, успешно выполняет свою блокбастеровскую задачу. Главное — не стараться задумываться об этом слишком крепко. В любом случае, ближе к финалу все это становится совершенно неважно. Бондарчук эффектно сбрасывает на центр Москвы миллиарды литров воды (то есть, ненадолго превращает его в Петербург) и миксует «День независимости» Роланда Эммериха с его же «Послезавтра». Заключительная сцена и вовсе внешне и содержательно напоминает «Death Stranding» Хидео Кодзимы, прозванную симулятором курьера: один из героев бродит по горам в характерной желтой курточке и, в общем, доставляет кое-кому посылку. В известном смысле и Бондарчук — гений.

Источник

«Вторжение» Федора Бондарчука — блокбастер о важности критического мышления

С 1 января на российский прокат обрушится «Вторжение» Федора Бондарчука, которое расскажет, что еще инопланетяне придумали для России после «Притяжения» (2017). Всеволод Коршунов в заключительном номере «Искусства кино» за 2019 год рассказывает, на каких трех уровнях работает фильм и чему он может научить.

«Вторжение» Федора Бондарчука позиционируется как сиквел «Притяжения», но на деле оказывается не продолжением, а скорее антитезисом.

История, созданная сценаристами «Притяжения» Олегом Маловичко и Андреем Золотаревым, разворачивается спустя три года после приземления инопланетного корабля в Северном Чертанове. Жизнь персонажей кардинально изменилась: полковник Лебедев (Олег Меньшиков) стал генерал-лейтенантом, его дочь Юля (Ирина Старшенбаум) вместе с Гуглом (Евгений Михеев) поступила в МГУ, Артем (Александр Петров) оказался в тюрьме. Охранники, среди которых новый персонаж Иван (Юрий Борисов), не отходят от Юли ни на шаг: во-первых, теперь отец не допустит, чтобы с дочерью хоть что-нибудь случилось, а во-вторых, она участвует в исследованиях — как единственный человек, близко контактировавший с пришельцем. В этом уравнении не хватает как раз пришельца Хэкона (Риналь Мухаметов): последние кадры «Притяжения» содержали намек на то, что он выживет, и «Вторжение» не сразу, но оправдывает эти ожидания.

Внешнее действие, аттракционность, увлечение компьютерной графикой во «Вторжении» усилились: Апокалипсис теперь разворачивается не в отдельно взятом районе, а во всем городе, который превращается в новую Атлантиду. Основные точки катастрофы переместились в Москву-Сити и центр столицы, и это не могло не сказаться на визуальной ткани картины, за которую теперь отвечают оператор-постановщик Владислав Опельянц, художник-постановщик Андрей Понкратов и художник по костюмам Татьяна Долматовская: по сравнению с первой частью изображение стало еще более масштабным, глянцевым, эффектным. Сюжет то и дело прерывается шоу-стопперами — действительно впечатляющими эпизодами Нового Потопа.

К счастью, сюжет фильма вскоре совершает вираж, благодаря которому милитаристская риторика и повестка информационной войны остаются на поверхности, а в фокусе оказывается второй уровень концептуальной структуры — назовем его социальным. Выясняется, что нет никаких сотен атакующих пришельцев, а есть Ра — искусственный интеллект, который высчитывает вероятности и исполняет протокол защиты. И здесь фильм поднимает действительно важный вопрос: кто такой цифровой человек, как он устроен, как он взаимодействует со старым «ламповым», «аналоговым» миром? Девайс давно уже превратился в продолжение тела, забыть его дома означает потерять день, остаться без рук, информации, общения. Устройство стало выносным жестким диском, в котором хранится все, что не может вместить наш «встроенный диск» — мозг. Но какой из этих «дисков» управляет нашей жизнью? Мы сами с помощью хитроумных дигитальных приспособлений — бытовых роботов, голосовых помощников, навигаторов, планшетов и телефонов с тысячами уведомлений? Или эти приспособления давно помыкают нами?

Авторы фильма противопоставляют восстанию машин аналоговое советское прошлое, старый проводной мир, четко, слаженно, честно, «верой и правдой» служащий человеку. Военные разматывают километры проводов, инженеры включают эфирные передатчики, жители достают с антресолей пыльные дисковые телефоны.

Однако эти ностальгические интонации, став эмоциональной доминантой нескольких эпизодов, оказываются на периферии — фильм в очередной раз делает крутой вираж. В фокусе вновь современность: атаке девайсов можно противопоставить не только «ламповое» прошлое. Не менее эффективный ответ можно найти в современности.

Как в чудовищном потоке информации, который обрушивается на человека в XXI веке, отличить фейк от правды? Всему ли, что видишь на экране, нужно верить? И почему экранной картинке так легко удается убедить нас в самой немыслимой лжи?

Андре Базен одним из первых заговорил об иррациональной силе пленочного изображения — у воспринимающего возникает устойчивое ощущение, что он видел все это своими глазами. Роман Якобсон, опираясь на Августина Блаженного, находил важнейшее специфическое свойство кино в совмещении объекта изображения и самого изображения. За тысячелетия существования культуры человек привык к тому, что вещь (res) и знак этой вещи (signum) не совпадают, между ними всегда есть зазор. Слой краски на холсте, изображающий горы и деревья, не равен этим горам и деревьям в реальности; слово «дом» не равно ни одному зданию, которое пишущий может иметь в виду; мелодия, имитирующая птичье пение, не равна пению птиц на улице. Но в кино возникает иллюзия, будто изображение объекта и сам объект совпадают, склеиваются, слипаются в нечто единое. Как писал Пьер Паоло Пазолини, кинематографист берет «кирпичики», из которых состоит фильм, не из условного словаря, как писатель, а из самой реальности. Каждая вещь, показанная на экране, является одновременно и самой вещью, и частью образной системы фильма. Это и невероятное преимущество перед другими медиа, и чудовищное проклятие экрана — во все времена кино становилось инструментом искажения фактов, создания ложной картины мира, формирования образов «своего» и «чужого». Отдаваясь иррациональной силе достоверности экранного изображения, зритель верил, любил, ненавидел и до сих пор продолжает это делать.

Один из персонажей «Вторжения» иронично повторяет знаменитую формулу Чарльза Фостера Кейна из фильма Орсона Уэллса:

«Люди будут думать то, что я им скажу».

Эта формула работала в аналоговом мире и еще более успешно работает в цифровом: в безразмерной свалке фактов, комментариев, мнений очень сложно отличить реальное событие от фейкового. Противопоставить этому можно, пожалуй, только одно — критическое мышление.

Для кино XXI века это одна из важнейших тем. Разнообразные гибридные формы на стыке игрового и неигрового кино — псевдодок, мокьюментари, found-footage, докуфикшн — позволяют авторам заниматься изобретательным троллингом аудитории и сбивать привычный автоматизм восприятия. Вы все еще доверяете нам? Еще не догадались, что вас разыгрывают? Что нам сделать, чтобы вы наконец очнулись от «электрического сна наяву»?

Российское жанровое кино 2019 года тоже активно разрабатывает эту тему. Например, «Девятая» Николая Хомерики производит впечатление игры с мифологическим сознанием аудитории. Рассказчик оказывается ненадежным, нарративная инстанция мерцает, растворяется в воздухе, потом снова собирается по кусочкам, иногда оставляя пустоты в истории. Повествователь неоднократно подмигивает аудитории: вы все еще верите мне, серьезно? Фильм кажется игровым тестом на критичность мышления, проверку уровня доверчивости и восприимчивости ко всему, что кто-то кому-то демонстрирует на экране.

Авторы «Вторжения» поступают более радикально и включают эту проблему в сюжетную ткань фильма. Юля, оказавшаяся в ловушке из- за некритичности мышления окружающих, буквально кричит всему городу: проснитесь, оглянитесь, включите голову, вы слышите голоса тех, кто находится рядом с вами и говорит по телефону с другим человеком. Так чей голос вы слышите? Кто с вами говорит? Кто отдает приказы? И почему вы ему верите?

Но толпа эмоционально взвинчена, поэтому слепо доверяет авторитетам, игнорирует альтернативные источники, не верифицирует факты. И искусственный интеллект умело использует это, давит на уязвимые точки, отключает критичность мышления. Особенно остро это показано в линии Ивана, который должен по приказу генерала Лебедева охранять Юлю, но, как и все остальные, начинает видеть в ней врага. Свой выбор Иван делает уже на третьем уровне концептуальной структуры фильма — психологическом.

В фокусе финальной части картины проблема сепарации от родительской фигуры. Каждый из нас связан незримыми нитями, своеобразной психологической пуповиной с родителями, и для того, чтобы повзрослеть, стать самостоятельным, нужно эту пуповину разорвать. Во «Вторжении» значимой родительской фигурой оказывается отец. В случае с Иваном — отец символический, генерал Лебедев. В случае с Юлей — самый что ни на есть буквальный. Если притяжение в первом фильме воспринималось как метафора слияния, неразличения «я» в некоей общности «мы», то вторжение во второй картине становится образом бунта против родительской фигуры, взрыва сепарационной агрессии. Юля выросла, но гиперопека не только не уменьшилась, но, наоборот, возросла. В «Притяжении» Юля нуждается в отце, страдает от того, что тот лишь формально присутствует в ее жизни, пытается обратить на себя его внимание и в финале возвращается в отцовские объятия, в мир контроля и опеки. Название второго фильма — «Вторжение» — означает, что этот мир будет атакован. Ра превращается в метафору внутреннего состояния Юли, ее готовности к бунту, внешнее ее желания отвергнуть, обесценить, разрушить отцовский мир. Но постепенно Ра — мощный искусственный интеллект, всезнающий, всеведущий, сверхсознание будущего — начинает восприниматься как еще одна отцовская фигура, от которой нужно сепарироваться теперь уже Хэкону.

Однако Хэкону предстоит не только сепарация. Подобно Хари из «Соляриса» Тарковского, он проходит трансформацию и превращается из существа, похожего на человека, в настоящего homo sapiens. Любовь

Хэкона к Юле, как и любовь Хари к Крису, делает его человеком в самом обыкновенном земном смысле — несовершенным, несдержанным, способным испытывать эмоции и поддаваться им. Иван, персонаж Юрия Борисова, проходит подобный же путь, но с другим знаком: из рациональной машины, слепо подчиняющейся приказам, он превращается в человека, отключившего разум и неспособного противостоять эмоциям.

За синтез рационального и эмоционального, эгоистичного и альтруистичного, «я» и «мы» отвечает, как это ни парадоксально, персонаж Александра Петрова. Вектор развития этого характера удивляет: его трансформационная арка, пожалуй, самая значительная — но, поскольку экранного времени ему досталось не так много, не всегда мотивированная.

В этом смысле «Вторжение» противоположно не только «Притяжению». Оно резко выделяется на фоне «патриотических блокбастеров» от «Легенды No 17» и «Движения вверх» до «Танков» и «Т-34», верстающих из разрозненных «я» новое «мы», фигуру нового слияния, некоей общей социальной идентичности. Зритель «Вторжения» проходит обратный путь от «мы» к «я», от упрощенной черно-белой картины мира и милитаристских клише к критическому мышлению и сепарации, взрослению и я-идентичности.

Следующий вероятный шаг, как утверждают психологи, — к близости, то есть не растворение «я» в «мы», а взаимоуважительное сосуществование сепарированных «я», принятие инаковости и непохожести всех и каждого. Ждать ли нам третьей части, синтеза тезиса-«Притяжения» и антитезиса-«Вторжения»? Эта часть могла бы называться «Принятие». Или «Осознание». Хотя честнее было бы назвать ее «Страдание» или «Отчаяние», потому что принятие и осознание легко достижимы только в кино. Поэтому — пока разобраться бы с попыткой взросления во «Вторжении».

Читайте также:

Источник

Притяжение 2 (Вторжение)

prityazhenie

Режиссеро Федор Бондарчук в мае 2019 представил зрителям трейлер на русском языке фантастического фильма «Притяжение 2 / Вторжение» (2020). Кинокартина станет продолжением отечественного блокбастера «Притяжение», вышедшего на киноэкраны в 2017 году. Бондарчук официально заявил, что намерен снять вторую часть еще в феврале 2017 года. В предыдущей части социально-фантастической картины речь шла о вторжении инопланетян на территорию московского Чертаново и о сложных взаимоотношениях между людьми и инопланетным разумом.

Рейтинг ожидания второй части по КиноПоиску составляет 38%.

Жанр: фантастика

Режиссер: Федор Бондарчук

Премьера в России: 1 января 2020

Актеры: Ирина Старшенбаум, Александр Петров, Риналь Мухаметов, Олег Меньшиков и др.

Кассовый прокат первой части кинофильма составил свыше 1 миллиарда рублей, а права на прокат первого «Притяжения» приобрели 74 страны. Сможет ли продолжение побить этот рекорд?

tarelk

Сюжет

События новой кинокартины разворачиваются спустя три года после первого контакта жителей российской столицы с инопланетянами. Падение инопланетного корабля в Чертаново полностью изменило жизнь главной героини, Юлии Лебедевой. Все ее представления о мире и вселенной перевернулись с ног на голову, как и у большинства населения Земли. Люди не до конца оправились от предыдущей встречи с пришельцами. Как человечество перенесет второе пришествие инопланетян?

Зрители, прочувствовавшие сюжет первой части, затаили дыхание в ожидании трейлера фильма «Притяжение 2» на русском языке.

ozhidaniya

Режиссер и съемочный процесс

Съемки продолжения фантастической картины уже начались в августе 2018 года в Подмосковье. На нескольких телеканалах уже показали кадры съемочного процесса. Режиссер фильма Федор Бондарчук (на его счету режиссура таких фильмов, как «Сталинград», «Обитаемый остров», «9 рота») не раскрывает всех карт, но намекает журналистам, что есть вероятность участия в кинофильме звезды мирового масштаба.

В любом случае зрителей ждут грандиозные спецэффекты, непредсказуемые повороты сюжета, мастерская игра актеров и экшн. О фильме говорят не только в отечественных средствах массовой информации, но и в зарубежных, а продюсеры надеются, что кассовый сбор продолжения кинокартины составит свыше 2 миллиардов рублей.

Предварительная дата выхода фильма «Притяжение 2» (2019) – 26 декабря 2019 года.

Актерский состав

Стоит отдельно рассказать об актерах и их ролях в фильме «Притяжение 2» 2019 года. Основной актерский состав картины не изменился:

aktersk

Интересные факты

Представляем будущим зрителям некоторые интересные факты о предстоящем фильме и его создателях:

Работа над новым фантастическим блокбастером Федора Бондарчука в самом разгаре, трейлер на русском языке уже вышел, и зрители ждут премьеры 2-ой части «Притяжения» – “Вторжение” (дата выхода – 1 января 2020). Что же будет с Юлией Лебедевой и Хэконом? Смогут ли люди и пришельцы мирно сосуществовать? Об этом и многом другом зрители узнают уже в начале 2020 года в новогодние празднкии.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector